Николай Скрицкий


100 великих адмиралов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы с вами, уважаемые читатели, познакомились с биографиями ста моряков, которые возглавляли флоты в сражениях и войнах, оказывали большое влияние на развитие морских сил в своих странах и во всем мире. Не все они носили адмиральские звания и регалии, ибо война на море появилась значительно раньше, чем слово «адмирал».

Деятельность флотоводца менялась от века к веку. Когда?то те, кто вел в сражение гребные эскадры древних Греции и Рима, могли видеть своего противника в лицо и сами нередко брались за оружие. В Средние века, с появлением артиллерии, расстояние между сражающимися кораблями возрастало все больше и больше, а абордажные бои становились реже и реже. От командующих флотами и эскадрами требовалось уже не столько умение воина, сколько знания, необходимые для морской службы. Шли столетия, и в начале XX века сражение вели нередко корабли, видевшие противника издали, у горизонта, а позднее — и за горизонтом. Все чаще флотоводцам приходилось руководить боевыми действиями с суши при помощи радиосвязи. Так действовали, в частности, Редер и Дёниц. Теоретическая подготовка, ставшая необходимым дополнением к морскому искусству, приобретала все большее значение. В ракетно?космическую эру, когда удары по берегу и другим кораблям суда наносят с больших расстояний, флагманы зачастую вообще оказываются за пределами воздействия оружия неприятеля. Однако не меняется та тяжесть моральной ответственности за судьбы кораблей и людей, которая лежала на флотоводцах с древнейших времен.

Далеко не каждый адмирал добивался успехов благодаря предложенным им новшествам. Тем более выделяются: Фемистокл и Перикл, как создатели морского союза и постоянного флота главной силы этого союза; Дуилий, десантные мостики которого сделали римские корабли с легионерами грозной силой в морских сражениях; Рюйтер, впервые прорезавший строй неприятеля и громивший отрезанную часть; адмиралы, первыми поставившие в два огня часть неприятельского флота, использовавшие брандеры и другие средства и способы ведения войны на море.

Благодаря теоретикам (П. Госту, Клерку, Мэхэну и другим) опыт предшествующих поколений приходил к следующим. В действиях В.Я. Чичагова, Г. Нельсона и других флотоводцев XVIII–XIX столетий видны отзвуки событий как весьма отдаленных, так и происходивших в годы англо?голландских войн. Но случалось, что тактические достижения прошлого забывали. К примеру, жесткое следование канонам линейной тактики в британском флоте, который считали образцом, долгое время не позволяло адмиралам вносить что?то новое, и маневры Рюйтера с большим трудом нашли свой путь к применению. Адмирал Бинг, казненный из?за неудачи в Менорском сражении, был лишь одним из многих, кто потерпел неудачу при попытке усовершенствования линейной тактики. На его счету есть и успехи, но в данном случае он столкнулся с серьезным противником, а подчиненные подвели его. Казнь его носила политический характер, но надолго заставила английских флотоводцев избегать новшеств в тактике.

В историю вошли десятки адмиралов, известных как крупными победами, сыгравшими серьезную роль в жизни их государств, так и серьезными поражениями. Последние также есть смысл рассматривать, ибо поражение — это противоположность победе, и при иных обстоятельствах победители и побежденные могли поменяться местами.

Велика ли личная вина Персано, если он, не получив достаточной подготовки, был поставлен во главе далекого от совершенства флота и получал неопределенные указания, которые не мог исполнить, имея помощников, которые с ним служили?

Многие адмиралы получали возможность продемонстрировать свои военные способности в единственном сражении и потому не так знамениты, как те, кто одерживал победу за победой. Иным не позволяли использовать флот как активное орудие их правительства, избегавшие рисковать дорогостоящими кораблями (Ингеноль, Шеер). Немногие, подобно Эссену, рисковали проводить свою линию в стратегии вопреки руководству страны.

Как правило, существовали адмиралы двух типов. Флотоводцы типа Нельсона решительно атаковали противника, нередко все силы вкладывая в рискованный, но сулящий громкую победу удар, как это было при Абукире, Копенгагене и Трафальгаре. При внезапном изменении обстановки эти блестящие победы могли стать поражениями, ибо во всех этих случаях чаша весов колебалась. Неудачи случались и у Нельсона, а увлекавшегося сражением Корнелия Тромпа неоднократно приходилось спасать.

Наиболее стабильных результатов добивались те адмиралы, которые не лезли в бой необдуманно, под влиянием эмоций, а терпеливо дожидались, когда сложатся благоприятные обстоятельства. Так действовал Рюйтер, который до времени скрывался при береге за мелями и камнями, но, получив попутный ветер, решительно атаковал и добивался победы над превосходящим противником.

Такую тактику применяли и более осторожные адмиралы, которые ставили своей целью добиваться стратегических задач при минимальных жертвах. Используя искусственные и естественные прикрытия, адмирал В.Я. Чичагов в Ревельском сражении отразил нападение вдвое большего шведского флота и нанес ему поражение, а затем вовремя появился на поле Красногорского сражения и блокировал шведов в Выборгском заливе.

Не всегда для решения стратегической задачи требовалось кровопролитное сражение. После нерешительного Эландского боя Чичагов заставил шведов укрыться до конца года на базе и овладел морем точно так же, как в предшествующем году С.К. Грейг, но с меньшими потерями.

Не всегда талантливые флотоводцы были людьми безупречной морали. К примеру, Лисандр в столкновении с гражданами Афин пошел на прямую измену. Далеко не безупречен оказался адмирал Нельсон, который не раз демонстрировал недисциплинированность и жестокое вероломство по отношению к жителям Неаполя. Взгляды адмиралов на мораль со временем менялись. Если в Средние века многие из них грешили откровенным пиратством и жестокостью (да Гама, Дрейк и многие другие), то позднее эти пиратские наклонности скрывались. Однако еще в середине XIX века англичане при набегах на берега России в ходе Крымской войны не гнушались грабежом и вели себя как в завоеванной колонии, а адмиралы не препятствовали своим подчиненным.

Изучение биографий адмиралов показывает, что многие из них получали высокие назначения на флоте, не располагая необходимой подготовкой. Часто при нехватке надежных моряков для командования эскадрами направляли кавалерийских начальников, видимо, считая их достаточно пригодными для командования в бою. Таковы были Блейк и Руперт в Англии, де Рибас в России, первые командующие германского броненосного флота, Дин Жу?чан во флоте китайском. Действия кавалерии, очевидно, признавали в какой?то мере подобным передвижению и бою эскадр. Однако морская служба не позволяла переносить опыт службы в сухопутных войсках и использовать его на море, и новоиспеченным флотоводцам требовалось время, чтобы освоить специфику морских сражений и получить знания, которые настоящие моряки приобретали за годы жизни. Де Рибас добивался основных побед на реках. Но победы Блейка и Руперта перемежались с поражениями. Дин Жу?чану так и не довелось стать победителем, а д'Эстен сделал гораздо меньше, чем мог.

Адмиралы, люди, как правило, опытные, часто решали широкий круг задач, включая дипломатические переговоры, штурм крепостей и высадку десантов. Классическим стало взятие Ионических островов и сильной крепости на Корфу силами преимущественно эскадры Ф.Ф. Ушакова. Но он же решал и важные политические вопросы, вплоть до подготовки конституции учрежденной им на Ионических островах республики. Генерал?адмиралу Ф.М. Апраксину приходилось не раз командовать боевыми действиями как на море, так и на суше, вести дипломатические переговоры с иностранными флотоводцами.

Многие адмиралы обладали достаточным образованием, чтобы сверх командования на море и на суше заниматься делами административными и кораблестроением, а то и научными работами. В России первым корабельным инженером являлся Петр Великий. Головин и Апраксин тоже руководили кораблестроением. В Англии Фишер, а в Германии Тирпиц стали создателями флотов из дредноутов. А.С. Грейг, кроме вклада в теорию и практику кораблестроения, известен как астроном.

История показывает, что необходимо и флот, и тех, кто будет им управлять в годы войны, готовить заранее. Наилучших результатов добивались адмиралы, начинавшие морскую службу с молодых лет и прошедшие ее с низших чинов до адмиральских. Среди таких были Тромпы и Рюйтер, Ушаков и Чичагов, Нельсон и многие другие, составившие славу своих флотов.

В наше время, когда постройка Российского флота, соответствующего статусу великой державы, еще впереди, следует подумать о будущих моряках и флотоводцах. Наполеон, Суворов и другие полководцы считали, что лучшей подготовкой для них служило изучение походов великих предшественников. Эта книга, дающая некоторое представление о выдающихся адмиралах всего мира, — одно из средств для предварительной подготовки будущих создателей и водителей отечественного флота.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы