100 великих библейских персонажей

Константин Владиславович Рыжов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Давид

Однажды Господь сказал Самуилу: «До каких пор ты будешь печалиться о Сауле, которого Я отверг? Наполни твой рог елеем и пойди в Вифлеем. Я пошлю тебя в дом старейшины Иессея, сына Овида, внука Вооза и Руфи, ибо между его сыновьями я нашёл того, кто станет царём вместо Саула». Самуил отвечал: «Как же я пойду? Саул услышит о том, что я сделал, и убьёт меня». Господь сказал: «Возьми с собой телицу и объяви народу, что идёшь приносить жертву. Тогда никто не заподозрит о твоём намерении».

Самуил сделал так, как велел Господь. Когда он прибыл в Вифлеем, то старейшины вышли ему навстречу, и Иессей был среди них. Самуил узнал его и пригласил к жертвоприношению. Едва они пришли к нему в дом, Самуил взглянул на сыновей Иесеевых, но Господь сказал: «Нет среди них того, которого Я избрал». Самуил спросил Иессея: «Все ли дети здесь?» Иессей отвечал: «Есть ещё меньший сын, но он пасёт овец». Самуил велел: «Пошли за ним, ибо мы не сядем без него обедать». Иессей послал слугу, и тот привёл Давида, самого младшего его сына. Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицом. Господь сказал: «Встань, помажь его, ибо это он». Самуил взял рог с елеем и помазал Давида среди его братьев. С тех пор Господь покровительствовал сыну Иессея, а Саула оставил.

Филистимляне напали на Израиль и расположились станом в Ефес-Даммиме, во владениях колена Иудина. Саул вышел навстречу врагу со многими израильтянами. И были с ним Елиав, Аминадав и Самма, братья Давидовы. Давид же по-прежнему пас стада своего отца в Вифлееме. Как-то раз Иессей сказал Давиду: «Возьми эти хлеба и отнеси поскорее братьям в стан, а эти десять сыров отнеси к их начальнику и узнай, здоровы ли братья твои». Давид встал рано утром, поручил овец сторожу, а сам, взяв ношу, двинулся в путь, как приказал ему Иессей, и пришёл к обозу, когда войско евреев построилось против филистимлян и с криком готовилось к сражению. Давид оставил ношу обозному сторожу, прибежал в ряды, нашёл братьев и стал расспрашивать их о здоровье. Когда он разговаривал так с ними, из строя филистимлянского выступил великан по имени Голиаф, весь закованный в броню, и стал кричать израильтянам: «Зачем вы вышли воевать? Разве мало были вы нашими рабами, что хотите ещё раз искушать богов? Дайте мне человека, с которым я мог бы сразиться один на один. И когда я убью его, все увидят, насколько филистимляне превосходят евреев, и посрамлены будут полки израильские».

Давид сказал людям, стоящим рядом с ним: «За кого принимает себя этот филистимлянин, что так поносит нас перед лицом нашего Бога? И как можете вы терпеть его высокомерие? Почему никто до сих пор не принял вызов?» Елиав, брат Давидов, услышал его слова, рассердился и закричал: «Лучше бы ты оставался дома, пас овец и не позорил нас своим хвастовством». Давид отвечал: «Чего нам пререкаться попусту? Если все боятся этого филистимлянина, я выйду против него и поражу его».

Воины пересказали слова Давида царю. Саул призвал его к себе и сказал: «Разве ты не видишь, кто стоит пред тобой? Это муж большой доблести и силы, а ты юноша, ещё ни разу не бывавший в битве. Смири своё сердце и успокойся». Но Давид возразил: «Когда я пас овец моего отца, то без страха выходил с пращой против медведей, львов и убивал их. Господь, который избавлял меня от зубов хищника, избавит меня от руки этого филистимлянина». Саул увидел, что он твёрдо решился на битву, и сказал: «Иди, да будет Господь с тобою». Давид взял посох, выбрал пять гладких камней из ручья, положил их в пастушескую сумку, которая была с ним, а потом с сумкою и с пращой выступил против Голиафа.

Филистимлянин с презрением посмотрел на Давида и сказал: «Что ты идёшь на меня с палкою и камнями? Разве я собака?» Давид отвечал: «Нет, ты хуже собаки». Голиаф пришёл в гнев и воскликнул: «Подойди ко мне, и я отдам твоё тело на съедение птицам небесным и зверям полевым». Давид же отвечал Голиафу: «Ты идёшь против меня с мечом, копьём и щитом, желая лишь себя самого прославить, а я вышел против тебя безоружный во имя Господа Бога моего и всех сынов Израилевых, которых ты поносил перед Его лицом. Ныне Господь передаст тебя мне в руки. Я убью тебя и прославлю народ мой и Бога моего».

Давид скинул пращу с плеча, вложил в неё камень и метнул его из пращи. Камень, пущенный его рукой, поразил филистимлянина прямо в лоб. Голиаф упал и умер на месте. А Давид взял его меч и отсёк великану голову. Филистимляне, увидев, что силач их умер, побежали. А израильтяне преследовали их до самых ворот Аскалона.

После победы Давида призвали к Саулу, и он пришёл к нему, держа в руках голову Голиафа. Саул спросил: «Чей ты сын, юноша?» Давид отвечал: «Сын раба твоего Иессея из Вифлеема». Тогда Саул послал вестника к Иессею и велел передать ему: «Твой сын больше не будет пасти овец, ибо в награду за его доблесть я беру его к себе оруженосцем».

Давид стал близким человеком Саула и женился на его дочери Мелхоле. Везде, куда бы ни посылал его царь, он действовал благоразумно, так что вскоре сделался первым полководцем Израиля. Народ любил его и охотно сражался под его начальством. В войне с филистимлянами Давид неизменно одерживал победы. Прошло немного времени, и его слава затмила славу самого Саула. Однажды, когда царь возвращался из похода, израильские женщины вышли ему навстречу с песнями и плясками. Играя на тимпанах и кимвалах, они восклицали: «Саул убил тысячи филистимлян, а Давид — десятки тысяч». Саул услышал эту песню и сильно огорчился. Он сказал: «Давиду дали десятки тысяч, а мне тысячи; для полного торжества ему недостаёт только царства». С этого дня царь стал подозрительно относиться к Давиду. Он увидел, что Бог во всём покровительствует сыну Иессея, и подумал: «Самуил предрёк мне, что Господь отнимет у меня царство и отдаст тому, кто лучше меня. Уж не Давиду ли Он собирается вручить власть над моим народом?» Так проник Саул в замыслы Господа и с тех пор искал только случая погубить Давида. Прежде всего, он удалил его от себя и сделал тысяченачальником. Царь надеялся, что Давид погибнет в одном из сражений, но тот был очень благоразумен и умело избегал опасностей.

Тогда Саул позвал к себе своего сына Ионафана и велел ему убить Давида. Но Ионафан, горячо любивший сына Иессея, сказал Давиду: «Не знаю почему, но отец мой затаил на тебя великий гнев и ищет только случая убить тебя. Скройся пока от его глаз, а я постараюсь смягчить его сердце». Давид скрылся, а Ионафан пошёл к отцу, говорил о Давиде много хорошего и смягчил его сердце. Саул сказал: «Богом клянусь, что Давид не умрёт». Но прошло немного времени, и Саул опять стал искать способ убить Давида. Сын Иессея почувствовал исходящую от царя угрозу, пришёл к Ионафану и сказал ему: «Не знаю, что я сделал твоему отцу и в чём я перед ним провинился, но только вижу, что он изменился в лице и смотрит на меня не так, как раньше». Ионафан стал успокаивать его, но Давид сказал: «Один только шаг между мной и смертью. И если ты мне не веришь, давай испытаем твоего отца. Завтра я скроюсь в поле, и не буду сидеть вместе с царём за столом, как это делал всегда. Когда Саул заметит моё отсутствие и спросит: „Где Давид?“, ты скажи: „Я отпустил его к отцу домой, ибо он отпросился у меня в Вифлеем“. Посмотрим, как отнесётся к этому твой отец. Если он останется спокоен, значит мои тревоги пустые, но если он рассердится на тебя и будет бранить за то, что ты отпустил меня, значит я прав, и он собирается меня умертвить».

Ионафан согласился сделать всё так, как предложил Давид. Через два дня Саул заметил, что Давид больше не обедает за столом. Он спросил у Ионафана: «Почему сын Иессеев не пришёл к столу ни вчера, ни сегодня?» Ионафан отвечал: «Давид отпросился у меня в Вифлеем». Когда царь услышал это, то пришёл в неистовый гнев и воскликнул: «Сын негодный и непокорный! Думаешь, я не понимаю, что ты подружился с сыном Иессеевым и скрываешь его от меня? Но того ты не видишь, что, пока жив Давид, не может быть спокойного царствия ни у меня, ни у тебя! Пойди и приведи его ко мне, ибо пришло ему время умереть!» Ионафан отвечал с негодованием: «За что умерщвлять его? Что сделал тебе этот юноша, любимый Богом и народом израильским? Скажи мне, в чём его вина?» Саул увидел, что сын не слушается его, и пришёл в ещё большую ярость. Он схватил копьё и бросил его в Ионафана, но не попал. Ионафан же в великом гневе ушёл из-за стола.

Ионафан послал сказать Давиду: «Беги и больше никогда не показывайся на глаза моему отцу. Он думает лишь о том, как погубить тебя». Давид отправился в путь и явился в Номву к священнику Ахимелеху. Тот спросил: «Почему ты один и никого с тобою нет?» Давид отвечал: «Царь поручил мне важное дело, такое, какое нельзя поручить никому другому. Поэтому я оставил своих людей неподалёку отсюда. Но теперь мы должны ехать дальше и я хочу взять у тебя хлеба на дорогу». Ахимелех дал ему хлеба. А Давид спросил: «Нет ли у тебя под рукой копья или меча? Я не взял с собой никакого оружия, так как поручение царя было очень срочным». Священник сказал: «Вот меч Голиафа, которого ты поразил. Если хочешь, возьми его, а другого оружия у меня нет». Давид взял меч Голиафа, хлеб, ушёл в пустыню и жил там. Когда услышали об этом братья Давида и все его родичи, то пришли к нему и стали жить с ним. И собрались к нему все притеснённые и все должники, и все огорчённые душою, и сделался он начальником над ними, и было с ним около четырёхсот человек.

Доик Идуменянин находился в скинии, когда Ахимелех говорил с Давидом. От него царь узнал об их встрече. Саул велел привести к себе Ахимелеха и сказал ему: «Для чего вы сговорились против меня, ты и сын Иессея, что ты дал ему хлеба и меч?» Ахимелех возразил: «Кто из всех твоих рабов верен тебе более Давида? Мог ли я подумать, что ты ищешь его для того, чтобы казнить?» Однако его оправдания не убедили царя. Саул воскликнул: «За то, что ты злоумышлял против меня с Давидом, я приговариваю тебя к смерти. Ты и весь твой дом — все должны умереть!» После этого он приказал телохранителям: «Ступайте и перебейте всех священников Господних, ибо они заодно с врагом моим Давидом». Но люди царя не решились на такое страшное преступление. Тогда Саул обратился к Доику Идуменянину и приказал ему: «Ступай ты и умертви священников!» Доик тотчас отправился в Номву, напал на священников и перебил в один день триста пять человек: мужчин, женщин, юношей и младенцев. Спасся только Авиафар, сын Ахимелеха, который бежал к Давиду и укрылся у него.

Вскоре царю донесли, что Давид живёт в пустыне Ен-Гадди. Тогда Саул взял с собой три тысячи человек и пошёл искать Давида. По пути он зашёл в пещеру по нужде и сидел там во время дневного жара, не зная, что Давид со своими людьми скрывается тут же. Тогда стали говорить Давиду его люди: «Вот, Господь отдал врага твоего тебе в руки. Встань и убей его, пока нет рядом с ним никого, кто бы мог его защитить». Но Давид воскликнул: «Как вы можете говорить такое? Разве я посмею поднять руку на царя нашего, помазанника Божьего?» Он запретил своим людям нападать на Саула, сам же незаметно пробрался к царю и отрезал край его одежды. А когда Саул встал и вышел на дорогу, Давид вышел следом и закричал: «Господин мой, царь!» Саул оглянулся назад, и сказал ему Давид: «Зачем ты слушаешь тех людей, которые говорят обо мне зло? Зачем ты ищешь, как убить меня, ведь я никогда не был твоим врагом. Посмотри сюда — видишь в руках у меня край твоей одежды. Сегодня, когда я отрезал его, я мог убить тебя, но не сделал этого. Почему же ты мне не веришь и подозреваешь меня в вероломстве?»

Когда Саул услышал эти слова, то склонил голову и сказал: «Ты правее меня, сын мой. Ты делаешь мне добро, я же не могу ответить тебе на это ничем, кроме зла. Сегодня ты доказал, что ты милостивее и лучше меня, но как раз это больше всего меня и мучит. Теперь уже нет сомнения, что Господь отдаст тебе царство Израильское после моей смерти. Между мной и тобой не может быть мира, но поклянись мне, что ты не будешь мстить моим детям за то зло, которое я причинил тебе!» Давид поклялся в этом Саулу, и разошлись они каждый в свою строну: Саул в свой дом, а Давид в пустыню Фаран.

Некоторое время спустя люди пришли к Саулу и сказали: «Ты ищешь Давида, а он прячется от тебя на холме Гахила». Саул взял с собой три тысячи отборных мужей, поехал к Иесимону и расположился на холме Гахила при дороге. Ночью, когда все воины царя уснули, Давид с некоторыми из своих людей пробрался в его шатёр. Тут они увидели спящего Саула, а у его изголовья копьё, воткнутое в землю, и говорили Давиду: «Бог ныне предал твоего врага тебе в руки, позволь нам пригвоздить его копьём к земле». Но Давид сказал: «Не убивайте его, ибо Господь отмстит за смерть Своего помазанника». И не тронул Давид Саула, а взял только его копьё, сосуд с водой и вышел из шатра. Взойдя на соседнюю гору, он криком разбудил людей, что спали в лагере, и сказал им: «Что же вы не бережёте вашего царя? Посмотрите, где его копьё и сосуд, стоявший у его изголовья».

Саул узнал голос Давида и понял, что тот опять имел возможность погубить его, но не воспользовался ею. Сердце его наполнилось скорбью, и он сказал: «Согрешил я, не бойся меня, сын мой Давид, ибо не буду больше делать тебе зла. Господь предал меня в твои руки, но ты сохранил мне жизнь, так как сердце твоё чисто, а душа — благородна. За это и любит тебя народ израильский, и Господь благоволит к тебе».

Давид укрылся в земле филистимлянской и жил у царя Гефы Анхуса. По прошествии года с небольшим Анхус созвал все свои войска для войны, чтобы воевать с Израилем. Филистимляне собрались и встали станом в Сонаме. Саул также собрал весь народ израильский и стал станом на Гелвуе. Он увидел, что филистимлян бесчисленное множество, встревожился и стал просить Господа открыть ему исход битвы. Но Господь ничего не отвечал ему. Тогда Саул повелел слугам разыскать для него женщину-колдунью и вскоре узнал, что неподалёку, в Аэндоре, живёт одна из таких волшебниц. Саул скрыл свою внешность, пришёл к ней и сказал: «Прошу тебя, поворожи мне и выведи того, о ком я скажу». Женщина спросила: «Чью душу вызвать тебе?» А он отвечал: «Самуила выведи мне с того света, хочу говорить с ним».

Женщина принялась колдовать, и явился им старец, одетый в длинную одежду. Саул узнал Самуила, пал перед ним на землю и поклонился. Самуил спросил: «Для чего ты тревожишь и вызываешь меня?» Саул отвечал: «Тяжело мне очень. Филистимляне воюют против меня, а Бог отступил от меня и более мне не отвечает, поэтому я и вызвал тебя, чтобы ты научил, что мне делать». Самуил сказал: «Для чего ты обращаешься ко мне, когда Сам Господь стал твоим врагом? Господь сделает то, что говорил через меня: отнимет царство из твоих рук и отдаст ближнему твоему Давиду. И предаст Господь израильтян вместе с тобою в руки филистимлян: завтра ты и сыны твои будете со мною».

Услышав эти страшные слова, Саул упал всем телом на землю. Он совсем лишился сил от горя и страха. Но женщина пришла к нему на помощь, подняла его и дала хлеба, чтобы он поел. Саул укрепил силы едой и ушёл в ту же ночь к своему воинству.

На другой день филистимляне напали на израильтян, и была между ними жестокая битва. И побежали мужи израильские перед филистимлянами. И убили филистимляне сыновей Саула — Ионафана, Аминадава и Малхисуа. Сам Саул был изранен стрелами и сказал своему оруженосцу: «Обнажи твой меч и заколи меня, чтобы не пришли филистимляне и не издевались надо мною». Но оруженосец не послушался царя, боясь прогневить Господа. Тогда Саул взял свой меч и сам пронзил им свою грудь. Оруженосец его, увидев, что царь умер, бросился на свой меч и умер вместе с ним. Так погибли в один день Саул и три его сына.

Когда весть о поражении израильтян достигла Давида, он разорвал свои одежды, рыдал, плакал, и постился до вечера, скорбя о Сауле и Ионафане. Все люди, бывшие с ним, также скорбели и плакали, поминая царя. После этого Давид пошёл в город Хеврон и поселился там. Вскоре туда собрались мужи из колена Иудина и провозгласили Давида царём над собой. Но остальные одиннадцать колен не признавали Давида, так как Авенир, стоявший тогда во главе израильской армии, возложил царский венец на голову сына Саулова Иевосфея (1008–1001 гг. до Р. Х.).

Так в течение семи лет у Израиля было два царя: Иевосфей — в Маханаиме, а Давид — в Хевроне. У Иевосфея было два предводителя войска — братья Баан и Рихав. Однажды в жаркий полдень они пришли к дому царя и вошли внутрь. Иевосфей лежал на своей постели и спал. Братья, приблизившись к нему, пронзили его своими мечами. Вслед за тем они отрубили несчастному голову, явились к царю Давиду и сказали ему: «Вот голова Иевосфея, сына Саула, врага твоего. Ныне Господь отмстил за тебя». Баан и Рихав ждали, что Давид наградит их за вероломство. Но Давид разгневался на обоих, велел схватить их и предать смерти. А Иевосфея он приказал похоронить с царскими почестями.

Когда Иевосфей был предан земле, все колена Израилевы пришли к Давиду в Хеврон и провозгласили его царём над собой. Давид заключил с ними завет перед Господом, и помазан был в цари над всем Израилем (он правил в 1001–969 гг. до Р. Х.). Объединив страну, он прежде всего пошёл войной против иевусеев, живших вокруг Иерусалима. Город их, расположенный на высокой скале Сион, был очень хорошо укреплён. Давид объявил своим сподвижникам: «Кто прежде всех взойдёт на стены крепости, тот будет главою моего войска и военачальником!» Многие желали добиться этой чести, но прежде всех исполнил волю царя его племянник Иоав (сын его сестры Саруи). Он и стал у Давида военачальником. После этого царь сделал Иерусалим новой столицей Израиля. При помощи строителей из Тира он возвёл себе здесь дворец из ливанского кедра и поселился в нём. Филистимляне узнали, что Давида помазали на царство, собрали большое войско и расположились в долине Рефаим. Однако времена, когда они владычествовали над евреями, миновали. Давид напал на врага и нанёс ему жестокое поражение.

Одержав эту важную победу, царь созвал знатных людей из всех колен Израилевых и отправился с ними в Кириаф-Иарим, чтобы взять оттуда Ковчег Господень. Левиты вынесли ковчег, поставили на колесницу и привезли его в Иерусалим, в новую скинию. Горожане встречали святыню радостными восклицаниями и игрой на многих инструментах, а Давид плясал перед ковчегом на виду у всего народа. Его жена Мелхола, дочь Саула, увидела Давида скачущим перед Господом и была неприятно поражена его видом. Когда он вернулся домой, она сказала с усмешкой: «Нечего сказать, хорош ты был сегодня перед глазами своих слуг и служанок! Выделывал коленца, словно какой-нибудь пустой плясун!» Царь рассердился на жену и воскликнул: «Блажен Господь, Который предпочёл меня твоему отцу и всему твоему дому! Перед кем же мне плясать и играть, если не перед Господом моим? Я ещё и больше унижусь перед Ним! И ещё меньше сделаюсь перед служанками, о которых ты говоришь, и буду славен!»

Давид был верным слугой Господа, и Тот помогал всем его начинаниям. Первым делом царь выступил против филистимлян и отнял у них Геф. Вслед за тем он напал на моавитян, покорил их и заставил платить себе дань. Позже Давид одержал победу над сирийским царём Адраазаром, правителем Сувы. Жители Дамаска пришли на помощь Адраазару, но также были разбиты израильтянами. Всех сирийцев Давид обложил данью, так что его владения на севере простёрлись до самой реки Оронт. На юге власть Израиля признали жители Идумеи, после чего границы его владений достигли берегов Красного моря. Аммонитяне, живущие к востоку от Иордана, были встревожены могуществом Израиля и начали против него войну. Однако военачальник Давида Иоав поразил их возле стен их города Раввы Аммонитянской. И хранил Господь Давида во всех его начинаниях и во всех его походах.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы