Игорь Анатольевич Мусский


100 великих диктаторов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ЦЕЗАРЬ ГАЙ ЮЛИЙ (100-44 до Р. X.)

Римский диктатор (в 49 году, 48–46 годах, 45 году, с 44 года — пожизненно). Полководец. Сосредоточив в своих руках ряд важнейших республиканских должностей (диктатора, консула и т. п), стал фактически монархом. Убит в результате заговора республиканцев.

Гай Юлий Цезарь родился в 100 году до Р. X. в двенадцатый день месяца квинтилия который впоследствии в его честь был переименован в июль. Он происходил из патрицианского рода Юлиев, древнего и знатного, но бедного. Юлий Цезарь получил прекрасное образование, которое в те времена заключалось в изучении греческого языка, литературы, философии, истории и в овладении ораторским искусством. Цезарь от природы отличался великолепными способностями и быстро достиг выдающихся успехов в красноречии. Из всех ораторов своего времени он уступал только Цицерону, имя которого стало нарицательным. Сам Цицерон был столь высокого мнения об ораторском искусстве Цезаря, что в одном из писем писал о нем «Кто острее его, кто богаче мыслями! Кто пышнее и изящнее в выражениях!»

Непомерное властолюбие было главной движущей силой всей его жизни, а девизом — слова из знаменитой в древнем мире трагедии Эврипида «Финикиянки», которые постоянно были у него на устах:

«Если уж право нарушить, то ради господства, а в остальном надлежит соблюдать справедливость».

Юлий Цезарь был человеком смелым и решительным. В свои 18 лет он не побоялся навлечь на себя гнев грозного диктатора Суллы, отказавшись выполнить его волю и развестись со своей женой Корнелией. Гнев Суллы был опасен, и Цезарю пришлось бежать из Рима, он смог вернуться лишь после смерти Суллы.

Как человек умный и хорошо владеющий собой Цезарь не был бессмысленно жестоким. Своих врагов он охотнее прощал, чем убивал. По свидетельству римского историка Аммиана Марцеллина, Цезарь не раз говаривал, что «воспоминание о жестокости — это плохая подпора в старости». Едва ли Цезарь был от природы мягким человеком, скорее напротив, но он всегда умел держать себя достойно и не давал злым чувствам овладеть собой он никогда не был рабом своих страстей, а был господином своей души и своего тела. Вернувшись в Рим, Цезарь стал прилагать все усилия к тому, чтобы сделаться человеком заметным — это требовало больших денег, и он влез в долги.

«В Риме Цезарь благодаря своим красноречивым защитительным речам в судах добился блестящих успехов, а своей вежливостью и ласковой обходительностью стяжал любовь простого народа, ибо он был более внимателен к каждому, чем можно было ожидать в его возрасте. Да и его обеды, пиры и вообще блестящий образ жизни содействовали постепенному росту его влияния в государстве» (Плутарх).

Цезарь считал, что сможет ниспровергнуть аристократический республиканский строй, опираясь на широкие массы плебеев. Поэтому Цезарь не жалел расходов и еще глубже погружался в долги, но ублажал плебс. К тому времени, когда он достиг первой государственной должности, у него было долгов на тысячу триста талантов. Будучи эдилом (одна из высших государственных должностей), Цезарь для удовлетворения потребностей плебса в зрелищах «вывел на арену цирка 320 пар гладиаторов, а огромными издержками на театры, церемонии и обеды затмил всех своих предшественников».

Когда в Риме скончался великий понтифик, который официально считался верховным жрецом государства, Цезарь пожелал занять этот пост и выставил свою кандидатуру на выборах, хотя у него было два мощных соперника. На выборах Цезарь одержал верх и этим внушил сенату и знати опасение, что он сможет увлечь народ на любую дерзость.

В Риме Юлий Цезарь стал чувствовать себя столь уверенно, что осмелился публично заявить о своем праве на особое положение. Когда в 68 году умерли его тетка Юлия и жена Корнелия, он на Форуме, главной площади Рима, произнес в их память похвальные речи, в которых были такие слова: «Род моей тетки Юлии восходит по матери к царям, по отцу же — к бессмертным богам, ибо от царя Анка Марция происходят Марции Рексы (цари), имя которых носила ее мать, а от богини Венеры — род Юлиев, к которому принадлежит наша семья. Вот почему наш род облечен неприкосновенностью, как цари, которые могуществом превыше всех людей, и благоговением, как боги, которым подвластны и сами цари».

Впоследствии, став властелином Рима, Цезарь воздвиг храм Венеры Прародительницы, от которого до наших дней сохранилось три колонны. Цезарь неуклонно шел вверх. В 67 году он достиг должности претора (лицо с высшей судебной властью по гражданским делам). После истечения годичного срока в этой должности он получил в управление Испанию.

Все государственные должности в республиканском Риме не оплачивались, но управление провинциями (завоеванными территориями) было делом чрезвычайно доходным, так как размеры налогов не устанавливались и правители имели широкие возможности грабить провинции.

Однако долги Цезаря были столь велики, что кредиторы не выпустили его из Рима. Он обратился за помощью к Марку Лицинию Крассу, самому богатому из римлян. Крассу нужны были сила и энергия Цезаря для борьбы против Гнея Помпея Магна, поэтому он удовлетворил наиболее настойчивых и неумолимых кредиторов Цезаря и, дав поручительство на сумму в 830 талантов, предоставил Цезарю возможность отправиться в провинцию.

Великое преимущество правителя провинции заключалось в том, что в его распоряжении были войска.

Пребывание Юлия Цезаря в Испании, хотя пробыл он там всего год, сильно продвинуло его на пути к захвату власти в Риме. В Испании Цезарь стяжал военную славу, разбогател, щедро одарил воинов и был провозглашен ими императором. Слово «император» в республиканском Риме обозначало высший почетный военный титул, который формально не давал его обладателю никаких особых привилегий в смысле власти. Это почетное звание могло быть присвоено полководцу за победу на войне, либо по постановлению римского сената, либо по самостоятельному решению воинов. В 1 веке до Р. X. в Римской республике фактически хозяевами положения оказались императоры, то есть выдающиеся полководцы, в руках которых находилась лично им преданная армия.

Ежегодно в Риме справлялся ночной праздник Доброй Богини, на котором могли присутствовать только женщины. В начале декабря 62 года в доме Цезаря во время этого праздника произошел громкий скандал: одна из служанок обнаружила мужчину, переодетого в женское одеяние. Им оказался Публий Клодий, знатный молодой человек отчаянно авантюрного нрава; все решили, что он пробрался на праздник, чтобы насладиться преступной любовью с Помпеей, женой Цезаря. Римская общественность очень возмутилась этой проделкой и расценила ее как святотатство.

Клодий пользовался большой популярностью у плебса, поэтому Цезарю выгодно было иметь в нем друга, а не врага, зато противники Цезаря были бы очень рады принять Клодия в свои ряды.

Как всегда, Цезарь сумел сохранить самообладание; жену свою он виновной не признал, но спокойно развелся с нею. С Клодием Цезарь сумел помириться и тем самым поставил его бешеную энергию на службу себе. На пути к высшей власти у Цезаря были сверхмощные соперники: враждовавшие между собой фантастически богатый Красе и знаменитый полководец Помпеи, почти фактический хозяин Рима.

В 60 году Цезарь сделал неожиданный и чрезвычайно ловкий шаг, который имел значительные последствия. «Ему удалось примирить Помпея и Красса, двух людей, пользовавшихся наибольшим влиянием в Риме. Тем, что Цезарь взамен прежней вражды соединил их дружбой, он поставил могущество обоих на службу себе самому и под прикрытием этого человеколюбивого поступка произвел незаметно для всех настоящий государственный переворот. Ибо причиной последовавших гражданских войн была не вражда Цезаря и Помпея, как думает большинство, но в большей степени их дружба, когда они сначала соединились для уничтожения власти аристократии, а затем поднялись друг против друга» (Плутарх). Так три самых могущественных человека в Риме заключили между собой тайный союз, триумвират (союз трех мужей), с целью ниспровержения власти аристократии и установления своей власти, чтобы упрочить этот тайный сговор, Цезарь выдал замуж свою единственную дочь Юлию за Гнея Помпея; хотя Помпею тогда было 46 лет, а Юлии — только 23 года, брак их оказался счастливым. Сам Цезарь из деловых соображений немного позднее женился на Кальпурнии, дочери видного политического деятеля Пизона.

С помощью Помпея и Красса Цезарь был избран в консулы на 59 год. Два ежегодно сменяемые консула были главными должностными лицами в Римской республике, в их руках находилась высшая исполнительная власть: Высшая законодательная власть принадлежала народному собранию; высшим совещательным органом был сенат. Вступив в должность консула, Цезарь смело сцепился с сенатом и дал ему основательно почувствовать, кто теперь стал подлинным хозяином Рима.

Цезарь намеренно предложил такие законопроекты, которые были весьма угодны плебсу, но были совсем не по душе сенату. «В сенате все лучшие граждане высказались против, и Цезарь, который давно уже искал к тому повода, поклялся громогласно, что черствость и высокомерие сенаторов вынуждают его против его воли обратиться к народу для совместных действий. С этими словами он вышел на Форум. Здесь, поставив рядом с собой с одной стороны Помпея, с другой — Красса, он спросил, одобряют ли они предложенные законы. Когда они ответили утвердительно, Цезарь обратился к ним с просьбой помочь ему против тех, кто грозится противодействовать этим законопроектам с мечом в руке. Оба обещали ему свою поддержку, а Помпеи прибавил, что против поднявших мечи он выйдет не только с мечом, но и со щитом. Эти слова огорчили аристократов».

Помпеи вывел на Форум своих воинов, и законы, предложенные Цезарем, были одобрены. Стало ясно, что аристократия и сенат, который всегда был ее оплотом, утратили реальную власть в Римском государстве.

Пока Цезарь был консулом, значительная часть сенаторов вообще перестала приходить на заседания, а те немногие, которые присутствовали, в делах участия не принимали.

В конце своего консульства Цезарь добился того, что Цицерон, его противник, был изгнан из Италии (впоследствии Цицерон вернулся, и Цезарь с ним помирился, ибо охотно прощал своих врагов).

В нарушение установленных правил в 58 году Цезарь получил в управление провинцию Галлию (юг современной Франции и север Италии) сроком не на один год, а на пять лет. В 55 году полномочия Цезаря были продлены еще на пять лет, тогда же Красе получил в управление Сирию, а Помпеи — Африку и Испанию.

Цезарь пробыл в Галлии около десяти лет. За это время он подчинил власти Рима значительную часть Галлии, завоевал более 800 селений, покорил 300 племен, сражался с тремя миллионами человек, в боях уничтожил миллион варваров, а миллион взял в плен.

Теперь в руках Цезаря оказались огромные материальные ресурсы. Войны принесли ему колоссальную добычу, а за спиной его стояло мощное войско. Цезарь добился от своих воинов редкой преданности; в Галлии в его войсках не было ни одного мятежа.

Находясь в Галии, Цезарь внимательно следил за событиями в Риме и ухитрялся сохранять влияние в народном собрании, не давая возможности Помпею овладеть симпатиями плебса. Золото и прочую богатую добычу Цезарь отсылал в Рим и использовал для подкупа должностных и влиятельных лиц.

За время отсутствия Цезаря в Риме произошли серьезные изменения: Красе погиб на войне с парфянами, Юлия, дочь Цезаря и жена Помпея, умерла. ВРиме Помпеи был самым могущественным человеком, и сенат был ему покорен.

Столкновение между Цезарем и Помпеем становилось неизбежным.

Срок полномочий Цезаря в Галлии истекал Цезарь хотел, чтобы либо ему продлили полномочия, либо разрешили заочно выставить свою кандидатуру на выборах в консулы на 48 году. Но сенат постановил, чтобы Цезарь сложил с себя командование, распустил все свои войска и как частный человек вернулся бы в Рим.

Помпеи хорошо понимал, что Цезарь не только не распустит войска, а постарается стянуть их со всей Галлии и начнет гражданскую войну.

Цезарь отдавал себе отчет, что речь шла не только о его личном честолюбии и желании захватить верховную власть в государстве, оттеснив от ее кормила коррумпированную и неспособную к управлению огромной державой римскую аристократию. За Цезарем стояла довольно многочисленная, хотя и разнородная политическая группировка, которая отражала интересы различных слоев римского гражданства — муниципальных собственников, части всадничества и даже некоторых кругов сенатской аристократии, заинтересованных в реформировании устаревшего государственного устройства. Располагал он и поддержкой большинства провинциальной аристократии, принявшей римское господство, но заинтересованной в получении римского гражданства и полноправном участии в управлении хотя бы на уровне провинций. И, конечно, мощной силой поддержки Цезаря была его многочисленная (до 12 легионов) и закаленная в боях армия, заинтересованная напрямую в победе Цезаря и получении обещанных щедрых наград, земельных участков и почетных назначений.

После некоторых колебаний и тщательного анализа сложившейся военно-политической обстановки Цезарь принял решение начать военные действия против сената и Помпея. 10 января 49 года один из легионов Цезаря форсировал пограничную речку Рубикон, отделяющую провинцию Цизальпинская Галлия от собственно Италии.

«Быстро доехав до реки, которая называется Рубикон и служит границей Италии, Цезарь остановился. Глядя на течение воды, он стоял в раздумье, взвешивая в уме каждое из тех бедствий, которые последуют, если он с вооруженными силами перейдет эту реку. Наконец, приняв решение, Цезарь сказал своим путникам: „Если я не перейду эту реку, друзья мои, то это будет началом бедствий для меня, а если перейду, то это станет началом бедствий для всех людей“. Сказав это, он стремительно, как бы по вдохновению свыше, перешел через Рубикон, добавив: „Да будет жребий брошен!“»

Гражданская война, в которой погибла Римская республика, началась.

На первый взгляд, военно-политическое положение Цезаря было непрочным. Ему противостояла мошная коалиция талантливого полководца Помпея с его армией и правящего сената, т. е. существующего правительства, располагавшего не только всем авторитетом законного органа управления, но и огромной государственной казной. Однако реальное положение Цезаря оказалось более устойчивым, чем могло показаться на первый взгляд. С военной точки зрения, силы Цезаря были более значительными, чем у Помпея и сената. Если по общей численности они были более или менее равными (по 12–14 легионов у каждого), армия Цезаря была монолитна, приобрела большой опыт ведения войны в Галлии, была полностью отмобилизованной и готовой к самым решительным действиям.

Цезарь же использовал фактор внезапности в полной мере. Форсировав Рубикон, он стремительно продвигался по Фламиниевой дороге к Риму, практически нигде не встречая сопротивления. Обескураженный таким стремительным развитием событий, Помпеи спешно переправился в Грецию, чтобы собрать там свои разрозненные легионы, насколько это было возможно, и выжидать дальнейшего развития событий. Вместе с Помпеем в Грецию бежали и многие сенаторы. Цезарь беспрепятственно захватил Рим и получил в свои руки обширную государственную казну. План его блестяще удался. Цезарь, провозглашенный диктатором, провел набор воинов, пополнил свою армию до 7 легионов и мог приступить к выполнению следующих задач. Он не стал преследовать Помпея в Греции, а решил разгромить его сильную группировку, стоящую в далекой Испании (8 легионов). Испанские легионы оказали упорное сопротивление диктатору, но деморализованные из-за отсутствия своего главнокомандующего, который в этот момент собирал силы в Греции, они были блокированы Цезарем при городе Илерде и капитулировали (49). Большая часть воинов получила прощение, была приглашена в армию Цезаря, пополнив ее ряды.

Победа при Илерде еще более ухудшила общее положение сенатской партии. Однако в распоряжении сената были еще очень большие силы, собранные в Греции (до 10 легионов), кроме того, в распоряжении Помпея находились огромные материальные ресурсы богатых восточных провинций, в которых правили наместники, назначенные сенатом. Как и прежде, Цезарь действовал решительно и смело.

Решающая битва при Фарсале (лето 48 года) закончилась полным поражением Помпея.

Победа Цезаря была полной. Сам Помпеи бежал на Лесбос, оттуда попытался проникнуть в Египет, в котором надеялся получить финансовую помощь от своего прежнего союзника — египетского царя. Однако египтяне уже знали о сокрушительном поражении Помпея при Фарсале. Желая извлечь политические выгоды из ситуации, ближайшие советники египетского царя организовали убийство Помпея и передали его голову Цезарю.

Оказавшись в Египте, Цезарь был втянут в запутанные внутриегипетские дела. Дело в том, что в 51 году умер царь Птолемей XII, и между его детьми, 12-летним сыном Птолемеем XIII и 18-летней дочерью Клеопатрой VII (вернее, между их придворными кликами), разгорелось соперничество. Победу одержали сторонники юного Птолемея, Клеопатра была отстранена от власти и выслана из Александрии. Но энергичная Клеопатра не смирилась со своей участью. Воспользовавшись прибытием Цезаря, Клеопатра проникла к римскому диктатору, сумела увлечь его своей красотой, а также выгодностью политического союза между ею, как повелительницей Египта, и римским командующим. Увлеченный красотой и незаурядным умом юной царицы, необходимостью решения сложных внутридинастических отношений, Цезарь провел в Египте девять месяцев, бросив на самотек все другие военные и политические дела.

Правда, в Египте ему удалось подавить сопротивление противников Клеопатры и утвердить ее власть (брат Клеопатры Птолемей погиб в борьбе), причем в этой междоусобной борьбе Цезарь чуть не погиб, а печальным последствием этой династической распри была гибель в пожаре бесценных сокровищ Александрийской библиотеки (47). И хотя благодарная Клеопатра предоставила в распоряжение Цезаря все свои огромные богатства, длительное пребывание в Египте позволило политическим противникам Цезаря оправиться от поражения и вновь собрать свои силы.

Мощная, хорошо укомплектованная армия помпеянцев стояла в Африке (около 6 легионов) Оставленные в Испании легионы Помпея, капитулировавшие под Илердой и прощенные Цезарем, взбунтовались, призвали к себе сыновей Помпея Секста и Гнея и выступили против власти победителя. Сын Митридата VI Фарнак — правитель Боспорского царства решил воспользоваться политической неразберихой в восточных провинциях. Во главе армии в 30 000 воинов он переправился в Малую Азию, захватил территорию бывшего Понтийского царства, а заодно Колхиду, Малую Армению, часть Каппадокии и даже Вифинии. В итоге, пока Цезарь находился в Египте, он оказался в кольце врагов.

Тяжелое военное положение Цезаря усугублялось социальными волнениями в центре государства, в самом Риме и Италии.

Ростом социальной напряженности попытались воспользоваться честолюбивые официальные магистраты. Так, в 48 году претор Камелий Руф предложил радикальный законопроект об отмене всех долгов и тем самым приобрел огромную популярность у столичного плебса и бедного италийского населения. Такая радикальная мера, как отмена всей задолженности, могла привести к самым серьезным потрясениям всех владельческих отношений и к непредсказуемым последствиям. Естественно, ни Цезарь, ни сенат не могли с этим согласиться. Сенат сместил Целия Руфа с должности претора, он был вынужден бежать из Рима на юг Италии. Здесь Целию Руфу удалось собрать значительные силы сторонников отмены всех долгов, главным образом из числа беднейшего населения италийских городов. Популярность и силы Целия Руфа стремительно росли. Дело стало принимать самый серьезный оборот и потребовало принятия от сената и оставленных Цезарем магистратов решительных мер. Из Рима были направлены достаточно крупные силы, которым удалось без особого труда рассеять плохо организованные скопления сторонников Целия Руфа, сам он погиб в бою. В следующем году проблему задолженности вновь попытался поднять народный трибун Корнелий Долабелла. Он возобновил законопроект о кассации долгов, а когда сенат решительно отверг этот законопроект, Долабелла призвал римское население к восстанию. Оставленный Цезарем в Риме в качестве его заместителя Марк Антоний решительно вмешался в события, восстание было подавлено, а Долабелла был отстранен от своей должности. Однако военное подавление обоих восстаний отнюдь не решало острой проблемы задолженности, и она продолжала лихорадить общественную атмосферу.

В целом в 47 году, более чем через два с половиной года после начала и столь блестящего хода гражданской войны, перед Цезарем и его сторонниками встали новые тяжелые проблемы. Они возникали даже там, где их, казалось, и не должно было быть, — в цезарианской армии. И дело не только в том, что Цезарь постоянно зачислял в состав своей армии бывших помпеянских легионеров, которые далеко не всегда были надежны и могли отойти при первых же неудачах диктатора. Даже самые преданные цезарианцы, прошедшие с победоносным полководцем все галльские походы по разным причинам (одни с неохотой сражались со своими согражданами, другие не разделяли автократических замашек своего полководца, третьи просто устали от 12-летних войн) выражали недовольство затянувшейся гражданской войной, требовали почетной отставки, обещанных наград и земельных участков.

Цезарю пришлось проявить буквально чудеса изворотливости и политического искусства, включая свое личное обаяние и знание воинской корпоративной психологии, чтобы успокоить легионные массы он, например, мог назвать легионеров не воинами, а гражданами, и тем уязвить их военную гордость, он мог демагогически заявить, что демобилизует всех воинов и будет сражаться только с одним 10-м легионом, он мог принять личное участие в кровопролитной битве или в тяжелом походе, разделяя все его тяготы с рядовыми легионерами, хотя не отличался крепким здоровьем. Но решающую роль сыграли принятые Цезарем меры по реальному выполнению обещанных наград. С этой целью он проявил незаурядное мастерство в мобилизации всех средств. В дело пошли не только богатая галльская добыча и огромная государственная казна, но и сказочные сокровища Клеопатры, накопленные за 300 лет правления Птолемеев, а также конфискованные состояния Помпея и его вельможных сторонников. Когда не хватило серебра для чеканки традиционной римской монеты, для оплаты ветеранов, Цезарь приказал чеканить монеты из золота, положив начало одной из самых крупных в римской истории золотой эмиссии.

Как и в прошлые годы, Цезарь и его единомышленники решали встающие проблемы решительно, смело и дальновидно. После затянувшегося пребывания в Египте римский диктатор выступил против новоявленного восстановителя Понтийского царства Митридата и его сына Фарнака, и в битве при Зеле римские легионы без особого труда наголову разгромили разношерстную, наспех собранную армию боспорского царя (47). Именно об этой победе Цезарь написал знаменитые слова пришел, увидел, победил, подчеркивая решительность действий и скоротечность всей кампании. Эта стремительная победа стабилизировала военно-политическую ситуацию во всех восточных провинциях.

Прибыв в Рим после долгого отсутствия, Цезарь прежде всего своим решительным вмешательством смягчил остроту долговой проблемы. Была отменена задолженность по квартирной плате за прошедший год, если эта плата не превышала 2000 сестерциев за месяц в Риме и 500 сестерциев в италийских городах. Одновременно был подтвержден закон 49 года о вычете уплаченных процентов из основной суммы долга, что сократило задолженность не менее чем на треть. Ростовщикам было запрещено под страхом наказания повышать процентные ставки свыше принятой нормы (0,5 % в месяц, 6 % в год) Хотя Цезарь и утвердил строгие меры Марка Антония по военному подавлению выступления Долабеллы, но демонстративно не стал наказывать мятежного трибуна и даже приблизил к себе.

Пользуясь полученными от сената полномочиями диктатора на 10 лет (впервые в римской истории диктатура определялась таким большим сроком, обычный срок полномочий диктатора по римской конституции до 6 месяцев), Цезарь не только смог изыскать огромные денежные средства для выплаты щедрых наград, он смог решить еще более сложную задачу — вывести своих многочисленных легионеров (свыше 100 000 человек) на земельные участки.

Принятые меры несколько стабилизировали социальную и политическую обстановку в Италии и восточных провинциях. Но серьезная военная опасность угрожала власти талантливого диктатора в провинции Африка, где уже Давно стояла хорошо подготовленная армия помпеянцев во главе с тестем Помпея Сципионом. Снова нужно было начинать сложную военную кампанию. Весной 46 года крупные силы (5 легионов) были переправлены в Африку, и здесь в кровопролитном сражении около города Тапса с большим трудом Цезарю удалось разгромить помпеянцев. После сражения при Тапсе все города провинции капитулировали перед победителем.

Казалось, все военные силы соперников исчерпаны и можно праздновать полную победу. И в 46 году Цезарь самым торжественным образом отмечает 4 триумфа, отражающие победу в четырех крупнейших военных кампаниях (галльские завоевания, александрийская война, понтийская победа и африканская кампания). Несколько дней праздновала столица победы Цезаря, были даны роскошные представления, дорогостоящие гладиаторские игры, каждому жителю Рима были розданы по нескольку сотен сестерциев в качестве подарков.

Затем была произведена перепись граждан. Вместо трехсот двадцати тысяч человек, насчитывавшихся прежде, теперь оказалось налицо всего 150 000. Такой урон принесли гражданские войны, столь значительную часть римского народа они истребили, и это еще не принимая в расчет бедствий, постигших остальную Италию и провинции!

Однако до полного мира дело еще не дошло. Сторонникам Помпея, в частности, его сыновьям Сексту и Гнею, а также старому соратнику Цезаря, отличившемуся в Галлии, но затем ему изменившему, Титу Лабиену, удалось распропагандировать в свою пользу стоявших в Испании воинов, в свое время капитулировавших под Илердой, и собрать внушительные силы (не менее 8–9 легионов). Пришлось начинать подготовку к новой, на сей раз последней, крупной военной кампании. В марте 45 года противники сошлись в Южной Испании около города Мунда. Ценой напряжения всех сил Цезарю удалось вырвать победу в этом самом упорном и кровопролитном сражении. По его словам, если в других битвах он сражался за победу, то при Мунде боролся за собственную жизнь.

После сражения при Мунде и празднования испанского триумфа Цезарь становится единоличным правителем Средиземноморской державы. И одной из первых мер, предпринятых победителем, было формальное закрепление его верховного единовластия. Если поначалу он был назначен диктатором на 10 лет, то в 45 году он был провозглашен римским сенатом вечным диктатором, т. е. неограниченным в своей компетенции единоличным правителем. Еще более подчеркивали его монархическую власть другие должности, полученные им ранее. Так, он имел пожизненные права народного трибуна, т е его особа считалась священной, он имел права цензора, т е мог составлять и пересматривать список сенаторов. Он был великим понтификом с 63 года, т. е. главой самой почитаемой жреческой коллегии Рима. Ранее временное звание императора, подчеркивающее связь военачальника и войска, становится постоянным титулом Цезаря. Он получил права постоянного проконсульского империя, т е неограниченной власти над провинциями. Важной прерогативой Цезаря было полученное им от сената и народа право рекомендации кандидатов на магистратские должности (консулов, преторов, эдилов.) Тем самым выборы на должности фактически превращались в назначение, продиктованное всемогущим правителем.

Неограниченные полномочия вечного диктатора были дополнены и соответствующими внешними атрибутами Цезарь получил право постоянно носить плащ триумфатора пурпурного цвета и лавровый венок на голове, сидеть на специальном кресле из слоновой кости с золотыми украшениями, носить особые сапоги красного цвета, в которых, по преданию, ходили древние альбанские цари. Были сделаны шаги в сторону обожествления нового главы государства, не говоря о том, что он был верховным жрецом и как народный трибун находился под особым покровительством богов. Цезарь усиленно развивал идею о том, что богиня Венера является родоначальницей рода Юлиев, а сам он — ее прямой потомок. Как культурный и просвещенный человек Цезарь прекрасно понимал условность всех этих пышных титулов. Но, охотно их принимая и подчеркивая, он тем самым хотел внедрить идею монархии в римское республиканское общество, приучить его к новой политической реальности и имперской идеологии.

Укрепив свое положение как неограниченного главы государства, Цезарь приступил к укреплению расшатанных во время гражданской войны государственных структур, решению имеющихся острых социальных проблем. Так, Цезарь реорганизовал сенат — верховный орган Римской республики, в котором было много его противников. Наиболее непримиримые из них погибли в войнах, были удалены из сената, многие были прощены Цезарем и изъявили готовность поддерживать новый режим. Но Цезарь включил в сенат очень многих своих безусловных сторонников, расширив состав сената до 900 человек (при Сулле он был увеличен с 300 до 600 человек) Из органа, враждебного Цезарю, реформированный сенат стал опорой новой власти.

Народные собрания и до гражданской войны обычно поддерживали Цезаря, а теперь, когда он получил пожизненные права народного трибуна, право рекомендации кандидатов на должности, когда в составе народных собраний стали преобладать его ветераны и подкупленный подачками городской плебс, этот орган Римской республики стал еще одной опорой диктатора.

Цезарь принял меры к укреплению административного аппарата своего режима и реформировал систему выборных магистратур. Использование права рекомендаций позволило Цезарю сформировать преданный и подчиненный ему, как главе государства, исполнительный аппарат. Но Цезарь пошел дальше, он часто прибегал к прямому назначению (без выборов) своих друзей, сенаторов и даже своих отпущенников для исполнения некоторых государственных дел, называя их префектами, легатами, прокураторами.

Провинциальная политика Цезаря преследовала цель более органического обьединения центра Рима, Италии и многочисленных провинций, их превращения из доходных поместий римского народа в органические части огромного Римского государства. Кроме названных выше мер, этому способствовала политика массовой раздачи прав римского гражданства целым поселениям и городам, как, например, в Испании и Галлии. Более того, впервые в римской истории было даровано право римского гражданства жителям целой провинции — Цизальпинской Галлии (закон Росция 49 года), которая, таким образом, стала составлять органическое единство с остальной Италией. С 49 года территория Италии стала простираться не до реки Рубикон, а до Альпийских гор. Наконец, кардинальное решение о выводе демобилизованных ветеранов на провинциальные земли, бесспорно, стимулировало процесс романизации провинций и их органического включения в структуру Римского государства.

Был введен закон против роскоши (дорогостоящих погребений, пиршеств, построек и др), а также любопытный закон о запрете иметь наличными свыше 60 000 сестерций. Эти законы должны были принудить владеющих средствами людей к более рациональному их применению. С этой же целью было сокращено с 320 000 до 150 000 число римских граждан — люмпен-пролетариев, включенных в списки получателей бесплатного хлеба из государственных складов. Выплата щедрых наград многочисленным ветеранам, раздача денег столичному плебсу во время роскошных триумфов привели к невиданным ранее эмиссиям звонкой монеты и не могли не оживить общее денежное обращение в государстве. Для стимулирования имперской торговли были проведены и некоторые специальные меры. В 46 году были восстановлены ранее разрушенные крупнейшие торговые центры Средиземноморья Коринф и Карфаген, торговый порт Рима Остия был реконструирован. Обсуждались проекты по строительству судоходного канала через Коринфский перешеек. Наконец, была проведена радикальная реформа римского календаря и осуществлен переход на новую систему летосчисления единой средиземноморской державы. С 1 января 45 года до Р. X. (или в 709 году от основания Рима) была введена новая система летосчисления, получившая 100 великих диктаторовназвание юлианского календаря.

Цезарь, возможно, один из немногих (может быть, единственный) политиков мировой истории, который не дал развиться в своей душе чувствам жестокости, мести и ненависти, и всеми доступными ему средствами стремился к согласию и консолидации во имя высших государственных интересов.

Вместе с тем известная компромисность реформ и политика помилования бывших противников Цезаря наряду с его программой установления монар хического строя порождали и укрепляли оппозицию. Против Цезаря был составлен заговор, во главе которого встали Юний Брут, Кассий Лонгин и Децим Брут, а идейным вдохновителем стал Марк Туллий Цицерон — все убежденные сторонники Республики, бывшие противники Цезаря, в свое время прощенные им и привлеченные к участию в управлении. Заговор удался Цезарь был убит в сенате заговорщиками в мартовские иды 15 марта 44 года до Р. X.. Символично, что его мертвое тело рухнуло к подножию стоявшей здесь же статуи его покойного и столь же вероломно убитого противника Помпея.

На следующий день заговорщики во главе с Брутом вышли на Форум и произнесли речи перед народом.

Оцепеневший народ слушал ораторов, не выражая ни неудовольствия, ни одобрения и своим полным безмолвием показывая, что жалеет Цезаря, но чтит Брута. Сенат же, заботясь о забвении прошлого и о всеобщем примирении, с одной стороны, почтил Цезаря божественными почестями и не отменил даже самых маловажных его распоряжений, а с другой стороны, распределил провинции между заговорщиками, шедшими за Брутом, почтив их подобающими почестями. Поэтому все думали, что положение дел в государстве упрочилось и снова достигнуто наилучшее равновесие.

Судьба была благосклонна к Цезарю в том отношении, что послала ему смерть внезапную, как бы исполнив его волю.

Когда однажды Цезаря спросили, какой вид смерти он считает наилучшим, он не задумываясь ответил «Внезапный».

Он часто говорил, что жизнь его дорога не столько ему, сколько государству — сам он давно уже достиг полноты власти и славы, государство же, если с ним что случится, не будет знать покоя и ввергнется в еще более бедственные гражданские войны.

Эти слова Цезаря оказались пророческими.

«После вскрытия завещания Цезаря обнаружилось, что он оставил каждому римскому гражданину значительную денежную сумму. Видя, как его труп, обезображенный ранами, несут через Форум, толпы народа не сохранили спокойствия и порядка, они нагромоздили вокруг трупа скамейки, решетки и столы менял с Форума, подожгли все это и таким образом предали труп сожжению. Затем одни, схватив горящие головни, бросились поджигать дома убийц Цезаря, а другие побежали по всему городу в поисках заговорщиков, чтобы схватить их и разорвать на месте. Однако никого из заговорщиков найти не удалось, так как все они надежно попрятались по домам» (Плутарх).

Когда по прошествии многих лет улеглось пламя жестокой гражданской войны, победитель-император Октавиан Август, наследник Цезаря и основатель Римской империи, соорудил мраморный храм Божественного Юлия в центре Форума на том месте, где пылал погребальный костер Цезаря.

На протяжении всей истории Римской империи все императоры носили имя Цезаря — оно стало нарицательным и превратилось в титул.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы