Елена Григорьевна Жадько


100 великих династий

<< Назад | Содержание | Дальше >>

БОТКИНЫ

Купцы, коллекционеры, врачи

Выходец из посадских людей города Торопца, Петр Кононович Боткин стал московским купцом первой гильдии и потомственным почетным гражданином Москвы. Не получив образования, он, однако смог стать «пионером чайного дела в России» (по выражению П.А. Бурышкина) и привлекал к себе очень образованных людей: А.С. Пушкина, А. В. Кольцова, И.И. Панаева, профессора Т.Н. Грановского.

У Петра Кононовича было 9 сыновей и 5 дочерей. Всем им он дал хорошее образование, прививал любовь к знаниям и искусству. Дочь Мария, вышла замуж за поэта А.А. Фета. Старший из сыновей, Василий Петрович, стал известным публицистом и литературным критиком, писал статьи об искусстве дружил с В.Г Белинским и А.И. Герценом, печатался в журналах «Телескоп», «Молва» «Московский наблюдатель», «Отечественные записки». Он писал критические статьи о музыке, живописи, литературе, переводил Э.Т.А. Гофмана. Самое известное его произведение — «Письма об Испании» (1847–1849).

Как литературный критик Василий Петрович Боткин был большим авторитетом: писатели (в том числе и Л.Н Толстой) слали ему свои произведения на рецензию, а коллеги-критики (В.Г. Белинский, П.В. Анненков, А В Дружинин) прислушивались к его мнению.

Влюбившись во французскую модистку Арманс Рульяр, подталкиваемый Герценом и Белинским, он женился на ней, но очень скоро понял, что совершил ошибку, и всего лишь через три месяца покинул жену.

Михаил Петрович Боткин — живописец, автор картин религиозного содержания и гравер, он также пробовал свои силы на литературном поприще, написав книгу о художнике А.А. Иванове. Михаил Петрович состоял во всевозможных художественных комиссиях и комитетах, был добродушен и даже ласков в обращении, но тем не менее имел репутацию коварного интригана.

Дмитрий Петрович вместе с Петром Петровичем, знаменитым своей скаредностью, продолжал чайное дело отца, и, кроме того, он прославился как собиратель живописи и графики западноевропейских и русских художников XIX века.

Дмитрий Петрович занялся коллекционированием еще в молодые годы, покупал современные произведения искусства на аукционах в Вене и Париже, в антикварных лавках, при распродаже собраний и у художников лично. Основу коллекции составляли полотна западноевропейских художников, особенно широко представлена французская и немецкая живопись.

Со временем у Дмитрия Петровича собралась солидная коллекция картин и русских живописцев: А.А. Иванова, В.Г. Перова, В.Д. Поленова, В.В. Верещагина, В.В. Харламова, А.А. Риццони. Но особенно ценил Боткин картину своего друга А. П. Боголюбова «Английский бот», В.Г. Перова «Учитель рисования» и портрет жены, С.С. Боткиной, кисти И.Н. Крамского. Покровительствуя русским художникам, он пожертвовал на их нужды 50 тысяч рублей.

Вместе с А. П. Боголюбским Дмитрий Петрович приобретал произведения искусства для музея Радищева в Саратове, помогал в собирательстве и своему родственнику и близкому другу П.М. Третьякову. В дар Третьяковской галерее он принес картину Ф.А. Васильева «После грозы».

Сначала коллекция Дмитрия Петровича находилась в отцовском доме, но в 1867 году он купил усадьбу на Покровке, где в пышно отделанных залах устроил картинную галерею, ставшую в конце XIX века одной из достопримечательностей Москвы. О ней, наряду с Третьяковской и Солдатенковской галереями, даже упоминалось в путеводителях по Москве.

Наряду с картинами, особняк Д.П. Боткина украшали и другие произведения искусства- рисунки и акварели, скульптуры, ценные гобелены, старинные немецкие и венецианские вещи из резного дерева, обращала на себя внимание и изразцовая печь.

Дмитрий Петрович вел серьезную общественную работу: с 1882 по 1889 год (до самой смерти) он бы председателем Московского общества любителей художеств, состоял членом Московского художественного общества В 1884 году он был избран почетным членом Академии художеств.

После смерти Дмитрия Петровича хозяевами его коллекции стали сыновья Сергей и Петр. Свою часть наследства Сергей Дмитриевич увез в 1896 году в Париж, а наследство Петра Дмитриевича, насчитывавшее 130 полотен осталось в России. В 1917 году часть из этих картин, в том числе полотно поля Делароша «Дети Эдуарда IV», попали в Музей изобразительных искусств.

Сергей Петрович Боткин стал знаменитым русским врачом, он был лейб-медиком Александра II и Александра III. По специальности он был терапевтом. Его заслугой является основание клиники внутренних болезней как научной базы в России и организация в 1860–1861 годах клиникоэкспериментальной лаборатории, в которой проводились первые в России исследования по клинической фармакологии и экспериментальной терапии Он высказал предположение об инфекционной природе катаральной желтухи (гепатита), получившей впоследствии его имя — «болезнь Боткина».

Сыновья Сергея Петровича, Сергей и Евгений, тоже избрали профессию врача. Не менее отца был знаменит Сергей Сергеевич, профессор Военно-медицинской академии и коллекционер живописи. Сергеи Сергеевич был женат на дочери Павла Михайловича Третьякова, Александре, и вместе с женой собирал свою коллекцию русской живописи (преимущественно рисунки). Еще он обожал балет.

Конец жизни Сергея Сергеевича, женатого человека, воспитывавшего двух дочерей — Александру и Анастасию, был омрачен несчастной любовью: он потерял голову от обворожительной Тамары Карсавиной (она не ответила на его чувства и вышла замуж за другого).

Скромный врач Георгиевской больницы Евгений Сергеевич Боткин отличался необычайной душевностью. Это качество было определяющим при назначении его лейб-медиком государыни императрицы Александры Федоровны в 1914 году, к тому же этим как бы продолжалась традиция лейб-медиков Боткиных. Кто мог предположить тогда, что он станет последним русским лейб-медиком!

После отречения Николая II Евгений Сергеевич Боткин не отказался от царской семьи и вместе с ними, а также с гофмаршалом Долгоруковым, генерал-адъютантом Татищевым, воспитателем цесаревича П. Жильяром и несколькими фрейлинами царицы отправился в изгнание — в Тобольск. С ним была и его дочь Татьяна, оставившая воспоминания о том, как они жили в этом городе.

Евгений Сергеевич, помимо своих непосредственных обязанностей, выполнял и другие мелкие поручения царской семьи. В частности, все вопросы к коменданту, возникавшие у содержавшихся под стражей Романовых, решал доктор Боткин.

12 апреля 1918 года Евгений Сергеевич, перекрестив и поцеловав дочь на прощание, отправился из Тобольска в Екатеринбург (хотя в тот момент он еще не знал, куда именно повезут бывшего царя и его семью).

В последнюю ночь своей жизни Евгений Сергеевич писал письмо своему другу-однокурснику, в котором дал реальную оценку своего положения: «Мое заточение здесь настолько же временем не ограничено, насколько ограничено мое земное существование… У детей моих может быть надежда, что мы с ними свидимся когда-нибудь в этой жизни, но я лично себя этой надеждой не балую…» И действительно, надежды не было: в ночь с 16 на 17 июля 1918 года доктор Боткин был ранен, а потом добит и ограблен. Разделив тяготы изгнания с бывшим царем, он разделил с ним и смерть.

Первый сын Евгения Сергеевича Боткина, Сережа, умер полугодовалым, другой — Дмитрий — был убит в декабре 1914 года, т. к. не захотел сдаться в плен.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы