Игорь Анатольевич Мусский


100 великих дипломатов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ (1890–1970)

Французский государственный, военный и политический деятель. Президент Франции (1959–1969). В годы его президентства Франция стала ядерной державой, вышла из военной организации НА ТО.

Шарль де Голль родился 22 ноября 1890 года в семье преподавателя. Его отец, Анри де Голль, обучал литературе, философии, математике учеников иезуитского колледжа Непорочного зачатия. В 1886 году Анри женился на своей кузине Канне Мэйо. Шарль был их вторым сыном. Он появился на свет в Лилле, хотя семья жила в Париже. Мадам де Голль хотела родить в доме своей матери.

Шарль учился в военном училище Сен-Сир, затем в Высшей военной школе в Париже. Он участвовал в Первой мировой войне и почти три года провел в немецком плену.

В 1920 году Шарль женился на 20-летней Ивонне Вандру, дочери владельца кондитерских фабрик. Девушка была хороша собой, скромна и прекрасно воспитана. Правда, она однажды заявила, что никогда не выйдет за военного. Но, встретив де Голля, свое мнение изменила. Молодые обвенчались через полгода после знакомства.

У них родилось трое детей. Вторая дочь Анна, родившаяся 1 января 1928 года, страдала врожденным заболеванием, проявляющимся в глубокой интеллектуальной недоразвитости. Но из своих троих детей именно Анну, прожившую всего 20 лет, де Голль особенно любил. В конце 1929 года его перевели в штаб французских войск в Сирии и Ливане.

До 1937 года де Голль занимался в основном преподавательской и штабной деятельностью. Он был прекрасным лектором. В годы, предшествовавшие Второй мировой войне, де Голль выступил с рядом теоретических работ по вопросам военной стратегии и тактики, в которых высказывался за создание механизированной армии и за использование танков во взаимодействии с авиацией и пехотой в современной войне. Он написал пособие «За профессиональную армию». Филипп Баррес в книге о де Голле, рассказывая о своей беседе с Риббентропом в конце 1934 года, приводит такой диалог: «Что касается линии Мажино, — откровенничал гитлеровский дипломат, — то мы прорвем ее с помощью танков. Наш специалист генерал Гудериан подтверждает это. Я знаю, что такого же мнения придерживается ваш лучший технический специалист». «А кто наш лучший специалист?» — спросил Баррес и услышал в ответ: «Голль, полковник Голль. Это верно, что он так мало известен у вас?»

С первых дней войны де Голль в чине полковника командовал танковыми подразделениями 5-й французской армии, а в мае 1940 года, во время боев на реке Сомма, возглавил 4-ю бронетанковую дивизию. За личное мужество де Голль был произведен в бригадные генералы. 6 июня 1940 года, когда значительная часть французской армии была уже разгромлена фашистской Германией, де Голль стал заместителем министра национальной обороны.

После вступления германских войск в Париж и прихода к власти правительства Петэна де Голль выехал в Великобританию, откуда 18 июня 1940 года обратился по радио с призывом к французам продолжать борьбу против фашистской Германии. Де Голль основал в Лондоне движение «Свободная Франция», примкнувшее к антигитлеровской коалиции, а 24 сентября 1941 года — Французский национальный комитет.

Генерал де Голль энергично форсировал установление официальных отношений с СССР и добивался скорейшего признания Москвой «Свободной Франции» в качестве единственного законного представителя Франции. Он считал, что после установления союза с Россией, а также в связи с распространением власти «Свободной Франции» на Сирию и Ливан и увеличением непосредственного участия французов в военных действиях в Африке наступит благоприятный момент для создания Французского национального комитета.

Когда по дипломатическим каналам вопрос о советском признании был согласован, де Голль издал 24 сентября 1941 года ордонанс об учреждении Французского национального комитета под своим председательством. Входившие в состав комитета комиссары наделялись функциями министров, и поэтому комитет фактически представлял собой правительство.

26 сентября 1941 года советский посол в Лондоне И.М. Майский вручил де Голлю письмо, в котором говорилось, что правительство СССР признает его «как руководителя всех свободных французов», что оно готово оказать им «всестороннюю помощь и содействие в общей борьбе с гитлеровской Германией» и обеспечить после победы полное восстановление независимости и величия Франции.

В ответном письме советскому послу генерал де Голль, выражая благодарность за признание, писал: «Со своей стороны, от имени свободных французов, я обязуюсь бороться на стороне СССР и его союзников до достижения окончательной победы над общим врагом». Этот обмен письмами бил равносилен заключению своего рода союзного договора между правительством СССР и Французским национальным комитетом. В аналогичном английском письме о признании от 26 сентября оговаривалось, что правительство Великобритании не может аккредитовать при де Голле своего дипломатического представителя, поскольку это «означало бы признание вас главой суверенного государства».

Деголлевская дипломатия отныне все больше ориентировалась на Советский Союз. Де Голль очень активно использовал косвенную советскую поддержку в трудных отношениях с Англией. В плане развития военного сотрудничества между двумя странами он направил в Советский Союз эскадрилью «Нормандия».

В ноябре 1943 года де Голль стал единственным председателем Французского комитета национального освобождения, созданного в Алжире и реорганизованного де Голлем в июне 1944 года во Временное правительство Французской Республики (в августе 1944 года правительство де Голля переехало в освобожденный Париж).

26 ноября 1944 года де Голль прибыл в Москву. В ходе беседы со Сталиным де Голль высказал пожелание заключить договор с СССР с целью совместной борьбы до разгрома Германии. Сталин не возражал. Несколько дней переговоров уже были позади, когда Молотов неожиданно заявил, что важное значение имело бы признание Францией польского правительства в Люблине (в нем преобладали коммунисты). Де Голля это не устраивало: «Сталин хочет заставить меня признать семнадцатую советскую республику, а я не хочу этого».

Затем Молотов заявил, что Черчилль не возражает против тройственного договора Лондон — Москва — Париж. Но этого-то как раз не хотел де Голль. Он имел свою «теорию» о трех возможных ступенях обеспечения безопасности Франции: первая — с помощью СССР, поскольку он находится на континенте, вторая — с помощью англичан, которым, однако, необходимо выпить чаю, прежде чем они пересекут Паде-Кале, и, наконец, Америка, которая прибывает тогда, когда война почти уже выиграна другими. При такой раскладке, естественно, следовало заключить пакт только между Францией и СССР. «А потом, — добавил де Голль, — можно будет договориться о другом пакте с Черчиллем».

Де Голль отказался принять условия Москвы. Но он хотел получить свой пакт во что бы то ни стало: «Если я вернусь без договора, это будет крупным поражением для меня лично». Наконец один советский представитель в беседе с французским послом сказал: «А вы знаете, ведь наш полуофициальный представитель находился при итальянском правительстве в течение шести месяцев до того, как оно было признано. Почему бы вам не иметь такого же представителя при польском правительстве без его официального признания?» Де Голль против такого варианта не возражал. Переговоры о франко-советском договоре закончились, по меткому выражению француза А. Вюрмсера тем, что «французы заплатили чаевые не слишком высокие, но достаточно существенные, чтобы советская сторона согласилась на его подписание».

После окончании войны де Голль попытался установить во Франции режим президентского типа. Столкнувшись с трудностями в осуществлении своих планов, в январе 1946 года он ушел с поста главы правительства и с 1947 года руководил деятельностью созданной им партии «Объединение французского народа» (РПФ). Объявив в мае 1953 года о роспуске РПФ, он временно отошел от активной политической деятельности.

В мае 1958 года, в период острого политического кризиса, вызванного военным путчем в Алжире, парламент выступил за возвращение Голля к власти. 1 июня 1958 года Национальное собрание утвердило состав правительства во главе с де Голлем, а 21 декабря 1958 года генерал был избран президентом Французской Республики.

Придя к власти, де Голль сразу предпринял усилия по нормализации жизни в стране и разработке французской внешней политики. Первым делом следовало завершить войну в Алжире и установить новые отношения с другими африканскими государствами — бывшими французскими колониями. Пытаясь спасти все, что еще можно было из прежних военных, политических и экономических позиций Франции в этих странах, де Голль создавал так называемое Французское сообщество. В Алжире он искал такого урегулирования, которое сохраняло бы тесные связи с Францией, ее доступ к источникам нефти в Сахаре и другим природным богатствам.

Урегулирование алжирского конфликта длилось четыре года. Де Голль исходил из того, что перед лицом своих важнейших задач нация обязана быть единой.

Говорить так, чтобы каждый мог трактовать услышанное в угодном для него смысле, было излюбленным приемом де Голля. Таким образом он долго водил в заблуждение как «атлантистов», уверовавших в то, что он хочет укреплять НАТО, так и «европеистов», надеявшихся на его поддержку идей наднациональной интеграции, и других своих противников. Этот прием входил в концепцию политического деятеля, обрисованного де Голлем еще в 1930-х годах в книге «На острие шпаги», как человека, который «пускает в ход все свое мастерство, для того чтобы соблазнить толпу, скрывая до поры до времени свои истинные цели и обнаруживая их лишь в подходящий момент».

В августе 1958 года за сохранение Алжира в составе Франции выступало 52 процента населения страны. Де Голль же с момента своего прихода к власти не сомневался в бесперспективности военного решения алжирского вопроса и неизбежности предоставления независимости Алжиру. «Я понимаю, что колониализм отжил свой век, — говорил он в одной из бесед. — Поэтому я и предоставил независимость тринадцати африканским странам — бывшим колониям Франции. Я надеюсь решить и алжирский вопрос на основе принципа самоопределения».

«Я продвигался вперед по этапам», — сказал де Голль, завершив алжирскую операцию признанием права Алжира на самоопределение и подписанием в марте 1962 года в Эвиане соглашений о прекращении огня, об условиях передачи суверенитета, о дальнейших отношениях между Францией и независимым Алжиром. «Политика — это искусство, основанное на реальностях», — так прокомментировал он это событие. На общенациональном референдуме 8 апреля 1962 года Эвианские соглашения были одобрены 91 процентом французских избирателей!

Отдавая себе отчет в том, что Францию того периода нельзя было сравнивать по военно-политическому значению и экономическому весу с лидерами НАТО, де Голль рассчитывал вернуть ее в ранг великой мировой державы. Но для этого Франции следовало выйти из подчинения США и НАТО и проводить самостоятельную независимую внешнюю политику.

Свои усилия он сосредоточил на четырех приоритетных направлениях: США и НАТО, ФРГ и Англия, «рбщий рынок» и «малая» Европа, СССР и «большая» Европа. То наращивай давление в одной области и перенося его затем на другие, то действуя одновременно на всех, де Голль вел свою большую политическую и дипломатическую игру.

Прежде всего требовалось изменить характер связей Франции с США и НАТО. Как свидетельствует деголлевский министр иностранных дел М. Кув де Мюрвиль в своей книге «Внешняя политика. 1958–1969 годы», «США с 1946 по 1958 год доминировали над внешней политикой Франции. Мы зависели от них в финансовой области — это план Маршалла и нашей безопасности — НАТО». Такая зависимость представляла серьезную угрозу д Франции. На встрече в Париже в 1959 году де Голль указывал президенту США Д. Эйзенхауэру, что в случае конфликта в Европе Франция «в силу многих географических, политических и стратегических причин была бы… обречена прежде всего».

В беседах с советскими дипломатами де Голль подчеркивал, что в сложившейся ситуации Франция и Советский Союз даже без всякого столкновения их национальных интересов могли быть вовлеченными в войну. «Не всегда Франция останется связанной с США. Причины, которые вызывают такое положение, со временем отпадут, и тогда, — заключил он, — все хорошее, что вы делаете сейчас для Франции, окупится».

Возглавив правительство, де Голль на встрече в Париже с английским премьер-министром Г. Макмилланом и государственным секретарем США Дж. Даллесом заявил о необходимости реорганизации Североатлантического союза и всей системы франко-американского сотрудничества с тем, чтобы Франция могла играть роль державы с мировой ответственностью. Это требование прозвучало как гром среди ясного неба. Американцы и связанные с ними особыми отношениями англичане были уверены, что Франция; смирилась с отведенным ей второстепенным местом в НАТО.

17 сентября 1958 года де Голль обратился к Эйзенхауэру с предложением создать в НАТО трехсторонний директорат с участием США, Англии и Франции. Излагая его суть, Кув де Мюрвиль писал: «Либо Франция будет тесно связана с США и, конечно, Великобританией в вопросах безопасности, начиная с проблемы использования стратегического оружия, либо она будет вынуждена пересмотреть свои позиции и, в частности, участие в НАТО, которое обязывало ее следовать за Америкой без подлинных консультаций и, возможно, даже без ее согласия».

В ответ на отказ удовлетворить его требования де Голль принимает решение о выходе Франции из военной организации НАТО. В марте 1966 года он сообщает президенту США Л. Джонсону и информирует правительства 14 стран — членов НАТО о решении Франции прекратить свое участие в интегрированном командовании и не передавать свои вооруженные силы в распоряжение блока. Де Голль говорил, что НАТО не отвечает новым условиям, Европа перестала быть центром международных кризисов, США утратили былую атомную монополию. К осени 1967 года отделение Франции от военной организации НАТО было завершено.

Возвращение полного контроля над всеми французскими вооруженными силами де Голль сопроводил созданием собственных ядерных сил страны. Одновременно де Голль выдвинул концепцию «национальной обороны по всем азимутам», то есть позволяла бы отразить угрозу с любой стороны. Это дало бы возможность Франции оставаться в стороне от большой войны и самой определять свою судьбу.

Де Голль стал во всеуслышание осуждать опасные милитаристские акции США, предупреждая, чем грозит слепое подчинение их политике. Он критиковал вашингтонскую администрацию за войну во Вьетнаме. Еще в 1961 году де Голль убеждал президента Дж. Кеннеди не ввязываться в эту войну. Позже французский президент изобличал войну США во Вьетнаме в столь резких выражениях, что это привело к серьезному обострению франко-американских отношений.

19 декабря 1965 года де Голль был переизбран на пост президента на новый 7-летний срок.

Он выступал за развитие отношений с Советским Союзом. 30 июня 1966 года де Голль подписал в Москве советско-французскую декларацию. Министр иностранных дел СССР А.А. Громыко вспоминал; «Де Голль умел обходить в разговоре острые углы. Он обладал завидной способностью не реагировать по существу на щекотливый с его точки зрения вопрос. Причем он так строил ход своих рассуждений, что, оставаясь по существу при своем мнении, казалось, был склонен согласиться и с соображениями собеседника. В то же время нередко ощущалось, что настоящего согласия нет. В таких случаях де Голль обычно использовал спасительную формулу „все может быть“… Де Голль был хорошим оратором. Выступая на официальных обедах и завтраках, он говорил гладко и при этом почти никогда не прибегал к письменному тексту. Это производило впечатление. Но близкие к де Голлю люди рассказывали, что рн без особого труда заучивал речи, написанные заранее. Памятью Он обладал феноменальной. И этот прием ему вполне удавался…»

Де Голль бывал очень жестким, но никогда — жестоким. После того как группа террористов обстреляла в августе 1962 года из автоматов автомобиль, в котором он ехал со своей супругой, де Голль подтвердил смертный приговор лишь главарю банды полковнику Бастьен-Тьери, потому что тот, офицер французской армии, стрелять не умеет.

28 апреля 1969 года, после поражения на референдуме 27 апреля (по вопросу о реорганизации Сената и о реформе территориально-административного устройства Франции), де Голль ушел с поста президента. После добровольной отставки он прожил недолго. Его сердце перестало биться 9 ноября 1970 года.

Де Голль по праву занимает видное место в созвездии великих людей Франции. Его могила находится далеко от французской столицы, на скромном кладбище Коломбе, в провинции Шампань.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы