100 великих рекордов живой природы

Николай Николаевич Непомнящий

<< Назад | Содержание | Дальше >>

САМЫЕ КРУПНЫЕ ЛЕТУЧИЕ МЫШИ — НЕТОПЫРЬ ГИГАНТСКИЙ (КАЛОНГ, ИЛИ ЛЕТУЧАЯ СОБАКА), А ТАКЖЕ ЮЖНОАМЕРИКАНСКИЙ БОЛЬШОЙ ЛОЖНЫЙ ВАМПИР И АВСТРАЛИЙСКАЯ МЕГАДЕРМА (ЛОЖНЫЙ ВАМПИР)

Рукокрылые (Chiroptera) — отряд мелких крылатых млекопитающих весьма древнего происхождения: 60–70 млн лет назад у первобытных древесных млекопитающих развились летательные перепонки по бокам тела, которые затем в ходе эволюции были преобразованы в настоящие машущие крылья. Рукокрылые обитали в Старом и Новом Свете уже в среднем эоцене, около 50 млн лет назад. Скорее всего, они произошли от древесных насекомоядных в Восточном полушарии, но древнейшая ископаемая летучая мышь, Icaronycteris index, обнаружена в эоценовых отложениях Вайоминга (США).

Длина тела рукокрылых от 3 до 40 см, размах крыльев от 18 до 150 см, вес от 4 до 900 г.



В отряде рукокрылых два подотряда: летучие мыши (Microchiroptera) с 18 семействами и крыланы (Megachiroptera) всего с одним семейством крылановых (Pteropodidae), включающим плодоядные формы Старого Света. В 19 семействах насчитывается более 170 родов и почти 1000 видов, что составляет 23,1 % всех видов млекопитающих.

Рукокрылые обитают во всех странах света, за исключением Арктики и Антарктиды. Один из наиболее распространенных видов — подковоносы, в тропиках и в странах Старого Света с умеренным климатом их больше 50 видов. Ночницы — другие часто встречающиеся летучие виды — насчитывают 70 видов. За Северный полярный круг проникает лишь один вид. А вот на Сейшельском архипелаге, объединяющем около 45 островов в Индийском океане, из млекопитающих водятся только рукокрылые.

Летучие мыши все без исключения наделены звуковыми эхолотами. А у крыланов ими обладают лишь немногие виды — только летучие собаки, или ночные крыланы (Rousettus), используют простую форму эхолокации. Самые маленькие из крыланов не больше средних летучих мышей. Тропические крыланы живут в Африке, Азии и Австралии, но не водятся в Южной Америке, на Тасмании и в Новой Зеландии.

Летучие мыши научились летать благодаря мутации одного-единственного гена. В результате у них появились необычайно длинные пальцы, из которых развились крылья. Примерно 50–60 млн лет назад предки сегодняшних летучих мышей впервые поднялись в воздух. Поскольку ни разу не были найдены ископаемые особи близкого вида на переходной стадии, метаморфоза произошла стремительно — с точки зрения эволюции.

РЕКОРДЫ РУКОКРЫЛЫХ

Самое маленькое из рукокрылых млекопитающих — это летучая мышь из Таиланда, носящая название «свиноносая летучая мышь Китти» (Craseonycteris thonglongyai), которая в длину всего 2,9–3,3 см и весит 1,7–2 г. Эта мышь уступает в размерах многим насекомым и улиткам. 3,5 см — минимальная длина головы и тела бананового нетопыря-карлика, одного из самых маленьких рукокрылых. Весит он 4 г.

Самая большая летучая мышь Нового Света — ложный вампир (Vampyrum spectrum) длиной около 135 мм при массе 190 г и размахе крыльев до 91 см. Крылья 45–50 см в размахе и вес 100 г имеет австралийская мегадерма, также именуемая ложным вампиром. Немного уступают ей в весе и росте малайские голые бульдоговые летучие мыши. Самая крупная летучая мышь США — большой эумопс (Eumops perotis), называемый также усатой бульдоговой летучей мышью. Длина ее тела (головы и туловища) около 130 мм, хвоста — 80 мм, масса до 65 г, размах крыльев может превышать 57 см.

Малайские голые бульдоговые летучие мыши — рекордсмены по вонючести. Их запах напоминает интенсивный смрад давно не мывшегося человека. Если крепко держать животное в руке и открыть пальцем его шейные карманы, где находятся пахучие железы, то запах становится невыносимым.

Голокожих летучих мышей (Cheiromeles) известно два вида — из Юго-Восточной Азии и Филиппин (С. torquatus и С. parvidens); они почти полностью безволосы — уцелели лишь немногие волоски. Один из самых крупных крыланов наряду с нетопырем гигантским — летучая лисица яванский калонг (Pteropus vampyrus) длиной до 40 см — имеет размах крыльев около полутора метров и весит около килограмма.

Живут летучие мыши сравнительно долго, 15–20 лет.

Врагов у летучих мышей немного: совы, другие хищные птицы. В тропиках на спящих в дуплах фруктовых мышей нападают змеи. Крупные рукокрылые поедают мелких. А в наших широтах летучие мыши страдают от паразитов: блох, клещей, бескрылых мух, клопов.

ОСОБЕННОСТИ СТРОЕНИЯ

Крылья ящеров-птеродактилей были натянуты, помимо плеча и предплечья, на очень длинном мизинце. У рукокрылых перепонку крыла поддерживают кости четырех очень длинных пальцев «рук». Третий палец равен обычно длине головы, тела плюс ноги. Лишь конец первого, то есть большого, пальца свободен, выступает из переднего края перепонки и снабжен острым когтем. У большинства видов свободен и крохотный коготь второго пальца. Пальцы задних конечностей — с когтями, от перепонки свободны. Ими рукокрылые, отдыхая днем или в зимней спячке, цепляются за ветки и другие предметы и висят вниз головой, плотно прижав к телу свои эластичные крылья, мускулатура которых, сокращаясь, стягивает и уменьшает их поверхность.

На мускулы, приводящие крылья в движение, приходится лишь 7 процентов веса животного (у птиц в среднем 17). Однако на грудине у рукокрылых вздымается небольшой, подобный птичьему, киль, к которому крепятся главные из этих мышц.

У большинства летучих мышей хвост обтянут летательной перепонкой. Свободнохвостые летучие мыши (Rhinopomatidae) из Северной Африки и Южной Азии — мелкие зверьки с длинным хвостом, похожим на мышиный. В этом семействе один род и три вида. У ринопомы хвост тонкий, длинный, равен длине головы и туловища и торчит целиком из перепонки. Заползая в щели и пятясь задом, ринопомы хвостом прощупывают дорогу.

Сзади у ринопом тело голое, а под голой кожей на крестце, в основании хвоста и на брюхе спрятаны богатейшие запасы жира — они равны почти половине веса самого зверька.

Самец африканского молотоголового крылана (Hypsignathus monstrosus) отличается крупной головой с похожей на молоток мордой, а его огромная гортань занимает треть полости тела. Взрослые самцы обладают парой воздушных мешков, которые открываются по бокам носоглотки и могут быть по желанию надуты, а также огромной, увеличенной гортанью и голосовыми связками. Гортань почти равна по длине половине позвоночного столба, заполняет большую часть грудной полости и оттесняет сердце и легкие назад и вбок. В результате крылан производит продолжительные звуки, похожие на кряканье или кваканье, которое привлекает самок. Объединенные хоры крыланов напоминает лягушачий пруд.

Большинство рукокрылых не может сравниться по скорости полета с более быстрыми птицами, однако у ночниц (Myotis) она достигает приблизительно 30–50 км/ч, у большого бурого кожана (Eptesicus fuscus) 65 км/ч, а у бразильского складчатогуба (Tadarida brasiliensis) почти 100 км/ч.

У ширококрылых летучих мышей полет спокойный, 15–16 км/ч. Набрав достаточную скорость, летучие мыши могут немного парить.

Бедренные кости у летучей мыши настолько тонки, что она не может ходить. Многие летучие мыши не способны передвигаться по твердой поверхности, но вампиры быстро и ловко ползают, опираются при этом они на мозоли кистевого сгиба крыльев и подошвы задних ног. Некоторые виды лазают по вертикальным плоскостям, цепляясь когтями больших пальцев, которые торчат спереди из перепонки крыла, и когтями задних лап. Это не относится к подковоносам, которые на земле довольно беспомощны, ползать по горизонтальным плоскостям не умеют и потому спят в убежищах с широкими входами, в которые можно влетать.

Стартуя с ветки или иного предмета, одни летучие мыши просто падают вниз, а потом, расправив крылья, летят. Другие еще в положении вниз головой машут крыльями, с силой вздымают свое тело вверх, быстро разжимают лапки и летят. С горизонтальных выступов они взлетают как с земли — прыгнув в воздух.

Летучие мыши утоляют жажду, снижаясь к воде, несколькими подхваченными на лету каплями. Если мышь вдруг упадет в воду, она довольно быстро выбирается на берег.


Рукокрылые в большинстве своем — это общественные существа, живущие колониями, в которых бывает от нескольких до многих тысяч зверьков. Колонии бразильского складчатогуба в пещерах на юго-западе США насчитывают миллионы животных. Селятся рукокрылые обычно в пещерах, на деревьях и чердаках. В Карлсбадских пещерах (Нью-Мексико, США) ночуют 9 млн летучих мышей. В сумерках они двадцать минут вьются над выходом из пещеры столбом семи метров в поперечнике, издали похожим на дым пожара.

Вероятно, такая скученность полезна с точки зрения терморегуляции, поскольку снижает колебания температуры. В колониях-питомниках поддерживаются высокие температуры, ускоряющие рост детенышей.

Некоторые виды рукокрылых держатся поодиночке. Например, южный мешкокрыл (Coleura afra) на отдыхе не подвешивается вниз головой, предпочитая вместо этого заползать в щели или прицепляться к стенам; некоторые летучие мыши отдыхают в земляных норах. Американский листонос-строитель (Uroderma bilobatum) сооружает для себя индивидуальное укрытие, перекусывая жилки на листе банана или пальмы, чтобы его половинки обвисли, образуя навес, защищающий от дождя и солнца.

Когда самки беременны или кормят детенышей, самцы ночуют отдельно от них, мужскими компаниями. Летние колонии, как правило, состоят из самок с детенышами. В них могут присутствовать и немногие взрослые самцы, но обычно это не способные к размножению годовалые особи. У некоторых видов самцы образуют холостяцкие колонии, хотя для них более типична одиночная жизнь. Одинокая летучая мышь за окном в начале лета — это обычно самец. А вот у южного подковоноса это правило не соблюдается. Самки этого вида кормят детенышей сообща.

В отсутствие детенышей тело отдыхающих рукокрылых обычно остывает почти до температуры окружающей среды (дневное оцепенение). Похоже, что такой механизм экономии энергозатрат — один из факторов, способствующих поразительной долговечности этих мелких млекопитающих, которые доживают до 30-летнего возраста.

Если температура в районе обитания рукокрылых падает зимой ниже нуля, они впадают в спячку в пещерах или других защищенных местах. У зимующих летучих мышей температура тела резко падает. Даже понижение до минус 4–5 градусов для них не смертельно. Другие теплокровные на это не способны. У активного зверька температура тела составляет 37–40 °C, а во время спячки опускается до 5 °C. Дышат они в зимнем сне лишь 5–6 раз в минуту, а сердце бьется 15–16 раз в минуту. В движении, летом, ритм дыхания и сердцебиения совсем другой — соответственно 96 и 420 раз в минуту.

Многие летучие мыши, как и птицы, улетают зимовать на юг, юго-запад, где нет больших морозов. Одни сравнительно недалеко, километров за 100–150, другие за 300 — прудовые вечерницы. Большие ночницы с Украины кочуют осенью в Венгрию. А североамериканские летучие мыши из рода лазиурус проводят зиму на лазурных берегах Флориды и Бермудских островов, до которых тысячи километров пути над бурным океаном. Оставшиеся зимовать лазиурусы пребывают в летаргической спячке у себя на родине. Мигрирующие летучие мыши обычно пролетают расстояния более 300 км. Бразильский складчатогуб может преодолевать почти 1600 км, направляясь с юго-запада США на «зимние квартиры» в Мексике.

РАЗМНОЖЕНИЕ РУКОКРЫЛЫХ

Накануне зимовки самец спаривается с самкой, однако его сперма хранится в теле самки все время зимовки, оплодотворение происходит позже. Например, у ночниц (Myotis), спарившихся осенью, сперма сохраняется в матке в течение примерно пяти месяцев, до следующей весны, когда происходят овуляция (высвобождение яйцеклетки) и оплодотворение. У пальмового крылана (Eidolon helvum) яйцеклетка оплодотворяется сразу же после спаривания, и зигота развивается до стадии бластоцисты (микроскопический полый шарик из клеток), но затем ее развитие останавливается, и она имплантируется в стенку матки только через 3–5 месяцев. У ямайского фруктоядного листоноса (Artibeus jamaicensis) остановка развития примерно на 2,5 месяца наступает уже после имплантации бластоцисты в матку.

На продолжительность беременности может влиять температура, поскольку при холодной погоде развитие замедляется. Беременность длится, за вычетом задержек, примерно два месяца: у ночниц — 54 дня, ушанов — 56–100, вечерниц — 73 дня). Однако она растягивается почти на 6 месяцев у летучих лисиц (Pteropus) и на 7 месяцев — у обыкновенного вампира (Desmodus).

При родах мать висит вниз головой, крылья смыкает под собой наподобие колыбели. Новорожденных у рукокрылых — один, редко два, сосков у самок одна пара на груди. Лишь у рода лазиурус четыре соска. Детеныш падает в крылья, откуда переползает к матери на грудь и прицепляется к соску. Первые месяцы жизни детеныш вылетает с матерью на охоту, вися на ней. Он легкий и не мешает ей летать. Новорожденный мышонок не выпускает изо рта материнский сосок. Позднее молочными зубами он держится за ее мех.

Большинство самок приносит раз в год единственного детеныша, но у некоторых видов, например бледного гладконоса (Antrozous pallidus), обычно появляются двойни, а у рыжего волосатохвоста (Lasiurus borealis) нередко одновременно 3 или 4 детеныша.

Обычно рукокрылые рождаются голыми и слепыми, но есть и исключения; в частности у красного фруктоядного листоноса (Stenoderma rufum) новорожденные покрыты мехом.

В возрасте двух недель детеныши достигают половины размеров тела взрослой особи. У них сильные лапы и когти. Потому что им приходится виснуть на матери, а позже — под сводами пещер. Упавшему детенышу грозит смерть. Как только они становятся тяжелыми и способны кормиться самостоятельно, мать оставляет их в пещере, где они добывают себе пропитание самостоятельно. У некоторых видов детеныши летают и кормятся уже в месячном возрасте.

Если колонию побеспокоить, самки часто переносят малышей на новое место; в полете они часто держатся за материнские соски. У некоторых летучих мышей, например ложных подковоносов (семейство Hipposideridae), между задними конечностями находятся ложные соски — специально приспособленные для того, чтобы за них цеплялись детеныши.

Подросший мышонок отправляется на охоту вместе с матерью. Обычно ультразвуками мать сигналит ему, и он летит следом. Если потеряется, то кричит, и она возвращается.

ЗРЕНИЕ РУКОКРЫЛЫХ

Как показали эксперименты, рукокрылые не различают цветов, поскольку для них типичен ночной или сумеречный характер активности. Впрочем, один их вид, желтокрылый ложный вампир (Lavia frons), нередко активен и в светлое время суток. Обыкновенные мешкокрылы (Saccopteryx) из тропиков Америки и некоторые другие виды могут вылетать на охоту до наступления сумерек, а некоторые из крыланов (Pteropus, Eidolon) при дневном свете способны перелетать с места на место.

Из-за своего образа жизни летучие мыши обычно не блещут красочными нарядами: бурые, серые, почти черные. Но есть и красно-бурые, и оранжево-красные, и кремовые, и даже белые. Желтокрылый ложный вампир (Lavia frons), поедающий насекомых, отличается огромными ушами и длинным шелковистым мехом с оранжевыми, желтыми и зелеными переливами, который тускнеет после смерти животного. У некоторых южноамериканских ложных вампиров белые продольные полосы на голове и спине. У африканской мыши эптезикуса крылья белые, но тело бурое. А у одной африканской ночницы крылья черные, а шерсть на теле желтая или оранжевая. Бывает, что самки бурые, а самцы оранжевые или красные. Один из видов футлярохвостых (или мешкокрылых) летучих мышей (Emballonuridae), живущих в Центральной и Южной Америке, отличается чисто белой окраской, он и назван белым футлярохвостом (Diclidurus albus).

Имеющиеся в глазах ночных летучих мышей колбочки, отвечающие за цветовое зрение, практически не функционируют. Зато палочки, позволяющие видеть в условиях малой освещенности, приобрели у некоторых из них (Glossophaga soricina, живущие в тропических лесах Центральной и Южной Америки) свойство воспринимать и ближнюю ультрафиолетовую часть спектра (300–400 нанометров). Этим летучие мыши отличаются от тех млекопитающих, которые способны видеть в ультрафиолете именно при помощи колбочек. Для чего мыши эта уникальная способность, не ясно. Убедительных объяснений феномена пока нет. Находить в сумерках цветы, нектаром которых они питаются, позволяет характерный запах соцветий и эхолокация.

ЭХОЛОКАЦИЯ

Две группы млекопитающих прибегают к эхолокации — это дельфины и летучие мыши. Летучие мыши обычно издают звуки частотой 50–60 кГц и воспринимают их. Вообще же они способны издавать гортанью ультразвуковые сигналы частотой 20–120 кГц и продолжительностью 0,2–100 миллисекунд.

С помощью такого ультразвукового «видения» летучие мыши обнаруживают в темноте натянутую проволоку диаметром более 0,1 мм, улавливают эхо, которое в 2000 раз слабее посылаемого сигнала, на фоне множества звуковых помех могут выделять полезный звук, то есть только тот, который им нужен.

Крупные летучие собаки, или ночные крыланы (Rousettus), которые питаются фруктами в тропических лесах, обладают более примитивным эхолотом: в полете они все время щелкают языком. Звук, порождаемый не гортанью, а языком, прорывается наружу в углах рта, которые у роузеттуса всегда приоткрыты. Миллиметровую проволоку роузеттусы засекают с расстояния в несколько метров.

У летучих мышей ультразвуки обычно возникают в гортани, которая по устройству напоминает обычный свисток. Выдыхаемый из легких воздух вихрем проносится через него и с такой силой вырывается наружу, словно выброшен взрывом. Давление проносящегося через гортань воздуха вдвое больше, чем в паровом котле! Летучая мышь может периодически задерживать поток воздуха.

Каждый импульс длится обычно всего две — пять тысячных долей секунды, а у подковоносов — десять сотых секунды. Возникает «свист» очень высокой частоты (человек его не слышит, верхний предел у него — 20 кГц). Более того, издаваемые звуки очень громкие: если бы мы их улавливали, то воспринимали бы как рев двигателя реактивного истребителя с близкого расстояния. Не глохнут же летучие мыши, потому что у них есть мышцы, закрывающие уши в момент испускания разведывательных ультразвуков.

Перед стартом летучая мышь издает в секунду лишь 5–10 ультразвуковых импульсов. В полете учащает их до 30. С приближением препятствия звуковые сигналы следуют еще быстрее — до 50–60 раз в секунду. Некоторые летучие мыши во время охоты на ночных насекомых, настигая добычу, издают даже 250 криков в секунду.

Эхолокатор летучих мышей — очень точный навигационный «прибор»: он в состоянии запеленговать предмет диаметром всего 0,1 мм. А вот на проволоку толщиной 0,07 мм зверьки натыкаются.

Летучие мыши, привыкая летать по давно испытанным трассам, избирают гидом свою память и не прислушиваются тогда к своим эхолотам.

С помощью эхолокатора рукокрылые, как выяснилось, могут различать даже типы деревьев, насекомых и плодов. Для этого они испускают дополнительный шум, который, как ранее думали ученые, животными игнорировался. Однако эта информация помогает строить сложное трехмерное изображение ближайшей области пространства. Например летучие мыши выполняют своего рода вычисление «грубости» или «гладкости» поверхности предмета, отражающего звук, и даже могут отличить сосну от дуба. Для этого они оценивают изменение амплитуды каждого эха (после каждого импульса) по времени.

По крайней мере 3 вида ловят мелкую рыбу, хватая ее когтями задних конечностей у поверхности воды; это большой рыболов (Noctilio leporinus), рыбоядная ночница (Myotis vivesi) и индийский ложный вампир (Megaderma lyra). Некоторые летучие мыши — макродермы, например, при случае ловят рыб, но виды ноктилио (родственник ночниц) и пизонкс достигли совершенства в рыболовстве. В сумерках, а иногда и после полудня, в компании с пеликанами эти крупные летучие мыши летают над водой озер и морских прибрежий. Вдруг окунают лапы в воду, выхватывают рыбешку и тут же отправляют в рот, в защечный мешок. В неволе ноктилио пожирали за ночь 30–40 небольших рыбешек каждый.

У летучих мышей-рыболовов сигнал эхолота, пробив толщу воды, отражается от плавательного пузыря рыбешек и возвращается к рыболову. Поскольку в рыбе больше 90 процентов воды, она плохо отражает подводные звуки. Но наполненный воздухом плавательный пузырь — достаточно «непрозрачный» для звука экран. Не все звуковые волны отразятся от рыбы и не все, пробившись вновь в воздух, попадут в уши зверька. Обратно из-под воды рыболов получает вчетверо менее мощное эхо, чем обычная летучая мышь, эхолоцирующая насекомых в воздухе.

У некоторых ночных насекомых развились чувствительные к ультразвуку органы слуха, которые помогают им заблаговременно узнавать о приближении летучей мыши. А вот ночные мотыльки густо покрыты мелкими волосками, поглощающими ультразвук. Другие ночные жуки и бабочки, запеленгованные летучей мышью, складывают крылья и падают вниз, замирая в неподвижности на земле.

ПИТАНИЕ РУКОКРЫЛЫХ

Самые маленькие хищники уже за 15 минут охоты на комаров, мошек и москитов увеличивают свой вес на 10 процентов.

Одна летучая мышь в течение часа поглощает около 700 комаров — 5–6 секунд на каждого.

Насекомые — исконная добыча рукокрылых. Для многих видов главной добычей становятся не комары, а жуки, пойманные на лету, на земле или в листве, даже гусеницы, пауки и скорпионы. Скорпионов едят щелемордые никтериды из Африки. Хватают добычу широким ртом, потом поправляют перепонкой, натянутой между задними ногами. Сунут туда голову, как в чашу, положат на секунду жука в образовавшийся карман и, перехватив поудобнее, съедят. Проделывают все это налету или сидя.

Мегадерматиды (Megadermatidae), ложные вампиры из Старого Света, совершили переход от насекомоядения к хищничеству. Они нападают на мелких птиц, ящериц, лягушек и мелких летучих мышей. Четыре взрослые особи, которых перевозили из Тринидада в Нью-Йорк, за девять дней пути начисто обглодали двух голубей. А вот их родич филлостомус за одну ночь съел трех мышей. Другой филлостомус, оказавшись в одной клетке с бульдоговой мышью, сожрал ее. Ложные вампиры едят и фрукты. Но их они предпочитают оставлять на десерт.

Фруктовые вампиры артибеусы — мировые рекордсмены по перевариванию пищи: через их пищеварительный тракт растительная пища проходит за 15–20 минут. За столь короткий срок семена фруктов перевариться не успевают, поэтому летучие мыши выполняют роль сеятелей.

Кстати, накапливающееся в пещерах гуано рукокрылых — превосходное удобрение.

Мелкие родичи южноамериканского ложного вампира длинным тонким языком вылизывают нектар и пыльцу растений. У длинноноса Годмана (Choeroniscus godmani) длинный растяжимый язык снабжен на конце щеткой из жестких волосков; с его помощью он добывает нектар из венчика раскрывающихся по ночам тропических цветков. Цветы у растений, которые летучие мыши опыляют, прочные, большие, колокольчатые, с широким входом, распускаются по ночам, да и запах у них своеобразный — кисло-затхлый, что привлекает летучих мышей. Растут цветы на концах самых длинных веток. Цветы и крылатые зверьки, таким образом, приспосабливаются друг к другу.

РУКОКРЫЛЫЕ-ВАМПИРЫ

Вампировые (Desmodontidae) кормятся исключительно кровью теплокровных животных (птиц и млекопитающих). В семействе кровососов три разных рода и три вида. Они встречаются в тропических областях Америки от Мексики до Аргентины. Это довольно мелкие зверьки с длиной тела (т. е. головы и туловища), редко превышающей 90 мм, при массе 40 г и размахе крыльев 40 см.

У всех морды напоминают бул ьдожьи, у всех резцы с острыми краями. Клыки с отточенными вершинами, что дает им возможность наносить деликатные порезы глубиной 1–5 мм. Почти из 1000 видов летучих мышей у вампиров самые мелкие зубы. Потому что им не надо пережевывать свою пищу.

В слюне вампиров присутствует особый фермент, который не дает крови свертываться, и какое-то обезболивающее. Вампир Desmodus rotundus отыскивает в гнилых лесах Амазонки измученных путешественников, домашний скот (не пренебрегает и дикими животными) и сосет их кровь. Собаки редко бывают искусаны вампирами: тонкий слух заранее предупреждает их о приближении кровососов. Собаки просыпаются и убегают. Выдрессированные собаки при приближении вампира начинали лаять и будить людей.

Летучие мыши-вампиры избегают солнечного света, и если нападают на людей, то обычно на спящих, кусая их в голову, в шею или впиваясь в палец на ноге. Любопытно, что им часто приходится по вкусу кровь какого-то конкретного человека. Если они не находят источник крови в течение двух дней, они умирают.

Вампир не улетает, пока не насосется крови так, что едва может двигаться. Один вампир в неволе за 20 минут вылакал полную миску крови. Обычно вампир опускается возле жертвы и проворно ползет к ней. Кровотечения после укуса вампира длятся по восемь часов и обычно обильны. Где вампиров много, скотоводство невозможно.

Вампиры опасны и как разносчики инфекции. Дети индейских племен, проживающих в отдаленных северных районах Перу, бывает, погибают от бешенства после укусов кровожадных летучих мышей-вампиров. От момента укуса до появления первых симптомов бешенства может пройти несколько месяцев, однако после их появления в случае отсутствия лечения мучительная смерть неизбежно наступает в течение несколько дней. Причем сами мыши-вампиры тоже умирают, обычно в течение двух недель.

Несмотря на свою ужасную репутацию, летучие мыши-вампиры очень мягкие и нежные существа и их легко приручить. Они очень умные и очень милые животные, утверждает исследователь Таттл, добавляя, что во время своих путешествий по Амазонке носил этих зверюшек в карманах как хомячков.

ОХРАНА ЛЕТУЧИХ МЫШЕЙ

Кое-где пытаются уничтожать летучих мышей. Ловцы выходят с факелами до рассвета, собирают летучих мышей и обмазывают их ядом, прежде чем отпустить. Мыши возвращаются в свои пещеры И отравляют ядом сородичей. Это бессмысленно. 95 % убитых мышей выполняют полезные функции, например поедают москитов. Лучший вариант защиты, к тому же еще и самый дешевый, — защитная сетка от москитов, которую летучие мыши не в состоянии прокусить.

В некоторых районах Африки рукокрылых используют для еды и пучками продают на рынках. Один из таких видов, фруктоядный пальмовый крылан (Eidolon helvum), отличается длинными узкими крыльями, позволяющими перелетать на длинные расстояния.

Бразильские складчатогубы тысячами использовались в одном из исследовательских проектов в годы Второй мировой войны в качестве «поджигателей-смертников». Этот проект, названный «Икс-лучом», включал прикрепление маленьких зажигательных бомб замедленного действия к туловищу зверька, выдерживание животных в состоянии спячки при температуре 4 °C и сбрасывание их с парашютом в самораскрывающихся контейнерах над вражеской территорией, где они, по замыслу, должны были заползать в дома. Незадолго до конца войны от разработки такого оружия, направленного, в частности против городов Японии, отказались.

Но в основном летучих мышей губит наступающая на дикую природу цивилизация: все меньше остается мест, пригодных для зимовок и дневного сна. В 2002 году в португальском курортном местечке Троя, в 80 км к югу от Лиссабона, было построено специальное здание для редкого вида летучих мышей. В Нижегородской области на хуторе Щелковском обитает довольно много мышей, но там слишком мало дуплистых деревьев, в которых они могли бы перезимовать. Сотрудники нижегородской лаборатории биоразнообразия накануне Международной ночи летучих мышей в 2002 году строили для них дома.

В последние годы ночь с 20 на 21 сентября (осеннее равноденствие) отмечается в Европе как Международная ночь летучих мышей, и главной целью мероприятия является привлечение внимания населения к проблеме охраны рукокрылых и популяризация этих животных, перед которыми многие люди испытывают суеверных страх.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы