100 великих мифов и легенд

Татьяна Муравьева

<< Назад | Содержание | Дальше >>

22. ЦАРЬ ДАВИД

После того как евреи завоевали Ханаанскую землю, на протяжении нескольких веков ими управляли так называемые судьи, объединявшие в своем лице церковную, военную и административную власть. Судей посылал сам Бог: «Около четырехсот пятидесяти лет давал им Господь судей».

Позже власть судей сменилась царской властью. Произошло это следующим образом.

Судья Самуил — пророк, пользовавшийся в народе большим авторитетом, состарился и передал часть власти двум своим сыновьям. Но сыновья Самуила оказались людьми нечестными, они «уклонились в корысть и брали подарки и судили превратно». Народ, не желая иметь над собой таких судей, обратился к Самуилу: «Вот ты состарился, а сыновья твои не ходят путями твоими; итак, поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов».

Самуил стал спрашивать Бога, как ему поступить, и Бог сказал: «Послушай голоса их и поставь им царя». Бог пообещал вскоре указать человека, которому суждено занять царский престол.

Этим человеком оказался молодой пастух по имени Саул. Он пришел к Самуилу, обладавшему пророческим даром, с просьбой предсказать, отыщутся ли ослицы, пропавшие у его отца.

Когда Самуил увидел Саула, Господь объявил: «Вот человек, о котором Я говорил тебе».

Самуил принял пастуха как почетного гостя, усадил обедать вместе с собой, оставил ночевать в своем доме, а наутро открыл ему его высокое предназначение. Затем взял сосуд со священным елеем и вылил на голову Саула, совершив, таким образом, помазание на царство, после чего ново помазанный царь предстал перед народом.

Самуил сказал: «Видите, кого избрал Господь? Подобного ему нет во всем народе».

Израильтяне воскликнули: «Да живет царь!» Саул оказался мудрым государственным деятелем и талантливым полководцем. К тому времени народ Израиля уже долгие годы вел войну с окрестными племенами. Наиболее серьезными его противниками были филистимляне — народ, предположительно, египетского происхождения. Саул одержал над ними ряд блистательных побед. «И утвердил Саул свое царствование над Израилем и воевал со всеми окрестными врагами своими, (…) и везде, против кого ни обращался, имел успех».

Перед каждым сражением полагалось приносить жертву Богу. Жертвоприношения, по велению Господа, совершал пророк Самуил, который, передав государственную и военную власть царю, сохранил положение верховного жреца.

Но однажды перед очередным сражением с филистимлянами Самуил не явился к назначенному времени, и Саул, пренебрегши традицией, принес жертву сам, чем навлек на себя гнев и Самуила, и самого Бога.

Самуил сказал Саулу: «Худо поступил ты, что не исполнил повеления Господа, Бога твоего, (…)теперь не устоять царствованию твоему; Господь найдет Себе мужа по сердцу Своему и повелит ему Господь быть вождем народа Своего».

Некоторое время спустя Саул вновь прогневил Бога. Господь пожелал, чтобы Саул отправился в поход против амаликитян, племени, которое совершило нападение на евреев во время их исхода из Египта, повелев истребить племя полностью: «Не бери себе ничего у них, но уничтожь и предай заклятию все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла».

Но Саул ослушался. Победив амаликитян, он уничтожил всех, но пощадил их царя Агата и сохранил лучшее из скота и имущества, истребив лишь «вещи маловажные и худые».

Разгневанный Бог сказал: «Жалею, что поставил Я Саула царем; ибо он отвратился от Меня, и слова Моего не исполнил».

Саул пытался оправдаться тем, что не уничтожил лучшее из добычи для того, чтобы принести все это в жертву Богу, и просил заступничества у Самуила, но пророк сурово ответил: «Послушание лучше жертвы. Зато, что ты отверг слово Господа, Господь отверг тебя, чтобы ты не был царем над Израилем». Самуил покинул Саула и больше никогда не виделся с ним.

Бог приказал Самуилу помазать нового царя — одного из семерых сыновей некоего Иессея Вифлиемлянина. Самуил взял рог с елеем и отправился в город Вифлием.

Увидев старшего сына Иессея, Самуил решил, что это и есть избранник Божий, но Бог сказал: «Не смотри на вид его и на высоту роста его; Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лицо, а Господь смотрит на сердце».

Так же были отвергнуты еще пятеро сыновей Иессея, и лишь когда привели самого младшего, Давида, Господь сказал: «Встань, помажь его, ибо это он».

Помазание нового царя до поры до времени сохранялось в тайне, и над Израилем по-прежнему царствовал Саул. Лишившись поддержки Самуила, чувствуя, что отвергнут Богом, Саул впал в жестокую меланхолию, «возмущал его злой дух».

В то время верили в целительную силу музыки, и царедворцы Саула стали искать искусного музыканта. Случилось так, что их выбор пал на Давида, славившегося своим умением играть на арфе (в русском переводе Библии — гуслях).

Давида доставили в царский дворец, и с тех пор, когда Саула начинала терзать тоска, «Давид, взяв гусли, играл, — и отраднее и лучше становилось Саулу, и злой дух отступал от него».

В это время возобновилась война с филистимлянами. Саул во главе войска отправился сражаться, а Давид, будучи еще слишком юным, чтобы воевать, вернулся к своему отцу.

«И стали филистимляне на горе с одной стороны, а израильтяне на горе с другой стороны, а между ними была долина».

Из рядов филистимлян выступил могучий боец, великан по имени Голиаф, и крикнул израильтянам: «Выберите у себя человека, и пусть сойдет ко мне. Если он может сразиться со мною и убьет меня, то мы будем вашими рабами; если же я одолею его и убью его, то вы будете нашими рабами и будете служить нам!» Услышав вызов великана, израильтяне «очень испугались и ужаснулись». Саул пообещал богатую награду и свою дочь в жены тому, кто сразиться с Голиафом, но никто не решился вступить в единоборство.

В израильском войске находились старшие братья Давида. Однажды отец сказал ему: «Возьми для братьев своих ефу (мера сыпучих тел — около 52 литров) сушеных фруктов и десять этих хлебов и отнеси поскорее в стан к твоим братьям».

Давид взял ношу и отправился в расположение израильских войск. Он повидался с братьями, передал им отцовские гостинцы, а братья рассказали ему о вызове Голиафа.

Давид пошел к Саулу и сказал: «Раб твой пойдет и сразится с этим филистимлянином».

Саул стал отговаривать Давида от безрассудного намерения, но юноша сказал, что когда он пас стада своего отца, то не раз защищал овец от львов и медведей, и что Господь, помогавший ему побеждать хищных зверей, поможет победить и Голиафа.

Давиду принесли оружие и доспехи, но они оказались слишком тяжелыми для него. Давид сказал: «Я не могу ходить в этом; я не привык».

Он взял пастушеский посох, пращу и пять гладких камней, которые подобрал на дне ручья, и вышел на бой с Голиафом.

Великан встретил юношу насмешкой: «Что ты идешь на меня с палкой и с камнями? Разве я собака?» Давид ответил: «Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа». Он вложил в пращу камень — и метнул прямо в лоб великану.

Оглушенный великан упал, Давид быстро подбежал к нему и его же мечом отсек ему голову. Видя такое, филистимляне обратились в бегство.

Победа над Голиафом прославила Давида на всю страну. Саул, несмотря на молодость Давида, назначил его военачальником и выдал за него замуж свою дочь Мелхолу. Сын Саула, Ионафан, стал Давиду лучшим другом.

Давид одержал много военных побед, и вскоре его слава затмила славу самого Саула. В народе говорили: «Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч».

Саул начал завидовать Давиду и постепенно возненавидел его. Кроме того, до Саула стали доходить слухи, что пророк Самуил тайно помазал Давида на царство. Оскорбленная гордость, страх и подозрения довели Саула почти до безумия. «Напал злой дух от Бога на Саула, и он бесновался в доме своем».

Однажды Давид, как в прежние времена, пришел к Саулу, чтобы поиграть ему на арфе, но Саул метнул в Давида копье, от которого тот едва успел увернуться. Вскоре Саул отправил Давида в опасный поход против филистимлян, надеясь, что тот погибнет. Но Давид вернулся с победой, еще больше упрочившей его славу. Тогда Саул решил подослать к Давиду наемных убийц. Об этом стало известно сыну Саула, Ионафану. Рискуя навлечь на себя гнев отца, он предупредил о грозящей опасности свою сестру Мелхолу, жену Давида. Мелхола сказала Давиду: «Если ты не спасешь души твоей в эту ночь, то завтра будешь убит».

Давид бежал через окно, а Мелхола уложила в постель куклу, прикрыв ее одеждой Давида.

Когда утром слуги Саула пришли за Давидом, Мелхола сказала, что ее муж болен и не может встать с постели. Слуги доложили об этом Саулу, и тот приказал: «Принесите его ко мне на постели, чтобы убить его».

Обман раскрылся, и Мелхола едва избегла наказания, заверив отца, что Давид угрозами вынудил ее помочь ему.

Ионафан попытался поговорить с отцом, взывая к чувству справедливости: «Да не грешит царь против раба своего Давида, ибо он ничем не согрешил против тебя, и дела его весьма полезны для тебя».

Но Саул не желал слушать разумных доводов и лишь разгневался на Ионафана: «Сын негодный и непокорный! Разве я не знаю, что ты подружился с сыном Иесеевым на срам себе?» — и приказал снарядить погоню за Давидом.

Между тем Давид ожидал Ионафана в условленном месте. Ионафан, опередив погоню, посоветовал Давиду бежать подальше от Саула и найти себе надежное убежище. Друзья обнялись со слезами, «и встал Давид и пошел, а Ионафан возвратился в город».

Давид поселился в горах. Вскоре «собрались к нему все притесненные и все должники, и все огорченные душою, и сделался он начальником над ними; и было с ним около четырехсот человек».

Так Давид стал главарем разбойничьей шайки. Он заключил союз с окрестными жителями, пообещав за определенную дань защищать их от других разбойников и от филистимлян.

Узнав об этом, Саул начал с Давидом настоящую войну. Он «взял три тысячи отборных мужей из всего Израиля, и пошел искать Давида и людей его по горам, где живут серны». Но Давид был неуловим.

Однажды Саул зашел «для нужды» в темную пещеру. Как раз в этой пещере скрывался Давид со своими людьми. Разбойники хотели убить царя, но Давид удержал их, сказав: «Да не попустит мне Господь сделать это господину моему, помазаннику Господню». При этом он незаметно отрезал край плаща Саула.

Когда Саул покинул пещеру, Давид закричал ему вслед: «Господин мой, царь! Посмотри на край одежды твоей в руке моей; я отрезал край одежды твоей, а тебя не убил. Узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства, и я не согрешил против тебя, а ты ищешь души моей, чтобы отнять ее».

Саул оценил великодушие Давида и сказал: «Ты правее меня, ибо ты воздал мне добром, а я воздавал тебе злом». Но преследований не прекратил.

Положение Давида становилось все более опасным, и он был вынужден бежать за пределы страны, к заклятым врагам Израиля, филистимлянам. Царь филистимлянского города Гефа, Анахус, взял его к себе на службу.

Анахус рассчитывал использовать полководческий талант Давида в войне с израильтянами, но Давид, не желая воевать со своими соплеменниками, прибегнул к хитрости. Он совершал набеги на алимикитян, давних врагов Израиля, а захваченную добычу представлял Анахусу как взятую у израильтян. Довольный Анахус говорил: «Он опротивел народу своему, Израилю, и будет слугой моим вовек».

Тем временем в земле израильской скончался пророк Самуил. Саул, долгие годы вынужденный считаться с авторитетом Самуила, теперь решил продемонстрировать превосходство царской власти над жреческой, и приказал изгнать из страны всех колдунов и гадальщиков, которым жрецы покровительствовали.

Вскоре филистимлянские цари объединились для решительного похода на Израиль. Саул выступил против врагов, но, когда увидел несметное войско филистимлян, «испугался, и крепко дрогнуло сердце его». Он обратился за советом к Господу, но Господь не отвечал ему «ни во сне, ни через урим (священное украшение с драгоценными камнями), ни через пророков».

Тогда, к изумлению своих приближенных, Саул спросил, нет ли поблизости какой-нибудь прорицательницы, которая могла бы предсказать исход сражения. Саулу напомнили, что все прорицатели по его приказу изгнаны из страны. Но кто-то вспомнил, что в селении Аэндор живет старуха-волшебница, которой удалось избежать общей участи, умеющая вызывать души умерших.

Саул дождался ночи и, завернувшись в плащ, чтобы не быть узнанным, в сопровождении двоих оруженосцев отправился к аэндорской колдунье. Он попросил ее вызвать дух пророка Самуила.

Дух явился и спросил: «Для чего ты тревожишь меня, чтобы я вышел?» Саул ответил: «Тяжело мне очень; филистимляне воюют против меня, а Бог отступил от меня и более не отвечает мне ни через пророков, ни во сне, ни в видении; поэтому я вызвал тебя, чтобы ты научил меня, что мне делать».

И сказал Самуил: «Для чего же ты спрашиваешь меня, когда Господь отступил от тебя и сделался врагом твоим? (…) Завтра ты и сыны твои будете со мною; и стан израильский предаст Господь в руки филистимлян».

На другой день произошло сражение. Израильтяне были разбиты, старшие сыновья Саула, в том числе и Ионафан, погибли, а сам Саул, тяжело раненный, не желая сдаваться в плен, покончил с собой.

Давид не участвовал в этом сражении: филистимляне, не доверяя ему до конца, не взяли его в решающий поход против Израиля.

Узнав о поражении своих соплеменников, смерти Саула и своего друга Ионафана, Давид предался отчаянию. Горько рыдая, он изодрал на себе одежду и сложил плачевную песнь:

«Краса твоя, о Израиль, поражена на высотах твоих! Как пали сильные! (…) Саул и Ионафан, любезные и согласные в жизни своей, не разлучились и в смерти своей; быстрее орлов, сильнее львов они были! (…) Скорблю о тебе, брат мой Ионафан. (…) Как пали сильные, погибло оружие бранное!»

Теперь, после смерти Саула, Давид мог вернуться на родину. В народе уже давно было известно, что пророк Самуил еще при жизни Саула помазал Давида на царство. Поэтому многие израильтяне готовы были признать Давида своим царем. Но некоторые считали, что законное право на престол имеет не Давид, а младший сын Саула, Иевосфей.

В стране началась междоусобная война, которая продолжалась семь лет. Сторонники Давида победили, и он стал царем над всем Израильско-Иудейским государством. Давиду в то время было тридцать лет.

Вскоре филистимляне снова вторглись в пределы Израиля.

Давид спросил Господа: «Идти ли мне против филистимлян?» Господь ответил: «Иди, ибо я предам филистимлян и руки твои».

Давид выступил против врагов и нанес им такое сокрушительное поражение, что с той поры филистимляне навсегда утратили свое былое могущество, а впоследствии даже признали гегемонию Израиля. О своей победе над филистимлянами Давид сказал так: «Господь разнес врагов моих передо мною, как разносит вода».

Через некоторое время Давид захватил крепость, принадлежавшую одному из ханаанских племен — иевусеям, и основал там город Иерусалим, сделав его своей столицей. В Иерусалим был перенесен Ковчег Завета.

Построив великолепный дворец для себя, Давид вознамерился построить величественный храм для Ковчега Завета. Но Бог, явившийся во сне одному из пророков, объявил, что Ковчег пока должен находиться в простом шатре, как во времена Моисея, а возвести для него храм суждено сыну Давида — Соломону.

У Давида, как и у всякого восточного царя, было несколько жен и много детей. Однажды вечером он прогуливался по кровле своего дворца и увидел в саду соседнего дома купающуюся красивую женщину. Царь тут же воспылал к ней страстью и послал своих слуг разведать, кто она такая. Красавица оказалась женой одного из военачальников Давида, Урии Хеттянина. Звали ее Вирсавия.

Урия в то время находился в далеком военном походе, и Давид, пользуясь отсутствием мужа, соблазнил Вирсавию. Вскоре она забеременела. Давид настолько полюбил Вирсавию, что решил сделать ее своей женой, предварительно избавившись от Урии.

Царь послал начальнику войска, в котором сражался Урия, такое письмо: «Поставьте Урию там, где будет самое сильное сражение, и отступите от него, чтобы он был поражен и умер».

Урия погиб, а царь Давид взял в жены его вдову.

Жестокий и вероломный поступок Давида навлек на него гнев Бога: «И было это дело, которое сделал Давид, злом в очах Господа». Вирсавия родила сына, но через несколько дней младенец тяжело заболел. Давид горячо молил Бога сохранить жизнь ребенку. Семь дней провел он в молитве, распростершись на земле и не принимая пищи. На восьмой день младенец умер.

Домочадцы боялись сообщить царю горестную весть, говоря: «Как же мы скажем ему: «Умерло дитя.»? Он сделает что-нибудь худое». Но Давид, видя, как перешептываются слуги, догадался о происшедшем. Он спросил: «Умерло дитя?» И ему ответили: «Умерло».

Тогда Давид «встал с земли, и умылся, и помазался, и переменил одежды свои, и пошел в дом Господень и молился. Возвратившись домой, потребовал, чтобы подали ему хлеба, и он ел».

Удивленные домочадцы спросили Давида: «Что значит, что ты так поступаешь? Когда дитя было еще живо, ты постился, и плакал, и не спал, а когда дитя умерло, ты встал, и ел хлеб, и пил?» Давид ответил: «Доколе дитя было живо, я постился и плакал, ибо думал: кто знает, не помилует ли меня Господь, и дитя останется живо? А теперь оно умерло; зачем же мне поститься? Разве я могу возвратить его?» Год спустя Вирсавия родила другого сына — будущего царя Соломона.

Среди сыновей Давида был один по имени Авессалом, красавец и щеголь от подошв ног до верха головы его не было у него недостатка». Но под располагающей внешностью царскою сына скрывалась жестокая и коварная душа.

Авессалом задумал отнять у отца престол и стать царем. Для осуществления замысла он старался обеспечить себе поддержку простого народа. Гуляя по городу, Авессалом дружески обнимал каждого, кто приветствовал его. По утрам он останавливался у городских ворот, через которые шли просители и тяжущиеся к царю Давиду, участливо расспрашивал и говорил каждому: «Дело твое доброе и справедливое, но у царя некому выслушать тебя. О, если бы меня поставили судьею в этой земле! Ко мне приходил бы всякий, кто имеет спор и тяжбу, и я судил бы его по правде». Таким образом «вкрадывался Авессалом в сердца израильтян».

Постепенно у него оказалось много приверженцев.

Однажды Авессалом отпросился у Давида в город Хеврон под предлогом, что он хочет принести там жертву Богу, а сам собрал в Хевроне своих сторонников и поднял мятеж против отца.

Давид, узнав, что на Иерусалим идет армия мятежников, предводительствуемая его сыном, которого он в глубине души любил более других своих детей, глубоко опечалился. Он решил не вступать в борьбу и, забрав свое семейство, верных ему людей и войско, покинул столицу. Давид «шел и плакал; голова у него была покрыта; он шел босой, и все люди, бывшие с ним, покрыли каждый голову свою, шли и плакали».

Мятежники заняли Иерусалим. Авессалом приказал снарядить погоню за Давидом. Но никто не решался выполнить приказ. Один из приближенных Авессалома сказал: «Всему Израилю известно, как храбр отец твой и мужественны те, которые с ним. Посему я советую: пусть соберется к тебе весь Израиль, (…) во множестве, как песок при море, и ты сам пойдешь посреди его. И тогда мы пойдем против него, в каком бы месте он ни находился, и нападем на него, как падает роса на землю».

Авессалом послушался совета. Войска Давида и Авессалома встретились в лесу, произошла кровопролитная битва, и мятежники были разбиты.

Давид еще до начала сражения приказал всем своим воинам щадить Авессалома. Но Авессалом этого не знал, и когда его войско было разбито, попытался спастись бегством. Он скакал верхом на муле. Проезжая под ветвистым дубом, Авессалом запутался своими длинными волосами в его ветвях «и повис между небом и землею, а мул, бывший под ним, убежал». Авессалома нашел один из воинов Давида и, вопреки царскому приказанию, убил изменника, а тело бросил в яму и забросал камнями.

«И обратилась победа того дня в плач для всего народа». Царь Давид погрузился в глубокую скорбь. Он оплакивал погибшего сына: «Сын мой Авессалом! Сын мой, сын мой Авессалом! О, кто дал бы мне умереть вместо тебя, Авессалом, сын мой, сын мой!» То, что царь так горестно оплакивает изменника, показалось оскорбительным тем, кто сохранил верность царю. Один из военачальников Давида упрекнул его: «Ты в стыд привел сегодня всех слуг твоих, спасших ныне жизнь твою, и жизнь сыновей и дочерей твоих, и жизнь жен, и жизнь наложниц твоих; ты любишь ненавидящих тебя и ненавидишь любящих тебя: ибо ты показал сегодня, что ничто для тебя и вожди и слуги; сегодня я узнал, что если бы Авессалом остался жив, а мы все умерли, то тебе было бы приятнее».

Царь Давид вышел к народу. Сторонники приветствовали его, недавние мятежники молили о прощении. Давид простил виновных и вернулся в Иерусалим.

В конце своего царствования Давид произвел перепись населения. Бог счел это предприятие дерзким и тщеславным, разгневался на Давида, и жители Иерусалима были поражены моровой язвой. Давид взмолился Господу: «Вот я согрешил, я, пастырь, поступил беззаконно, а эти овцы, что сделали они? Пусть же рука Твоя обратится на меня и на дом отца моего».

Господь внял молитве Давида, и язва прекратилась. Чувствуя приближение смерти, Давид помазал на царство своего сына Соломона, сказав ему: «Вот я отхожу в путь всей земли, ты же будь тверд и будь мужествен. И храни завет Господа Бога твоего, ходи путями Его и соблюдай уставы Его и заповеди Его». Царь Давид скончался семидесяти лет от роду. По библейской хронологии, он правил Израильско-Иудейским государством с 1012 до 972 года до н. э.

Давиду приписывается создание ста пятидесяти религиозных песнопений-псалмов, составивших одну из частей Библии — Псалтирь.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы