100 великих мифов и легенд

Татьяна Муравьева

<< Назад | Содержание | Дальше >>

41. СТРАНСТВИЯ ОДИССЕЯ

По традиции поэма «Одиссея» приписывается Гомеру, хотя есть основания предполагать, что она была написана на полвека позже «Илиады».

В «Одиссее» рассказывается о полном опасностей и приключений возвращении на родину одного из героев Троянской войны — Одиссея.

Имя «Одиссей» означает «нелюбимый богами», то есть, человек, которому суждено испытать в жизни многие тяготы и невзгоды. Несмотря на это, боги все же изредка оказывали Одиссею помощь, но по большей части ему приходилось рассчитывать только на себя и выпутываться из сложных переделок лишь благодаря собственной храбрости и предприимчивости.

Постоянный эпитет Одиссея «хитроумный».

Когда Троянская война закончилась, Одиссей на двенадцати кораблях, груженных богатой добычей, отправился к себе на родину, в Итаку.

Долгим, трудным и кружным, по воле богов, оказался этот путь.

Через несколько дней плаванья ветер принес корабли Одиссея к земле киконов. Киконы — действительно существовавшее фракийское племя, жившее на северном побережье Эгейского моря. Одиссей и его спутники напали на местных жителей и разорили их главный город, «великих сокровищ награбивши много».

На радостях победители устроили попойку, а затем уснули, забыв выставить дозорных. Этим воспользовались киконы. Они напали на спящих и перебили больше семидесяти человек. Оставшиеся в живых поспешно погрузились на корабли и отплыли.

В сокрушенье великом о милых Мертвых,
но радуясь в сердце, что сами спаслися от смерти.
(Перевод В.А. Жуковского)

Вскоре корабли Одиссея попали в бурю.

Девять дней Мчались суда, погружаяся в волны носами; ветрила
Трижды, четырежды были разорваны силою бури.

На десятый день путешественники оказались в цветущей стране, где жило мирное племя лотофагов, питавшихся плодами сладкого лотоса. Эти плоды обладали волшебным свойством: каждый, отведавший их, забывал свою родину и уже не желал покидать страну лотофагов.

Одиссей, узнав о такой опасности,
Верным товарищам дал приказанье нимало не медля
Всем на проворные сесть корабли, чтоб из них никоторый,
Лотосом сладким прельстясь, от возврата домой не отрекся.

Через некоторое время, в безлунную ночь заблудившись в тумане, Одиссей был вынужден причалить к острову, где в глубоких пещерах жили одноглазые великаны- циклопы. Они разводили овец и пасли свои стада в горах. Несмотря на мирное занятие, циклопы были кровожадными людоедами.

Одиссей и его товарищи зашли в одну из пещер. Хозяина не было дома, и путешественники могли неспеша осмотреть жилище циклопа. Они нашли большой запас сыров в тростниковых корзинах и ведра с густой простоквашей. Спутники Одиссея хотели забрать найденную провизию и поскорее покинуть пещеру, но Одиссея обуяла жадность: он решил дождаться хозяина и, воспользовавшись численным преимуществом, получить от него что-нибудь более существенное, чем сыр и простокваша.

Пещера принадлежала циклопу Полифему, сыну морского бога Посейдона. Вернувшись вечером с пастбища и загнав в пещеру свое стадо, Полифем обнаружил непрошенных гостей.

Циклоп был так огромен и страшен, что Одиссей, едва увидев его, пожалел о своем опрометчивом намерении. Он попытался заговорить с великаном и вежливо его поприветствовал. Но Полифем в ответ только расхохотался и, схватив двоих товарищей Одиссея, сожрал их, как голодный лев, и запил молоком. Затем, завалив вход в пещеру огромным камнем, улегся спать.

Когда великан захрапел. Одиссей подкрался к нему с мечом, намереваясь поразить в сердце, но тут сообразил, что, убив циклопа, он и его товарищи не смогут выбраться из пещеры, так как им, даже всем вместе, не под силу сдвинуть камень, закрывающий вход.

На другой день Полифем, как обычно, отправился пасти свои стада, а пленников оставил в пещере, не забыв закрыть вход.

Товарищи Одиссея были готовы покориться ужасной участи, но Одиссей придумал хитроумный план.

Вечером, когда Полифем вернулся в пещеру, Одиссей предложил ему выпить вина, мех с которым захватил с корабля. Циклопы не знали виноделия, и незнакомый напиток так понравился Полифему, что он осведомился об имени Одиссея, пообещав, что сожрет его в последнюю очередь. Одиссей сказал, что его зовут Никто, и поблагодарил за обещанную милость.

Вскоре великан опьянел и заснул. Тогда Одиссей взял острый кол и пронзил им единственный глаз людоеда. На отчаянный вопль Полифема сбежались другие циклопы и стали спрашивать в тревоге, что произошло и кто причинил ему обиду, заставляющую его так страшно кричать.

Полифем ответил: «Никто!» Великаны, пожав плечами, сказали: «Если никто, для чего же один так ревешь ты?» — и отправились спать.

Лишенный зрения циклоп, сколько ни старался, не мог поймать Одиссея и его товарищей в огромной, полной закоулков пещере. Тогда он надумал перехватить их у выхода, когда они попытаются бежать. Полифем отвалил камень, закрывающий выход, и стал ждать.

Тем временем уже рассвело. Стадо Полифема проснулось, овцы и бараны, стуча копытами, потянулись наружу. Великан ощупывал спины проходивших мимо него животных — и выпускал их из пещеры.

Одиссей спрятался под брюхом одного из баранов, товарищи последовали его примеру, и таким образом беспрепятственно покинув пещеру, они вернулись на свои корабли.

Отчалив от острова, Одиссей громко выкрикнул свое имя. Полифем услышал и выбежал да берег.

Тяжкий утес от вершины горы отломил и с размаха
На голос кинул; утес, пролетевший над судном, в пучину
Рухнул так близко к нему, что его черноострого носа
Чуть не расшиб; всколыхнулося море от падшей громады…

Однако Одиссей и его товарищи благополучно продолжили свой путь.

В следующий раз они остановились на острове Эолия, где обитал бог Эол. Он приветливо встретил путешественников и сделал Одиссею замечательный подарок: мешок, в который можно было заключать все неблагоприятные ветры. Так что, когда Одиссей отправился дальше, лишь попутный ветер весело надувал паруса его кораблей.

Вот уже показались берега родной Итаки. Но на беду Одиссей заснул, а его спутники из любопытства развязали мешок, подаренный Эолом, чтобы посмотреть, что в нем такое.

Неблагоприятные ветры вылетели наружу, с яростью набросились на корабли и унесли их далеко-далеко, в край, где никогда не заходит солнце и ночью светло, как днем.

В том краю жили великаны-лесгригоны. Завидев приближающиеся корабли, они стали швырять в них обломками скал. Все корабли были разбиты, лишь одному удалось спастись.

На этом корабле Одиссей и немногие его спутники, оставшиеся в живых, добрались до острова Эл — владения прекрасной и коварной волшебницы Цирцеи, о которой говорили, что она может превращать людей в животных.

Осторожный Одиссей послал к Цирцее несколько человек на разведку. Волшебница сама вышла им навстречу, пригласила в свой дворец, угостила роскошными яствами, а потом — волшебным напитком, от которого посланцы Одиссея превратились в свиней. Цирцея загнала их в хлев.

… очутился там каждый с щетинистой кожей, с свиною
Мордой и с хрюком свиным, не утратив, однако, рассудка.

Узнав о беде, постигшей товарищей, Одисей поспешил на выручку, хотя и не знал, как можно им помочь. Но тут перед ним появился бог Гермес и дал ему чудесную траву, уничтожающую всякое волшебство.

С помощью этой травы Одиссей вернул своим товарищам человеческий облик.

… во мгновенье все стали моложе,
Силами крепче, красивей лицом и возвышенней станом…

Цирцея поклялась впредь не причинять ни Одиссею, ни его спутникам никакого вреда, и он провел на острове волшебницы целый год.

По совету Цирцеи Одиссей побывал в царстве мертвых, где беседовал со многими героями, погибшими в Троянской войне, видел свою покойную мать и услышал пророчество об исходе своего путешествия: Будешь в Итаке, хотя и великие бедствия встретишь».

Когда Одиссей покидал остров Эл, Цирцея предупредила, что ему предстоит миновать остров сирен. Сирены — полудевы-полуптицы — обладали такими дивными голосами, что мореходы, заслышав их пение, забывали обо всем на свете, на всех парусах неслись к острову и разбивались о прибрежные скалы.

И вот Одиссей, завидев остров сирен, приказал своим спутникам заткнуть уши воском, а себя самого привязать к мачте.

Когда корабль поравнялся с островом, словно по волшебству стих ветер, перестали плескаться морские волны, и в наступившей тишине запели сирены:

К нам, Одиссей богоравный, великая слава ахеян,
К нам с кораблем подойди; сладкопеньем сирен насладися,
Здесь ни один не проходит с своим кораблем мореходец,
Сердце усладного пенья на нашем лугу не послушав…»

Одиссей, очарованный пением сирен, стал рваться из своих пут и просить, чтобы его развязали, но товарищи Одиссея, уши которых были надежно защищены воском, лишь с удвоенной силой налегли на весла, и вскоре остров остался позади, а голоса сирен замерли в отдалении.

Но путешественников поджидала новая опасность: им нужно было миновать узкий пролив между двумя чудовищами — шестиголовой ненасытной Спиллой и свирепой Харибдой. Трижды в день Харибда втягивала в свою утробу воду и трижды извергала, так что страшный водоворот постоянно крутился возле ее пасти. Спасти корабль, попавший в этот водоворот, не смог бы сам Посейдон.

Желая избежать Харибды, корабль Одиссея прошел слишком близко от Сциллы, и шестиголовое чудовище успело сожрать шестерых гребцов.

Уставшие мореходы нуждались в отдыхе, и Одиссей причалил к безлюдному острову, на котором паслись тучные быки, принадлежавшие богу солнца Гелиосу. Одиссей предупредил своих товарищей, что эти быки неприкосновенны, но путешественники, соскучившись за время долгого плавания по горячей пище, не послушались предостережения и закололи одного быка себе на ужин. Их не смутило даже то, что мясо, пока его жарили и ели, издавало сердитое мычанье.

Расплата за святотатство не заставила себя ждать. Едва корабль снова вышел в море, Зевс метнул в него свою молнию и разбил в щепки. Все товарищи Одиссея погибли в морской пучине, и лишь он один успел ухватиться за мачту.

Девять дней носило Одиссея по волнам, на десятый выбросило на берег таинственного острова Огигии.

Этот остров не посещали ни боги, ни смертные. В полном уединении, в пещере, увитой виноградом, жила там нимфа Калипсо. Ее имя означало «та, что скрывает», а подвластный ей остров был частью потустороннего мира.

Калипсо полюбила Одиссея и, желая навсегда удержать его подле себя, пообещала даровать ему бессмертие.

Семь лет провел Одиссей у Калипсо, но, в конце концов, его одолела тоска по родине.

Он одиноко сидел на утесистом бреге, и очи
Были в слезах; утекала медлительно капля за каплей
Жизнь для него в непрестанной тоске по отчизне…

Афина сжалилась над Одиссеем и упросила Зевса, чтобы он приказал Калипсо отпустить героя.

Одиссей сколотил плот и покинул на нем остров Огигию. На семнадцатый день плавания Одиссей попался на глаза Посейдону. Морской бог все еще гневался на героя за то, что тот изувечил его сына — циклопа Полифема. Желая отомстить Одиссею, Посейдон

…великие тучи поднявши, трезубцем
Воды взбуровил и бурю воздвиг, отовсюду прикликав
Ветры противные; облако темное вдруг обложило
Море и землю, и тяжкая с грозного неба сошла ночь.

Утлый плот в одно мгновение был потоплен, и Одиссею грозила неминуемая гибель, но его спасла нимфа Левкотея — покровительница потерпевших кораблекрушение. Она бросила на воду свое чудесное покрывало, и Одиссей с его помощью доплыл до острова Схерии, страны феаков.

Едва живой выбрался герой на берег, упал на песок в тени прибрежных камней и уснул.

В это время дочь царя феаков, белокурая Навзикая, в сопровождении своих служанок на запряженной мулами колеснице приехала к морю стирать белье.

Весело переговариваясь, девушки принялись за работу, их голоса разбудили Одиссея. Навзикая испугалась, увидев голого, облепленного тиной чужестранца, который, прикрываясь пучком водорослей, вышел из-за прибрежного камня.

Но Одиссей обратился к царевне с почтительной речью и, воздав пространную хвалу ее красоте, добродетели и рассудительности, попросил дать ему какую-нибудь одежду и указать дорогу в город.

Остров Схерия был блаженным краем, где цвели вечнозеленые сады, а его жители феаки не знали ни вражды, ни печалей и всегда помогали тем, кто нуждался в помощи.

Навзикая проводила Одиссея к своему отцу, царю феаков Алкиною. Тот принял героя с почетом, устроил в его честь пир и праздничные игры. Выслушав рассказ Одиссея о его приключениях, Алкиной подарил ему чудесный корабль. Этот корабль был наделен душой и разумом, им не надо было управлять, ему не были страшны морские невзгоды.

…Корабль(…) многошумное море
Мчало вперед; беспрепятственно плыл он; и сокол, быстрейший
Между пернатыми неба, его не догнал бы в полете -
Так он стремительно, зыбь рассекая, летел через море.

Между тем все давно считали Одиссея погибшим, и лишь его жена Пенелопа верила, что он жив, и ждала его возвращения.

Однако родственники стали принуждать Пенелопу вторично выйти замуж. В дом Одиссея, привлеченные красотой и богатством его жены, съехалось более ста претендентов на ее руку.

Пенелопа, желая оттянуть время, объявила, что прежде, чем начать думать о втором замужестве, ей надо соткать погребальный покров для своего свекра, отца Одиссея. Женихи согласились подождать. Свекор был еще жив, и работа не требовала спешки. Пенелопа каждую ночь распускала все, сотканное за день.

Женихи, в ожидании конца ее работы, пировали с утра до ночи, расточая добро Одиссея.

Так прошло три года, но затем хитрость Пенелопы была разгадана, и от нее стали требовать, чтобы она немедленно избрала себе мужа. Тогда Пенелопа пообещала, что выйдет замуж за того, кто сможет натянуть лук Одиссея и попасть стрелой в двенадцать колец, установленных одно за другим.

В день, когда было назначено испытание, Одиссей вернулся на родину, которую покинул двадцать лет назад.

Переодевшись нищим, пришел он в свой дом. Никто не узнал хозяина, кроме старого пса и старой рабыни, которая нянчила Одиссея ребенком.

Заносчивые женихи стали потешаться над нищим и оскорблять его.

Но вот подошло время испытания. Слуги принесли тяжелый лук Одиссея. Однако никто из женихов не смог даже натянуть тетиву.

Тогда за лук взялся сам Одиссей.
К луку притиснув стрелу, тетиву он концом оперенным,
Сидя на месте своем, натянул и, прицеляся, в кольца
Выстрелил, — быстро от первого все до последнего кольца,
Их не задев, пронизала стрела, заощренная медью.

Затем Одиссей, скинув нищенские лохмотья, предстал в своем настоящем виде, вступил в бой с женихами и перебил их всех до единого.

Домочадцы узнали Одиссея.
Голову, плечи и руки они у него целовали.
Он же дал волю слезам; он рыдал от веселья и скорби.

Но Пенелопа боялась поверить в то, что это ее долгожданный супруг. Издали смотрела она на Одиссея, пытаясь понять, действительно ли это он или просто похожий на него человек.

Одиссей сказал Пенелопе:

Ты непонятная! Боги, владыки Олимпа, не женским
Нежно-уступчивым сердцем, но жестким тебя одарили;
В свете жены не найдется, способной с такою нелаской,
Так недоверчиво встретить супруга, который по многих
Бедствиях к ней через двадцать отсутствия лет возвратился».

Тогда Пенелопа вспомнила, что есть секрет, известный только ей и Одиссею. На месте их дома некогда росла старая маслина. Когда начали строить дом, ее срубили — и пень оказался внутри спальни. Одиссей не стал его выкорчевывать, а использовал как основание для кровати, которую он сделал своими руками.

Желая рассеять свои сомнения, Пенелопа приказала служанке так, чтобы слышал Одиссей, приготовить для него постель, вынеся кровать из спальни в другую комнату. Услышав это, Одиссей воскликнул:

…между людьми и сильнейший, хотя б и рычаг он
Взял, не шатнул бы ее; заключается тайна в устройстве
Этой кровати.

Тут Пенелопа поверила, что перед ней Одиссей, «у нее задрожали колена и сердце», и она, рыдая, бросилась мужу на шею.

Так, счастливым возвращением на родину, закончились странствования Одиссея.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы