100 великих памятников

Дмитрий Самин

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Триумфальная арка Главного штаба (1828 г.)

Именно ей посвятил стихотворение поэт Николай Браун:

Строенья раздвинув плечами,
Взлетает она в высоту,
Сто лет и ночами и днями
Бессменно стоит на посту.
И все же она знаменита
Не тем, что столетье над ней
Упрямо вздымают копыта
Шесть бронзовых ярых коней.

У великих произведений искусства есть общее свойство — доносить через века мысли и чувства, которые вдохновляли их создателей. Соприкасаясь с такими памятниками, мы ощущаем связь времен, слышим шаги истории.

К таким произведениям относится арка Главного штаба. Ее мощный торжественный взлет над подковой полукилометрового фасада, над ширью Дворцовой площади — словно раскат громового победного «ура». Триумфальная арка Главного штаба — воплощенный в камне торжественный гимн в честь воинов-героев. Композиция этой тройной арки подчинена ритму как бы движущегося под ее сводами шествия. Она и была рассчитана на прохождение воинских колонн.

Со стороны Невского проспекта арка декорирована динамичными по композиции рельефами-арматурами из воинских доспехов, шлема, мечей, дротиков, копий, увенчанных орлами, древками гвардейских штандартов и дубовыми листьями. Эти рельефы — словно фанфарное начало церемониального марша. Оно подхватывается, усиливается и развивается барельефами из «трофеев» — щитов и доспехов в нишах рустованных стен, рядами розеток в кессонах и рельефными полосами на сводах арок, составленных из предметов античного вооружения. Пояса трофеев замыкаются в центре сводов парящим орлом — символом русского государства. Подобно первой, вторая и третья арки со стороны Невского проспекта оформлены парными арматурами.

Декоративная насыщенность достигает кульминации в оформлении со стороны площади. В нем звучит патетика торжественного хорала, точно льющегося навстречу сомкнутым рядам «пехотных ратей и коней», движущихся под сенью «знамен победных». Декоративность сооружения усилена упругой линией, самой высотой арки, достигающей вместе со скульптурной группой тридцати шести метров. По сторонам семнадцатиметрового пролета арки на фоне широких пилонов на постаментах из красного питерлакского гранита высятся монументальные декоративные скульптурные композиции из массивных орнаментированных щитов — круглых, восьмигранных и шестигранных, панцирей, копий, дикторских связок с топориками и орлами, шлемов. Над ними, отделанные широкой тягой, между коринфскими колоннами — скульптуры античных воинов в шлемах, с венками в руках. Выше воинов арматура — щиты, мечи, шлемы. Над профилированным архивольтом арки парят рельефные крылатые гении Славы в пышных одеяниях, с венками и пальмовыми ветвями в руках.

Ступенчатый аттик с широкой барельефной лентой из ритмично повторяющихся гирлянд и касок подчеркивает верхнюю часть арки. Этот строгий орнаментально-декоративный мотив оттеняет динамику венчающей многофигурной группы.

Воины динамичным движением остановили шестерку коней, влекущих колесницу, где во весь рост поднялась ширококрылая Слава, исполненная благородного величия и спокойствия. Властным жестом она протянула лавровый венок и подняла ввысь штандарт с двуглавым орлом. Такие штандарты реяли над Бородинским полем, под Смоленском, при Березине и на других полях Отечественной войны 1812 года. Орел на высоко поднятом штандарте придает завершенность оформлению, создает ощущение праздничности и героического порыва.

Творцом здания Главного штаба и его триумфальной арки был Карл Иванович Росси. Здание стало выдающимся памятником, равным Зимнему дворцу Растрелли и Адмиралтейству Захарова. Вместе с ними оно составило единый нерасторжимый ансамбль.

Созданию этого патриотического по художественному замыслу сооружения способствовала общественная атмосфера, установившаяся в годы противоборства русских армий с нашествием наполеоновских войск в Западную Европу, и особенно в период освободительной воины 1812–1814 годов. Столица России, окруженная ореолом могущества, нуждалась в строениях, соответствовавших по своим размерам и облику ее, престижу и месту среди других европейских столиц.

Необходимо было сосредоточить в центре столицы, и в частности вокруг императорской резиденции, высшие военные и административные учреждения государства — Адмиралтейство, Главный штаб, Министерство финансов и Министерство иностранных дел. Учесть эту потребность и завершить формирование Дворцовой площади выпало на долю Карла Ивановича Росси.

В 1819 году, когда архитектору поручили руководить строительством на Дворцовой площади, Росси было сорок четыре года. Он находился в расцвете своего таланта. За его плечами были значительные работы в Петербурге, Москве, Твери.

Тема триумфальной арки не раз привлекала Росси. Ещё в начале творческого пути, в 1790-х годах, он создал оставшийся невоплощенным проект грандиозной триумфальной арки, декорированной множеством статуй, увенчанной квадригой. В октябре 1826 года по рисунку Росси для Павловска были отлиты чугунные парадные ворота.

Получив распоряжение разработать проект здания, определяющего «устройство против Зимнего дворца правильной площади», Росси не ограничился приспособлением старых домов для нового использования. Начатую Фельтеном постановку домов по дуге на южной границе площади архитектор развил ее в грандиозную композицию, запроектировав два корпуса-крыла одного здания, как бы обнимающие все пространство, развернутое перед ними. Такое решение придало площади завершенность и одновременно подчеркнуло доминирующую роль Зимнего дворца.

На замысел Росси-проектировщика несомненное влияние оказало Адмиралтейство Захарова с его уравновешенными массами, протяженным фасадом, обогащенным колоннадами, и его центральной частью с триумфальными воротами, где сконцентрировано разнообразное скульптурное убранство. Другим источником трактовки планового и декоративного решения Дворцовой площади является Казанский собор Воронихина с его мощной полукруглой колоннадой, образующей площадь.

Связав по масштабу и пропорциям Главный штаб с Зимним дворцом и Адмиралтейством, Росси разрешил труднейшую градостроительную задачу создания ансамбля.

Добиваясь ясной композиции площади, архитектор решил перекомпоновать всю окружающую застройку и изменить планировку. Он как бы изменил направление Большой Морской улицы, нацелив ее из-под арки прямо на центральную часть дворца. Этим он связал в единую композицию Зимний дворец и Главный штаб. Взяв за основу членение фасадов, данное Фельтеном, Росси придал им совершенно новый ритм, акцентируя протяженность здания полуколоннами.

Кульминация широко и смело задуманной композиции Главного штаба — триумфальная арка. Все оформление фасада призвано подчеркнуть ее масштабность и выразительность. Соединяя два крыла широким пролетом, арка господствует над зданием и над всей южной частью площади. Связанная конструктивно и композиционно со зданием штаба, арка все же воспринимается как самостоятельный триумфальный монумент, посвященный подвигам русских армий в Отечественной войне 1812–1814 годов.

Хронология создания арки определена датами строительства Главного штаба в целом. 16 марта 1819 года Росси получил распоряжение разработать проект реконструкции старых зданий для Главного штаба. В следующем году 12 июня состоялась официальная закладка. На закладной доске было написано: «Учинена закладка строению на площади противу Зимнего дворца для приведения оной в правильность».

В сентябре 1820 года западное крыло здания почти полностью приобрело существующий облик. В 1823 году основное строительство здесь закончилось, и Росси получил возможность приступить к возведению восточного крыла — «главного фасада против Зимнего дворца». 23 октября 1824 года архитектор отправил в комиссию, руководившую возведением здания, рапорт о том, что он не только закончил вчерне «весь главный фасад… но даже сделал более предполагаемого, как то большую часть сводов». Однако завершения работ пришлось ждать ещё два года. Именно в те годы решалась судьба гениальной идеи зодчего связать два корпуса аркой.

Пока велось строительство корпусов, все шло спокойно. Но смелая идея огромной арки получила немало противников. Специальная техническая комиссия проверяла расчеты конструкций арки и пришла к выводу, что они отвечают требованиям «доброй крепости строения». Но до самого последнего дня работа Росси была окружена сомнениями и подозрительностью. Лишь когда в 1826 году «все здания как следует кончили начисто» и арка, плавная и мощная, встала над площадью, убеждая всех в своей незыблемости, противники вынуждены были примолкнуть. Чтобы окончательно рассеять малейшее сомнение в прочности арки, Росси после снятия лесов забрался вместе с рабочими на самый верх. В семье архитектора сохранялось предание о том, что, поднимаясь на арку, он сказал: «Если арка упадет, я готов упасть вместе с ней».

Время подтвердило уверенность зодчего в прочности арки. В этом заслуга не только Росси и архитектора П. Жако, выполнявшего конструктивные расчеты, но и тех безвестных талантливых каменщиков, которые выкладывали пилоны и своды. В этом играл большую роль опыт десятников, наблюдавших на участке за «точным выполнением даваемых приказаний». Среди десятников Росси особенно выделял главного «казенного десятника» Евдокима Александрова, работавшего с первых дней строительства.

Росси в своих сооружениях связывал архитектурную и скульптурную формы. Задуманный им скульптурный декор всегда соответствовал назначению сооружения, а в общественных зданиях он стремился выразить им значительную идею. Архитектор умело использовал в своих постройках самые различные виды декоративной скульптуры — статуи, барельефы, орнаментальные композиции. Все это относится и к скульптурному убранству триумфальной арки Главного штаба, выполненному в 1827–1828 годах.

Придя к идее арки как главного звена композиции, Росси уже в первом варианте решил ее как триумфальный памятник. Об этом должна была напоминать венчающая арку группа — две аллегорические женские фигуры с овальным щитом под короной и гербом России на фоне склоненных знамен, орудийных стволов и пушечных ядер. В том же варианте намечены большие рельефные композиции в нишах, фриз из античного оружия и доспехов, фигуры воинов и рельефы парящих «слав» с венками.

Но все же венчающая часть арки не отвечала насыщенному оформлению пилонов. Поэтому Росси во втором варианте увенчал арку запряженной конями колесницей с фигурой Славы. Это завершило облик триумфального памятника. Монументальная многофигурная композиция выделила арку, ее крупные четкие архитектурные формы получили соответствующее скульптурное завершение.

Много времени Росси уделил проработке композиции группы Славы в колеснице. Сначала он исполнил эскиз с четверкой коней — древнеримской квадригой с двумя воинами, ведущими их под уздцы. Затем сделал колесницу с шестью конями, но без воинов. В третьем варианте архитектор пришел к окончательному решению: Слава мчится в колеснице, запряженной шестеркой коней, которых внезапно останавливают воины-копьеносцы.

Каждый графический эскиз скульптурного убранства арки — мастерски исполненный Росси детальный рисунок, доведенный до полной завершенности. Росси не только показывает контуры формы, но прорисовывает все извивы орнаментов в щитах, украшения панцирей, шлемов, рукоятей мечей, декор колесницы. Проектируя, архитектор видел скульптуру триумфальной арки так, словно она уже была вылеплена в натуральную величину.

Закончив работу над основными графическими эскизами скульптуры, Росси 30 марта 1827 года представил «реестр чугунным, а также из битого железа украшениям, которые по высочайше конфирмированному плану должны быть сделаны у трех больших арок». Девять пунктов реестра содержат исчерпывающую характеристику скульптуры.

Для установки на аттике арки нужно было отлить почти четырехметровую фигуру Славы и большую колесницу с шестью лошадьми. Скульптуру воинов намечалось сделать высотой около четырех метров, такой же размер был предложен и для колесницы. В перечне значились барельефы-арматуры, помещенные на «большой продольной впадине» длиной двадцать один, шириной почти полтора метра, фигуры летящих гениев Славы и чугунных воинов на пьедесталах высотой почти пять метров, шесть четырехметровых арматур на пьедесталах в нишах.

Перечисление частей скульптурного декора арки, выполненных позже в натуре, показывает, что Росси уже в проекте четко представлял себе декоративное оформление и в дальнейшем не вносил в него существенных изменений.

Реестр заканчивался требованием архитектора поручить выполнение моделей «лучшим скульпторам», а изготовление — Литейному заводу, «который после их отливки и самой лучшей чистой отделки» должен поставить их на место и выкрасить белой краской. Окончить изготовление всей скульптуры (кроме колесницы с фигурой Славы) Росси намечал к 1 октября 1827 года.

Росси остановил свой выбор на В. Демут-Малиновском и Пименове, так как знал их по прежним совместным работам. Контракт со скульпторами С. Пименовым и В. Демут-Малиновским был заключен только в 1827 году, однако в том же году часть скульптуры уже установили на здании.

Одновременно шли переговоры с литейными заводами. Кларк, директор Петербургского Александровского завода, где только что построили новые обширные мастерские, которые для своего времени представляли «нечто всеобыкновенное», согласился выполнить эту работу. Он предложил использовать медные листы толщиной в два миллиметра для выколотки венчающей скульптурной группы и статуй.

В середине июля на завод доставили первые модели — розетки — самую простую и многочисленную часть скульптурного убранства, предназначенного для заполнения ста четырнадцати кессонов в сводах арки. Для многих скульптурных украшений приходилось делать два варианта модели, учитывая симметричное расположение их по сторонам арки. В ноябре 1827 года началась работа над моделью колесницы и фигуры Славы. Их должны были закончить к 15 июля 1828 года.

Несмотря на «огромность моделей» и краткость времени, скульпторы успешно справились со своей задачей. Они дали точное пластическое воплощение эскизов Росси, соответствующее архитектурному решению триумфальной арки. Современников поразила не только работа скульпторов, но и быстрота изготовления моделей из меди и чугуна.

Работа Пименова и Демут-Малиновского над скульптурой арки Главного штаба — пример единомыслия творчества зодчего и ваятелей, создавших классические образцы монументально-декоративной пластики. Каждый рельеф, фигуры летящих гениев Славы, композиции из щитов, панцирей, шлемов и копий, фигуры воинов между колоннами органически связаны с архитектоникой арки. Высшим мастерством отмечена монументальная группа колесницы Славы. Скульпторы, следуя эскизу архитектора, нашли совершенный по ясности силуэт, видный с далеких точек, и одновременно лаконично и полно выразили динамику движения коней, воинов с копьями и крылатой Славы, рисующихся на фоне неба.

Оба скульптора, советуясь и помогая друг другу, создавали произведения, отмеченные неповторимостью творческой манеры каждого из них. Пименову принадлежит композиция трофеев над арками со стороны Невского проспекта, фигуры летящих гениев Славы, рельефы из военных доспехов в паддугах, фигура героя-воина с правой стороны арки, фигура воина, останавливающего коня правой рукой, и, наконец, фигура Славы в колеснице и сама колесница. ДемутМалиновский вылепил модели коней, молодого воина, стоящего по левую сторону арки, воина, останавливающего коня левой рукой. Он автор малых арматур, прикрепленных над фигурами воинов со стороны площади, и больших арматур в нишах.

24 октября 1828 года состоялось торжественное открытие арки. Оно совпало с возвращением гвардии после успешных действий русских войск на Балканах против турецкой армии и взятия могучей крепости Варна. Задуманная как памятник победы 1812–1814 годов, триумфальная арка предстала перед жителями Петербурга в свете новых подвигов русских солдат, освободивших часть восточного побережья Черного моря, сражавшихся на берегах Дуная за вызволение балканских народов от ига Оттоманской империи.

После открытия триумфальной арки выполнялись незавершенные работы. В 1830 году весь комплекс строительных и декоративных работ по грандиозному зданию, вместившему Главный штаб, министерства финансов и иностранных дел, завершился. Все строительство, включая покупку и слом домов, обошлось почти в 7 миллионов рублей. Из них на «украшение, поставленное на арках здания правильной противу Зимнего дворца площади», затратили 236 тысяч рублей.

В записке к одному из проектов Росси отмечал: «Размеры предлагаемого мною проекта превосходят те, которые римляне считали достаточными для своих памятников. Неужели мы побоимся сравняться с ними в великолепии? Цель не в обилии украшений, а в величии форм, в благородстве пропорций, нерушимости. Этот памятник должен стать вечным».

Слова Росси оказались справедливыми по отношению ко всем его лучшим созданиям, и самому знаменитому среди них — Главному штабу с триумфальной аркой, которая стала гордостью города на Неве.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы