100 великих памятников

Дмитрий Самин

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Статуя Свободы (1886 г.)

28 октября 1886 года, под грохот канонады — 21 пушечный выстрел! — состоялось открытие самого знаменитого памятника Северной Америки. Ревели сирены, был устроен грандиозный фейерверк.

С тех пор пассажиров всех судов, прибывающих в нью-йоркский порт, встречает здесь гигантская женская фигура с факелом Свободы в протянутой к небу руке. Для многих тысяч эмигрантов эта статуя явилась знаком освобождения от гнета и страданий, перенесенных ими в Старом Свете. Статуя Свободы стала символом Соединенных Штатов Америки.

Новые американцы прибывают на остров Эллис неподалеку от острова Свободы. Там оформляли раньше целые корабли, привезшие эмигрантов — немцев и ирландцев, итальянцев, славян и евреев. В среднем за первое десятилетие XX века через большой зал проходило по 2000 человек в год, а в «пиковый» 1907 год на острове Эллис оформили более миллиона человек.

Сама идея создания статуи Свободы родилась у группы французских демократов. В 1865 году, при императоре Наполеоне III, вокруг академика Эдуарда де Лабулайе сформировался кружок, члены которого жили в надежде на конец империи и утверждение французской республики. Статуей Свободы французы хотели выразить свое восхищение великой республикой по ту сторону Атлантики, пробудить в американском и французском народах взаимный интерес. Молодой скульптор из Эльзаса, Фредерик-Огюст Бартольди, получил одобрение Лабулайе и взялся за проект.

Раньше Бартольди собирался строить сигнальный маяк на Суэцком канале. Он задумал именно гигантскую женскую фигуру с поднятым ввысь факелом, означающим свет прогресса, который теперь доходит и до Азии. Поэтому молодой человек с таким энтузиазмом и принял предложение. Его статуя Свободы была вдохновлена знаменитой картиной художника Делакруа «Свобода, ведущая народ на баррикады».

Как раз в это время намечалась поездка Бартольди в Америку. Уже в самый первый момент, прибыв в нью-йоркскую гавань, он обратил внимание на остров Бедлоу и не переставал думать о нем как о наиболее удачном месте для будущего монумента. Бартольди много путешествовал, за несколько месяцев он объездил всю страну и, по собственному признанию, узнал страну лучше многих американцев.

Вернувшись в Париж, скульптор вновь встретился с Лабулайе и его друзьями. Теперь о монументе шел уже вполне конкретный разговор, и Бартольди даже представил его проект, в котором будущее сооружение все ещё фигурировало как монумент Независимости. В эти годы Бартольди выполнял много других заказов, но создание монумента для Америки стало для него главной работой в течение пятнадцати лет.

Трудность представляло не только наиболее точное художественное решение и техническое исполнение замысла. Мысленно Бартольди видел будущий монумент грандиозным, установленным на острове Бедлоу. Но нью-йоркская гавань и остров часто подвергались ураганным ветрам, и нужно было позаботиться о прочности монумента.

Что же касается художественного замысла, то он (как утверждает биограф скульптора) возник из давнего эпизода, который ещё юный скульптор увидел во время уличных сражений в Париже в 1851 году. Ему запомнилась девушка с баррикады, в легком одеянии и с поднятым в руке горящим факелом, которая и стала прообразом статуи. Некоторые историки утверждают, что моделью ему служила собственная мать, другие же считают этот вопрос спорным, так как портретное сходство установить довольно трудно.

Первая глиняная модель была высотой четыре фута, затем скульптор сделал ещё три последовательно увеличивавшиеся в размерах рабочие модели. Они корректировались и доделывались до тех пор, пока не был достигнут оптимальный вариант. Когда скульптор переключился на остов, который должен был поддерживать статую, он обратился за помощью к французскому инженеру Эйфелю.

Гюстав Эйфель родился в 1832 году. Он происходил из Бургундии, родины многих знаменитых конструкторов. Эйфель получил прекрасное образование в Политехнической и Центральной школах. Он очень быстро прославил себя как строитель-новатор, оригинально и с успехом применявший новые лучшие методы проектирования и монтажа. В 1858 году в возрасте двадцати шести лет при строительстве своего первого сооружения — железного моста в Бордо — одним из первых во Франции он использовал силу сжатого воздуха.

Впервые Эйфель получил известность как автор расчета конструкции покрытия Галереи машин (1867 год). Затем он прославился как автор проекта универсального магазина «Бон Марше» в Париже (1876 год).

Имя Эйфеля можно было обнаружить среди создателей едва ли не всех крупных сооружений второй половины прошлого века и не только во Франции. Устроители Парижских выставок также пользовались услугами Эйфеля. Он прославился как непревзойденный строитель мостов. Проектируя в своем бюро дерзкие конструкции мостов через глубокие реки Европы и Африки, а также через огромные водные артерии Индокитая, Эйфель стремился учитывать факторы погоды, уровня воды, направления и силы ветра.

Мост Эйфеля через реку Дуро (1876–1877 гг.) в Португалии вошел в справочники и энциклопедии. Мягкий, сильно размывающийся грунт на дне реки не позволял применять сваи. Эйфель перекрыл реку единственным пролетом длиной около ста шестидесяти метров. В то время это был самый большой пролет в мире, за исключением, разумеется, висячих мостов.

Размеры статуи, как и тот факт, что она должна была выдерживать ветра и непогоду, поставили перед будущим создателем Эйфелевой башни немало проблем. Эйфель разработал гениальную металлическую рамную конструкцию, которую поддерживал центральный опорный столб. На этом подвижном каркасе была укреплена внешняя, то есть видимая, оболочка статуи из меди толщиной 2,4 миллиметра.

Бартольди начал с постройки маленькой, всего лишь 1,2 метра величиной фигуры, а потом изготовил ещё три другие, постепенно их укрупняя, и, наконец, подошел к сооружению статуи, которую мы видим сегодня.

Сооружение требовало больших средств. Для сбора их и для координации действий по возведению монумента был учрежден Франко.

Американский союз во главе с Лабулайе. Французский комитет в Париже возглавил Ф. Лессепс, строитель Суэцкого канала, во главе американского комитета встал юрист Вильяме Эвартс. Таким образом, проект стал детищем совместных усилий двух стран: французская сторона полностью взяла на себя создание статуи, американцы должны были обеспечить строительство пьедестала для нее.

В сентябре 1875 года в Париже было опубликовано обращение к французской общественности, которое призывало отметить столетие американской независимости и роль Франции в ее завоевании сооружением монумента. В этом обращении впервые стало фигурировать официальное название памятника: «Свобода, освещающая мир», — и объявлялось начало кампании по сбору средств. Для привлечения к кампании влиятельных кругов устраивались банкеты, вечера, светские приемы, концерты. На одном из таких обедов присутствовали президент Франции Мак-Магон, министры, дипломаты, деятели культуры и искусства (в частности Александр Дюма и Жак Оффенбах). Во французской опере состоялось музыкальное представление, к которому Шарль Гуно написал ораторию, посвященную статуе, и сам дирижировал оркестром. Французская и американская пресса оживленно комментировали начало кампании.

Но за океаном весьма смутно представляли замысел французских друзей и во что это может вылиться. Американскую публику нужно было расшевелить, дать ей наглядное представление о будущем монументе. Отчасти из-за этого Бартольди взял на себя функции заместителя французского комиссара на Всемирной выставке в Филадельфии, приуроченной к столетию независимости. Он отправился за океан и среди прочих экспонатов вез с собой модель статуи и ее деталь — руку с факелом в натуральную величину.

Пребывание в Филадельфии скульптор старался использовать для популяризации своего творения. Кроме того, он снова осмотрел облюбованный им остров Бедлоу и говорил о нем как о месте для будущего памятника с заинтересованными людьми Нью-Йорка. Но достичь желаемого результата не удалось. Демонстрация детали будущей скульптуры не произвела впечатления ни в Филадельфии, ни в НьюЙорке. Рука с факелом воспринималась скептически, зрители не могли себе представить скульптуру в целом. Высказывались сомнения в реальности всей затеи и даже в компетентности скульптора. В связи с тем, что Бартольди готовился демонстрировать голову статуи на Всемирной выставке в Париже в 1878 году, «скептики предрекали, что статуя Свободы будет иметь руку в Нью-Йорке, голову в Париже и ничего другого где бы то ни было».

Но скульптор продолжал неустанно трудиться, и к началу 1884 года работа над статуей была завершена. Внутри ее смонтировали лестницу, и в течение трех месяцев парижане могли осматривать статую в окончательном виде. Посетителей, желающих взглянуть на это «восьмое чудо света» (так ее порой тогда называли), оказалось немало, среди них был и знаменитый писатель Виктор Гюго.

Постепенно стало складываться и общественное мнение о статуе. Подчеркивалась грандиозность произведения — ничего подобного до сих пор парижане не видели, а также сложность технического исполнения, четкость пропорций и линий скульптуры. Но, в частности, отмечались холодность и бесстрастность трактовки образа Свободы. Не случайно почти все видевшие монумент отмечали, что Свобода «слепа», а монументальность передавалась лишь размерами.

Внушительность размеров произвела впечатление и на американских ценителей искусства, но популярность в глазах широкой американской публики статуя приобрела значительно позже. В годы же ее создания за океаном к ней не проявляли сколько-нибудь заметного интереса.

А в Америке все это время шел сбор средств, но очень медленно: публика неохотно развязывала кошельки. Чтобы собрать необходимую сумму, по всей стране проходили театральные представления, спортивные соревнования, балы.

Неизвестно, как бы вообще сложилось дело у американской стороны, если бы в кампанию не включился новый издатель нью-йоркской газеты «Уорлд» Дж. Пулитцер. «В нашем городе, — писал он, — более 100 мультимиллионеров, любой из них может оторвать от себя сумму, которая покажется ему не более чем долларом. Они охотно растрачивают ее на спекуляции и роскошь; для иностранной балерины или примадонны их карманы всегда открыты. Но что для них значит статуя Свободы, которая напоминает им всего лишь о равенстве граждан республики?». В передовых статьях своего издания Дж. Пулитцер критиковал имущих граждан за их равнодушие и жадность, призывал всех американцев последовать примеру французского народа и внести свой вклад в общенациональное дело. Кроме того, он пообещал опубликовать имена всех вкладчиков, какие бы малые суммы они ни вносили. Неуспех кампании часто объясняли местничеством Действительно, американцев, живущих где-нибудь на Юге или на Западе, трудно было убедить, что будущий монумент — дело общенациональное. Одна газета из Миннеаполиса даже писала, что деньги можно было бы собрать в два счета, если бы статуя предназначалась для их штата.

Из-за отсутствия средств начало работ на острове Бедлоу затягивалось, лишь в начале 1884 года приступили к бетонированию фундамента. 4 июля 1884 года в Париже и в Нью-Йорке (на острове Бедлоу) состоялись церемонии, связанные с будущей судьбой статуи.

Проходили они одновременно, но разительно отличались по характеру проведения. Во Франции была устроена официальная церемония, на которой статуя была преподнесена послу США как дар французов американскому народу. А на острове Бедлоу, позднее переименованном в остров Свободы, в тот же день отмечали лишь закладку фундамента для будущего пьедестала. Были произнесены речи, а в основание будущего монумента замуровали капсулу с любопытным содержанием. В нее вместе с экземпляром Декларации независимости вложили медальоны с изображениями американских президентов, портрет скульптора Бартольди, списки участников пожертвований и куски золота и серебра.

А тем временем в Париже Бартольди и его помощники были поглощены работой. Статую размонтировали, бережно уложили в 214 ящиков, и она стала ждать путешествия через Атлантику.

Весной 1885 года после месячного путешествия французский парусный военный корабль «Изер» доставил драгоценный груз в нью-йоркскую гавань. Его прибытие в сопровождении нескольких кораблей было встречено залпами пушек, музыкой и толпами возбужденных нью-йоркцев. А пьедестала все не было, и для его завершения требовались немалые деньги. Манифестация и факт прибытия статуи произвели должное впечатление на американскую публику, и в августе необходимая сумма была собрана. Проект постамента высотой 47 метров был выполнен американским архитектором по имени Ричард Моррис Хант.

На торжества праздника по случаю открытия монумента прибыли президент США Г. Кливленд, государственный секретарь Байард, министры, главнокомандующий войсками федерации Шеридан, иностранные послы и дипломаты. В полном составе присутствовала французская делегация.

Возбуждение всех собравшихся достигло пика. Но вот, наконец, покрывало сорвано, и в этот момент возгласы восхищения и залпы пушек потрясли воздух. Атмосфера праздника была несколько омрачена дождливой погодой, из-за которой пришлось отменить парадный фейерверк. К тому же в течение некоторого времени «Свобода, освещающая мир» сама оставалась вечерами и ночами неосвещенной. Конгресс почему-то не предусмотрел ассигнований на это.

Во время открытия монумента на пьедестале не было никакой надписи, но мысль о том, что ее необходимо сделать, высказывалась неоднократно. Поэтесса Эмма Лазарус, воодушевленная образом Свободы, написала поэму «Новый Колосс», слова из которой позднее были высечены на пьедестале статуи:

Отдай мне твои усталые, твои бедные,
твои толпящиеся массы,
жаждущие вздохнуть свободно…
Несчастные обломки твоих плодородных берегов
пришли ко мне их, бездомных, гонимых бурей.
Я поднимаю фонарь над золотой дверью.

Статуя, весом 255 тонн, представляет собой увенчанную короной женскую фигуру, попирающую ногами разорванные кандалы тирании. Семь остроконечных зубцов ее короны символизируют свободу, распространяемую на семь континентов и семь морей. В левой руке Свобода держит некое подобие книги с высеченными на ней двумя датами: 4 июля 1776 года — день принятия Декларации независимости и 14 июля 1789 года — день взятия Бастилии. Скульптор Бартольди представлял, что эти события идейно связаны между собой. Правая рука поднимает символический факел. Факел и корона по вечерам подсвечиваются.

Высота самой статуи — 46 метров, и, таким образом, верхушка факела находится на высоте 93 метров над землей. Вес — 205 тонн. Длина правой руки, в которой факел, — 12,8 метра, причем один только указательный палец имеет длину 2,4 метра, ширина рта — 91 сантиметр.

Внутри цоколя статуи Свободы находится Музей заселения Америки, открытый в 1972 году. Здесь представлена действительно вся история страны: от предков — индейцев, которые двинулись на неведомый тогда континент, и вплоть до массового переселения в нынешнем столетии. Каждая группа переселенцев охарактеризована при помощи аудио-визуальных средств, моделей, фотографий, рисунков, костюмов и произведений искусства. Здесь рассказано и о жителях Западной Африки, которых как рабов продали этой стране, и об огромных потоках переселенцев XIX века — ирландцев, итальянцев и евреев.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы