100 великих памятников

Дмитрий Самин

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Памятник гренадерам, павшим под Плевной (1887 г.)

В центре Москвы высится чугунный памятник, возведенный в честь русских гренадер — героев сражения под Плевной во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Привлекает не только форма памятника, но и необычный материал, из которого он сделан. Разрозненные детали из чугуна идеально подогнаны. Они настолько плотно соединены, что создается впечатление единого чугунного монолита.

Русско-турецкая война 1877–1878 годов — важная веха в развитии освободительного движения на Балканах. Обстоятельства сложились так, что именно Плевна стала центром решающих боевых действий всей войны. Три штурма города русскими и румынскими войсками были отбиты турецким гарнизоном. Хотя наши войска численно превосходили турецкие, но значительно уступали в качестве вооружения. Мало того, что Осман-паша имел отборные полки, его солдаты были вооружены новейшими английскими и американскими ружьями, скорострельными орудиями. Чтобы избежать ненужного кровопролития, командование русско-румынскими войсками решило отказаться от последующих штурмов и взять город осадой. Руководить блокадой Плевны назначили генерала Э. И. Тотлебена, прославленного защитника Севастополя, сыгравшего видную роль в его обороне.

Капитан К. А. Кондратович — офицер для особых поручений при штабе Гренадерского корпуса — впоследствии вспоминал: «Гренадеры жадно следили за известиями с театра войны. Часто солдаты спрашивали своих офицеров: „Отчего нас-то не берут? Не мало ли войск за Дунаем?“ Больно было слышать и читать об издевательствах турок над болгарами. С чувством зависти провожали офицеры и солдаты своих товарищей из первой дивизии, уходивших сражаться с турками на Кавказ».

Гренадерские роты появились во всех пехотных и кавалерийских полках в 1704 году по указу Петра 1. В эти роты подбирали наиболее храбрых, подготовленных солдат, обязательно отличавшихся недюжинным здоровьем и сложением.

Распоряжение о посылке Гренадерского корпуса пришло в середине августа 1877 года, когда он находился на летних лагерных сборах. В состав Гренадерского корпуса к этому времени входили восемь полков: Астраханский, Киевский, Малороссийский, Московский, Самогитский, Сибирский, Таврический, Фанагорийский.

Как уже говорилось, главное сражение войны произошло под Плевной. Перед решительной атакой к астраханцам прибыл командир корпуса Ганецкий. По его приказу именно Астраханскому полку выпала доля первым идти в атаку. Позже один из свидетелей наступления напишет: «Гренадеры не шли и не бежали, а летели орлами на помощь своим товарищам». Астраханцы с ходу выбили штыками турок из ближайших укреплений, фанагорийцы разметали вражескую батарею. Орудия они тут же обернули против неприятеля. В кровопролитном сражении гренадеры показывали чудеса храбрости, отваги и мужества.

Громадная потеря в командном составе турецких войск вызвала в их рядах замешательство, а уж при известии о ранении самого Осман-паши началась паника. Бросая раненых и убитых, армия противника бежала к реке, пытаясь переправиться на другой берег.

Битва под Плевной 10 декабря 1877 года завершилась пленением 43-тысячной турецкой армии. Турки потеряли в бою около шести тысяч убитыми, русские — тысячу семьсот человек. Погибло 18 офицеров и 542 солдата Гренадерского корпуса.

В начале ноября 1878 года гренадеры вернулись в Россию. Было решено увековечить память павших товарищей. Деньги на сооружение памятника стали поступать не только от солдат и офицеров корпуса, но и из других армейских частей, от частных лиц и церквей. Сумма быстро росла, к январю 1879 года она составляла около 27 тысяч рублей. В феврале 1880 года была образована специальная комиссия по установке памятника под председательством начальника штаба Гренадерского корпуса А. И. Маныкина.

Долго не было удовлетворительного проекта памятника. Комиссия уже намеревалась обратиться к известным русским ваятелям для составления нового проекта, когда историк профессор И. Е. Забелин предложил кандидатуру академика живописи В. О. Шервуда.

Владимир Осипович Шервуд родился в 1833 году в небогатой помещичьей семье в Тамбовской губернии. Его отец был выходцем из Англии. В пятилетнем возрасте Владимир стал круглым сиротой. Его взяла к себе в Москву на воспитание сестра матери Д. Н. Кошелевская, хорошая художница-акварелистка. Подметив в своем племяннике раннюю склонность к рисованию, но не имея собственных средств, Кошелевская отдала мальчика в Московское сиротское межевое училище. Здесь Владимир под руководством П. П. Зыкова впервые познакомился с основами архитектуры.

Впоследствии сын Шервуда — Леонид Владимирович Шервуд, также ставший скульптором, вспоминал: «Школу, где учился отец, в торжественные дни актов посещали большие люди того времени. Характерен разговор отца с Н. В. Гоголем. Как украинец по матери, отец был представлен Гоголю, который похвалил его рисунки. Отец рассказывал: „Я стал жаловаться на то, что приходится рисовать этикетки на помадные банки, чтобы заработать на карандаши, краски и бумагу“. Гоголь ответил: „Рисуя этикетку, старайся нарисовать ее как можно красивее, как картину. Когда придет время рисовать картину, ты будешь знать, как рисовать красивую форму“. Передавая этот разговор, отец хотел внушить мне, что к каждой работе должно быть настоящее художественное отношение».

Способности Шервуда не могли не обратить на себя внимания. Мальчик прекрасно рисовал акварельными красками пейзажи и портреты.

Из сиротского училища его при содействии П. П. Зыкова перевели в Московское дворцовое (Кремлевское) архитектурное училище, руководимое в ту пору профессором архитектуры Ф. Ф. Рихтером. Потом Шервуд поступил в Московское училище живописи и ваяния. Здесь будущий художник много занимался не только живописью, но и скульптурой. Случайное знакомство с представителем одной из иностранных фирм позволило Шервуду получить заказы на картины для европейских меценатов. В 1860 году он по приглашению известного писателя Чарльза Диккенса выезжает в Англию, чтобы написать семейный портрет Диккенсов.

На берегах туманного Альбиона Шервуд пробыл пять лет. Он выполнил большое количество портретов, пейзажей, изучал у английских мастеров акварельную живопись, делал попытки создания архитектурных проектов. Вернувшись в Россию, Шервуд навсегда поселился в Москве.

В июле 1874 года Владимир Осипович представляет на рассмотрение ученой комиссии предварительный проект здания Исторического музея. Конкурс завершился в мае 1875 года и первой премии удостоился проект Шервуда, составленный совместно с инженером А. А. Семеновым.

Со строительством музея авторитет Владимира Осиповича как талантливого и принципиального архитектора, художника и скульптора необыкновенно вырос. Шервуд вдруг стал популярен и даже моден. Заказы так и посыпались. Но это мало удовлетворяло Шервуда. Как-то в беседе с И. Е. Забелиным он посетовал, что распыляется по мелочам, когда хотелось бы создать что-нибудь монументальное. Когда встал вопрос о новом проекте памятника павшим гренадерам, Владимир Осипович с радостью принял предложение комиссии.

По первоначальному проекту Шервуд хотел построить часовню высотой более двадцати метров, имевшую шатровое завершение. Шатер «вырастал» из традиционного восьмерика и увенчивался маленькой главкой с крестом. Памятник декорировался архитектурными деталями, типичными для древнерусского зодчества. Художественный образ создавался комплексными средствами: архитектуры, живописи и скульптуры.

К проекту памятника Владимир Осипович приложил объяснительную записку: «Принимая в соображение требований комиссии, мы придаем общей форме памятника надгробный характер, хотя устойчивые формы придают ему монументальность и постепенное же суживание их кверху выражает стремительность к небу, что отвечает возвышенному строю общей идеи. Так как людные пункты и дороги отстоят от места сооружения на значительное расстояние, то необходимо придать памятнику приличную высоту (40 саженей) (сажень равна 2,1336 метра — Прим. авт.). Массивный вход, простое и строгое его очертание, напоминает характер входа в гробницу…

…Эти группы и весь монумент окружены лаврами… В эстетическом отношении эта плавная и широкая линия соединяет отдельные части памятника и придает целостность впечатлению. Таким образом, проект памятника павшим гренадерам по самой задаче и постановке вопроса невольно становится памятником всей великой войне. Четыре группы фигур, прямо выражая идею монумента, группируют всю общую форму даже на расстоянии, с которого не видно выражения лиц и прочих деталей. Так как памятник будет стоять в открытом поле, то темный цвет фигур будет рельефно выдаваться на своде неба. Группы будут размещены по четырем углам памятника, на круглых усеченных колоннах. Очевидно, что памятник может быть и часовней, но согласно постановлению комиссии в нем преобладает монументальный характер.

Памятник будет отлит из чугуна. Архитектурные части предполагается обложить красной медью, которая не разрушается от влияния воздуха и от времени получает приятный тон… Прочие золотые части будут вызолочены через огонь. Фигуры будут сделаны гальванопластикою из красной меди надлежащей толщины».

Комиссия, ознакомившись с проектом, одобрила его. Но смущала высокая сметная сумма — 70 тысяч рублей. Решено было послать проект памятника на утверждение Александру II. Одновременно комиссия испрашивала дозволения на проведение дополнительных денежных сборов.

Царь в ноябре 1880 года одобрил проект. Он разрешил открыть частную подписку для сбора средств, недостающих на возведение памятника. Но сумма пожертвований возросла незначительно — с 27 тысяч до 29 тысяч рублей, а к весне 1881 года поступления в кассу практически прекратились. Комиссия решила развернуть более широкую кампанию сборов и привлечь жителей не только Москвы, но и других городов…

Новый император Александр III 4 августа 1881 года «высочайше соизволил… обойтись без открытия подписки и памятник соорудить на имеющиеся средства, тем более что на 29 тысяч можно заказать хороший памятник».

Комиссия, исполняя «высочайшую волю», поручила Шервуду упростить составленный им проект, чтобы уложиться в имеющуюся сумму.

Для исполнения памятника Шервуд нашел и технических исполнителей — завод братьев Бромлей. Они на своем заводе обязались изготовить из чугуна плиты и детали памятника, собрать их и выставить для обозрения в Москве в Нескучном саду. Им же поручалась сборка памятника в Болгарии, ибо памятник первоначально предназначался для установки в Болгарии.

В начале 1884 года Шервуд нашел благотворителя А. И. Кононова, который взялся устроить внутри часовни на свой счет майоликовый иконостас, выделив на это 15 тысяч рублей.

Сам Шервуд сделал рисунки внутренней части памятника. Иконы иконостаса он поручил выполнить академику М. Н. Васильеву, мастеру восковой и фресковой живописи, автору стенных росписей в Петербурге, Москве и Севастополе.

Тем временем политическая обстановка изменилась. Освободив Болгарию от турок, Россия вместе с тем не сумела закрепиться там. На болгарский престол в 1879 году взошел немецкий принц Александр Баттенберг, который стал проводить прогерманский курс, враждебный России. Сменивший его в июне 1887 года принц Фердинанд I Кобургский продолжал политику своего предшественника.

В Москве все чаще раздавались голоса, чтобы памятник гренадерам остался в России. После долгой переписки с различными департаментами удалось добиться согласия на установку памятника в Москве в Лубянском сквере.

В 1886 году Владимир Осипович создал проект оформления площадки вокруг памятника. Братья Бромлей по рисункам Шервуда сделали отливку деталей ограды: 14 чугунных колонн с венками и 12 чугунных гирлянд. Последний заказ — бронзовые части памятника — доставили с фабрики Постникова осенью 1886 года.

27 июля 1887 года состоялась торжественная закладка памятника. Памятник в Нескучном саду разобрали и перевезли в Лубянский сквер. Значительный уклон сквера заставил скульптора устроить высокую площадку под основание, чтобы памятник просматривался со всех сторон. Поскольку монумент много весил, нужен был прочный фундамент. Шервуд сделал блестящий инженерный расчет. Время это подтвердило — памятник так и не дал осадки.

На мощном основании собрали каркас и смонтировали восьмерик. Массивный восьмигранный шатер покоится на низком каменном цоколе с тремя ступенями. На боковых гранях нижнего яруса памятника расположены четыре горельефа. На первом — изображение старика, благословляющего стоящего на коленях сына-солдата, на втором — янычар заносит ятаган над ребенком, которого он вырывает из рук матери-болгарки, на третьем — гренадер повергает турецкого аскера, на четвертом, апофеозном, — умирающий гренадер в последнее мгновение срывает цепи рабства с болгарки, освобождая ее от многовековой неволи.

Горельефы реалистичны. Например, старик крестьянин одет в традиционную русскую одежду тех лет и лапти. Или русский гренадер. Его обмундирование и вооружение проработано в металле до мелочей.

В основании горельефов укрепили позолоченные изображения перевитых лентами лавровых венков, в верхней части всех арок и карниза смонтировали лавровую гирлянду. Горельефные изображения и кресты сразу же приобрели более торжественный вид.

«Чугунная малая призма с четырех сторон ограничивалась кокошниками, — пишет в своей книге В. В. Аникин, — которые словно в рамки укрепили четыре небольших золоченых барельефа. Карнизы кокошников украсила в виде полосы декоративная отделка из четырех треугольников. Важной частью памятника явился конус, поддерживающий кокошники разных размеров: 16 по окружности меньшей величины и 8 — большей величины, расположенных над рядом из 16 кокошников. За последним рядом кокошников собрали пирамидку со штампованными украшениями и верхним шаблоном.

Перед входом установили две чугунные тумбы с надписью: „В пользу увечных гренадер и их семейств“».

В них поставили кружки для сбора пожертвований. Вокруг разбили дорожки и посыпали их битым кирпичом.

Под наблюдением В. О. Шервуда производилась окраска памятника. В начале ноября все работы были выполнены. За неделю до торжественного открытия комиссия в полном составе, а с ней представители городской думы прибыли для осмотра памятника и часовни.

Нижняя часть памятника представляла собой правильную восьмигранную призму, верх — восьмигранную усеченную пирамиду, заканчивающуюся полусферическим сводом. Каждую из семи граней нижней призмы, исключая дверной проем, изнутри облицевали изразцами. На двух досках, установленных внутри памятника, были отлиты тексты, рассказывающие о бое под Плевной, количестве потерь со стороны гренадер, о числе убитых, взятых в плен солдат и офицеров противника, а также об участниках проектирования и строителях памятника, упоминания о сумме стоимости сооружения в размере 49 тысяч рублей. На семи бронзовых досках начертаны имена офицеров и солдат, убитых в сражении под Плеврой 28 ноября 1877 года и умерших от ран, полученных в этом бою.

10 декабря 1887 года по новому стилю — в день десятилетнего юбилея со дня победы гренадер под Плевной — памятник был открыт. В одиннадцать часов утра спал чехол и перед собравшимися предстал памятник. Над площадью прогремел салют. Под духовой оркестр с развернутыми знаменами в парадном строю прошли войска, отдавая почести погибшим товарищам.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы