100 великих памятников

Дмитрий Самин

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Памятник героям Бухенвальда (1958 г.)

Страшная правда лагеря смерти ошеломляла корреспондентов, проникших первыми на территорию бывшего концлагеря в Бухенвальде. Американский журналист Джордж Файв писал: «Повсюду можно было видеть полумертвых от голода людей. Из них выжали все, что только было возможно. У всех — выступающие под кожей ребра, костлявые руки и ноги, ввалившиеся щеки. Но ещё более потрясающее зрелище являют 900 мальчиков моложе 14 лет, представители многих национальностей. Они прибыли в лагерь с отцами, которые теперь уже мертвы или пропали без вести. Эти подростки выглядели, как старики, и зачастую вели себя, как старые люди. У них желтый или очень бледный цвет лица, в глазах — выражение напряженного ожидания, они очень худы, серьезны и молчаливы». Ужасы Бухенвальда, героизм его узников ярко отразил в своем монументальном ансамбле немецкий скульптор Кремер.

Фриц Кремер родился в Арнсберге 22 октября 1906 года. Его отец, Альберт Кремер, обойщик мебели, умер, когда мальчику исполнился всего лишь год. Фрау Кремер, в девичестве Кристина Бругенкампф, была вынуждена переехать в Эссен. Здесь она вновь вышла замуж за учителя. Семья быстро росла, ежегодно рождались новые дети, и все труднее становилось матери вести большое хозяйство в тяжелые военные годы Фриц уже кончал гимназию, когда мать умерла.

В 1922 году Кремер поступил на вечерние курсы эссенского художественного училища — Фольквангшуле, и это окончательно определило будущую судьбу скульптора. Первым его педагогом был Энзелинг, но своим настоящим учителем и другом Фриц Кремер считает Вилла Ламмерта, о котором вспоминает с большой любовью и благодарностью.

Окончив в 1926 году училище, он должен был три года работать, чтобы накопить необходимые для переезда в Берлин триста марок. Там его ждала удача — он успешно сдал экзамены в Высшую школу изобразительного искусства. Так Кремер оказался в мастерской профессора Вильгельма Геретеля. Последний был именно таким учителем, о котором в сложных исторических условиях двадцатых — начала тридцатых годов мог только мечтать ученик кремеровского склада.

Когда в феврале 1933 года Кете Кольвиц и Генрих Манн были исключены нацистскими чиновниками из состава прусской Академии, Кремер стал инициатором демонстрации протеста. Это был дерзкий поступок, чреватый очень серьезными последствиями, особенно для коммуниста.

Только благодаря вмешательству Геретеля, сумевшего отвести угрозу исключения молодого скульптора за этот смелый политический шаг, Кремер мог продолжать свое художественное образование. Чтобы уберечь ученика, Герстель выхлопотал для него длительную заграничную учебную командировку. В 1934 году Кремер едет в Париж. Вернувшись в Берлин, Кремер продолжал совершенствовать свое мастерство, официально закончив Высшую школу и получив право работать в творческой мастерской у Геретеля. Первые шаги самостоятельного творчества выпали на 1935–1936 годы.

«Гестапо» — назвал Кремер свою первую большую работу — бронзовый рельеф. Тема материнства, образ скорбной матери вместе с темой страдающего и гибнущего юноши солдата занимают главное место в творческих замыслах скульптора в период с 1936 по 1943 год.

В 1940 году Кремера призвали в армию. В форме артиллерийского солдата-завоевателя ступил он на священную землю античной культуры — Грецию. Фрица угнетал и подавлял позор. Однако скоро пришло радостное известие из Берлина. Друзья художники сумели выхлопотать для Кремера право освобождения от военной службы. Как талантливый молодой художник он получил от Академии возможность ещё год совершенствовать свое мастерство в Риме.

Однако, возвратившись в Германию, Кремер был принужден вернуться и в армию. Его отправили в Югославию, где он добровольно сдался в плен.

Только в 1946 году Кремер смог наконец вернуться к своей работе скульптора. Он приехал в Вену к своей жене Ханне Бергер, жившей тогда у родителей. Его первым монументальным памятником была фигура «Борца за свободу» (1946–1947) для австрийского сектора бывшего концентрационного лагеря Освенцим. Вслед за первым памятником в 1948 году мастер приступает к работе над двумя другими: «Памяти казненных членов ЦК Компартии Австрии», «Памятником жертвам фашизма» в Вене.

Вена принесла скульптору европейскую известность. Кремер — профессор венской Академии художеств — не только имеет творческую мастерскую и ведет напряженную преподавательскую работу, но получает серию заказов на памятники для Австрии и Германии, для Франции и других европейских стран. Однако не все довольны его работой. Некоторых раздражает гневный пафос и суровая правда его искусства.

Кремер решает переехать в конце 1950 года в Германскую Демократическую Республику. Здесь он с радостью откликнулся на конкурс, объявленный в 1951 году правительством ГДР, на создание памятника героям Бухенвальда, освободившим себя и своих товарищей 11 апреля 1945 года до прихода союзных войск.

Все исследователи творчества Кремера, да и сам скульптор почти единодушно признают преемственную связь этого пластического решения со знаменитой скульптурной группой Родена «Граждане Кале». Однако отличие кремеровской группы заключено не только в идейно-смысловой наполненности образа, но и в ином понимании принципа построения пластической группы. Группа Кремера, сохраняя полную естественность расположения (как будто бы она и не рассчитана на зрителя), с любой точки зрения образует единое выразительное ритмическое целое. Каждая новая точка зрения при обходе дает не только интересную новую скульптурно-пространственную конструкцию, но, что самое главное, раскрывает своим пластическим единством все новые и новые грани содержания сюжета: то возникает плотная монолитная масса, где все фигуры борцов слились воедино, в одно могучее тело, готовое встретить удар; то кажется, что борцов очень много и они дружными шеренгами, гордые и свободные в своем чувстве протеста, надвигаются на врага; то, врезаясь острым клином, бросают вызов, и лишь «Скептик» в печальном раздумье стоит один, замыкая этот разящий клин.

«Разворачиваясь в круговом обходе перед зрителем, — замечает исследователь творчества немецкого мастера Н. И. Полякова, — группа Кремера причудливо меняет форму, заключающую в себе каждый раз новое идейно-образное наполнение, и, подобно чередующимся кадрам кино, передает динамизм действия, его многозначность. Такая повествовательность возникает из самой пластической организации группы, а не из отдельных ее элементов — фигур, образующих монумент, то единое, но многозначное целое, которое логически последовательно раскрывается зрителю при круговом обходе. Таким образом, не раскрытие роденовских отдельных ярких драматических характеров, выраженных средствами пластики, а выявление самой пластики скульптурно-пространственной массы всей группы, принимающей все новый и новый идейно-образный смысл, — таково принципиальное отличие кремеровского построения группы от группы Родена.

Группа Кремера отличается не только четкой формальной художественной цельностью, ясностью и единством силуэта, согласием и стройностью ритма. Ее пространственное построение сознательно рассчитано на множественность аспектов восприятия, раскрывающих событие в развитии, в многозначности живого процесса. Так Кремер подошел к разрешению проблемы, которая его волновала ещё в тридцатые годы, — проблемы расширения изобразительных возможностей статического искусства скульптуры. Ваятель преодолел ограниченность не за счет усиления литературно-драматического начала, не нарушением, а соблюдением законов пластики. С любой стороны все фигуры группы Бухенвальда образуют единый четкий силуэт, единую пространственную массу, где нет ни зияющих пустот, ни излишней плотности, где объемная форма сливается с пространством в естественное гармоническое единство».

Огромный фактический материал, стремление к достоверности отображения заставили скульптора внести в сюжет необходимую повествовательность, увеличить число фигур до одиннадцати, выявить с большей конкретностью индивидуальность характеров и психологических состояний.

В работе над памятником впервые по-настоящему раскрылись индивидуальные возможности творческого метода Кремера. Особенность его метода состояла в том, что скульптор не пользуется натурными зарисовками или лепкой с натурщиков. Все персонажи — одиннадцать фигур бухенвальдского памятника — это образы, созданные творческим воображением художника на основании огромного исторического материала о Бухенвальде.

Владея огромным количеством фактического материала, изучив характеры и облики реальных героев Бухенвальда, Кремер остается верен своей излюбленной манере изображать своего героя, связанного со всей историей его собственной жизни и творчества. Такой фигурой в группе стала одна из главных — фигура смертельно раненного «Поверженного».

Обходя памятник, зритель как бы оказывается свидетелем того, как вступают герои в новую жизнь. Как бы на гребне истории, перед лицом ещё не ведомого, но прекрасного мира, за который они боролись и умирали, остановились в волнении бухенвальдские бойцы. Первым в этот мир вступает мальчик. Будущее принадлежит ему, и старшие товарищи по оружию, подбадривая ребенка, направляют его вперед. «Клянущийся» благословляет его в этот новый путь. Следом устремляются борцы-ветераны, «Сомневающийся» и «Циник» — для всех этот миг стал началом вступления в новую жизнь.

Кремеру удается свободно, без всякой нарочитости перекинуть своеобразные «мосты» в прошлое. Фигура идейного борца, стоящего справа, — полуобнажена, прикрыта лагерным одеялом, которое выглядит на нем как античная тога. Этот герой с лицом нашего современника силой духа, цельностью характера напоминает героические образы эпохи Возрождения.

В бухенвальдском монументе скульптор проводит идею об интернациональном характере борьбы с фашизмом. В облике одиннадцати героев он передает национальные черты. Здесь и француз — «Борец в берете», и группа русских — «Борец со знаменем», «Человек с винтовкой», и юноша с чертами лица, похожими на итальянца. Все они, сплоченные общей целью, выражают единство в схватке с фашизмом.

Бесчеловечность, зверство фашизма раскрываются до конца в образе «Мальчика из Бухенвальда». Над ним особенно долго работал Кремер, понимая значительность этой фигуры для раскрытия одной из главных концепций памятника. Эскиз 1954 года был первым важным этапом в становлении образа «Мальчика из Бухенвальда».

Фигура мальчика в памятнике — итог долгих исканий. Это ребенок-старик, нечто пугающее, противоестественное. Образ «Бухенвальдского мальчика» Кремера — это живой укор всему человечеству, допустившему в наш век подобную жестокость. Но величие скульптора в том, что он умеет передать в этом пугающем образе красоту сильного человеческого духа. Под хрупкой оболочкой изуродованного, исхудалого детского тела, под ветхими обносками бьется сердце героя.

Вершина горы Эттерсберг, где расположен Бухенвальд, господствует над окружающим пространством, став величавым, естественным постаментом всего ансамбля. А скульптурная группа Кремера стала кульминацией образа архитектурно-пространственного ансамбля, который между тем играет огромную роль в восприятии скульптурного образа. Над созданием этого ансамбля вместе с Кремером работал большой коллектив представителей самых различных видов искусств.

Завершив в 1958 году работу над бухенвальдским ансамблем, Кремер обратился к следующему большому произведению — антифашистскому памятнику заключенным концентрационного лагеря Равенсбрюк. И в дальнейшем Кремер часто обращался к антифашистской теме, создав в 1960–1968 годах памятник для немецкого сектора в Маутхаузене «О Германия, скорбная мать!», памятник бойцам интернациональных бригад. Из других монументальных работ надо отметить памятник Галилею и памятник для научного центра в Вюльхаиде.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы