100 великих полководцев Средневековья

Алексей Васильевич Шишов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Боэмунд Тарентский

«Спаситель» Первого крестового похода, владевший Антиохией, разбивший эмира Мосула и проигравший императору Византии


Боэмунд Тарентский. Рисунок XIX в.


Крестовые походы в Святую землю с самого начала привлекли не только религиозных фанатиков и странствующих рыцарей, но и откровенных авантюристов, которыми двигала только жажда наживы и власти, и не всегда славы. В этом они были обязаны словам римских пап, которые говорили о том, что на «неверном» Востоке крестоносцев ждет земля, сочащаяся «млеком и медом».

Поэтому призыв римского владыки Урбана II освободить Гроб Господень, прозвучавший в 1095 году, был услышан во всех уголках христианской (католической) Европы. Исключение составили, по известным причинам, только славянские земли и та часть Пиренейского полуострова, которая находилась в руках арабов (мавров).

К числу людей авантюрного склада, вне всякого сомнения, относится и один из руководителей Первого крестового похода Боэмунд Тарентский. Это была личность далеко не самого привлекательного характера, если исходить из человеческих ценностей. Но при всем при том он был способен вести за собой крестоносцев, совершать на войне героические подвиги, которые и составили ему славу в истории эпохи Крестовых походов.

Боэмунд был сыном герцога Апулии Роберта Гвискара и унаследовал от него честолюбие, храбрость и ловкость. Он впервые прославил себя как воин в отцовских походах против византийцев (греков). Обладая маленьким собственным владением на юге Италии, Боэмунд в числе первых откликнулся на призыв папы римского, прозвучавший на Клермонтском соборе.

Боэмунд, в то время воевавший и осаждавший город Амальфу, снял осаду, бросил принадлежавший ему клочок итальянской земли – Тарент – и отправился со своими людьми на Восток. Он возмечтал добыть там себе мечом если не королевство, то хотя бы княжество. То есть непомерного честолюбия ему было не занимать.

Поскольку Боэмунд Тарентский был не только известной личностью в рыцарском мире, но еще и талантлив как организатор, то вокруг него собралось множество новоиспеченных крестоносцев. Как свидетельствуют письменные источники, армия герцогского сына насчитывала 10 тысяч конницы и 20 тысяч пехоты. Но, скорее всего, это завышенные цифры.

Ядро войска итальянского феодала составили рыцари из Нормандии, имевшие хороший опыт войн с греками (византийцами) и сарацинами (арабами) Сицилии. В Первом крестовом походе под знаменами полководца Боэмунда участвовали лучшие рыцари итальянского юга (Апулии, Калабрии и Сицилии) – Ричард Салернский, Герман Канийский, Роберт Гоэский, его брат Ранульф и племянник Танкред.

Армия Боэмунда, погрузившись на корабли, высадилась в Эпине и через Фракию прибыла в Константинополь, который стал местом сбора участников Первого крестового похода. Византийский император Алексей Комнин был тем человеком, который обратился за помощью к папе Урбану, чтобы защитить свои владения от мусульманских соседей.

Боэмунд Тарентский был давним «другом» правителя Византии. Поэтому он не возмутился требованиям императора отдать ему все города, завоеванные крестоносцами у мусульман. Боэмунд давно привык давать любые клятвы, которые он выполнять не собирался. Как, например, рисковать жизнью и таскать каштаны из огня для этого венценосного ромея.

Весной 1097 года крестоносная армия вступила на территорию Малой Азии. Почти не встречая сопротивления «неверных», она подступила к городу Никее, столице турецкого султана Килидж-Арслана («Львиная сабля»). Взять ее крестоносцам не удалось: за них это сделал император Алексей Комнин. Его лазутчики уговорили горожан впустить за крепостные стены византийское войско, ибо крестоносцы могли учинить в Никее страшную резню.

Когда запуганные никейцы поспешили впустить в город греков, те захлопнули перед носом союзников-крестоносцев крепостные ворота. Ярость воинов креста невозможно описать, хотя византийцы и выдали им большую часть своей военной добычи.

От Никеи армия крестоносцев, разделенная на две части, пошла на юг разными дорогами. Но за ними уже следовало войско жаждущего мести султана Килидж Арслана. В долине реки Горгони, близ Долерии, крестоносцы Боэмунда Тарентского попали в хорошо устроенную засаду. Мусульмане даже сумели ворваться в лагерь христиан.

Ситуация была критическая. Но Боэмунд, сражаясь в первых рядах, сумел воодушевить на бой своих людей. Подошедшая вторая походная колонна воинов креста во главе с Готфридом Буйонским неожиданным и сильным ударом обратила мусульман (примерно 150 тысяч человек) в бегство.

Битва прославила Боэмунда как рыцаря-героя, мужественного предводителя крестоносцев. Войска никейского султана потеряли только убитыми 23 тысячи человек. Победители же потеряли в сражении под Дорилеей всего около 4 тысяч человек.

Апогеем славы Боэмунда Тарентского стала Антиохия, под которой он дважды (!) спас христианскую армию Первого крестового похода. Антиохия была одним из крупнейших городов в восточной части Средиземноморья. Над ее мощными крепостными стенами возвышалось 450 башен. Крепостная ограда усиливалась рекой, горами, морем и болотом. Во главе гарнизона был известный своей неустрашимостью Багги-Зиян.

Крестоносцы около года безуспешно осаждали город. Вскоре стало известно, что на помощь осажденной Антиохии выступил мосульский эмир Кербога с 200-тысячным войском. Воины креста поняли, что если мосульцы подойдут к крепости раньше, чем они ее возьмут, то их ожидает или смерть, или позорный плен и рабство у мусульман.

Но Боэмунд спас армию крестоносцев. Он сумел вступить в тайный сговор с неким Фирузом, который командовал отрядом антиохийцев, оборонявшим участок из трех башен. Он согласился пропустить «сквозь себя» рыцарей в город, но, разумеется, не безвозмездно. То есть, иначе говоря, этого антиохийца подкупили.

На военном совете Боэмунд Тарентский изложил свой план взятия Антиохии. Но, как и Фируз, тоже не безвозмездно. Он потребовал, чтобы Антиохия стала его личным владением. Прочие участники совета вначале возмутились такой откровенной алчности своего соратника, но Боэмунд их припугнул: войско эмира Кербоги было уже близко.

В ночь на 3 июня 1098 года Боэмунд Тарентский первым поднялся по спущенной сверху кожаной лестнице на крепостную стену. За ним последовали 60 рыцарей его отряда. Крестоносцы, внезапно ворвавшись в город, устроили там страшную резню, перебив более 10 тысяч горожан. В ночном бою пал и Багги-Зиян. Но его сыну удалось с несколькими тысячами воинов затвориться в городской цитадели, которую христиане взять не смогли.

5 июня к Антиохи подступило войско эмира Мосула. Теперь крестоносцы из осаждавших превратились в осажденных. Скоро в Антиохи начался голод, и с каждой ночью все больше и больше воинов креста спускались по веревкам с крепостных стен и убегали в спасительные горы. Среди таких «веревочных беглецов» были и очень знатные люди, как, напрмер, французский граф Стефан Блуасский.

Все же новоиспеченный владелец Антиохийского княжества во второй раз спас участников Первого крестового похода. Сперва он установил среди рыцарей самую строгую дисциплину, приказав поджигать дома тех, кто отказывался сражаться. Это была действенная мера.

28 июня он повел крестоносцев на вылазку из крепости. Атака на султанское войско, которое при своей многочисленности было ослаблено внутренними раздорами, получилась победной: мосульцы бежали. Боэмунд Тарентский, теперь князь Антиохийский, одержал над эмиром Кербогой блестящую победу.

Дальше он из Антиохии никуда не пошел. Святая земля его уже не привлекала. Военных забот ему хватало, поскольку новые владения Боэмунда оказались в кольце земель враждебно настроенных эмиров. К одному из них – турецкому правителю Каппадокии, владелец Антиохии даже попал в плен, но сумел откупиться.

Крестоносная «карьера» Боэмунда Тарентского прервалась весной 1104 года. В битве при Харране он потерпел полный разгром: из всего его войска спастись удалось только ему вместе с семью рыцарями. Оставив в Антиохии правителем племянника Танкреда, Боэмун отплыл в Апулию. Ради собственной безопасности беглецу пришлось все плавание пролежать в гробу, изображая покойника. В Италии его встречали с поразительным восторгом за совершенные деяния во славу веры.

Последним полководческим деянием несостоявшегося антиохийского владельца стал сбор 60-тысячного войска и поход с ним на Византию. Но победить императора Алексея Комнина ему не удалось. Камнем преткновения стала крепость Диррахия, которую европейцы у греков взять не смогли. Более того, византийцы разбили их в битве под стенами этого города. Боэмунду Тарентскому пришлось без славы вернуться в Апулию, откуда он уходил в Первый крестовый поход.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы