100 великих полководцев Средневековья

Алексей Васильевич Шишов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Довмонт-Тимофей Псковский

Литовский князь-беглец, приглашенный градом Псковом на княжение и ставший в «лютую годину» его надежным защитником


Святой благоверный князь Довмонт Псковский


Княжения в Литве Довмонт лишился в ходе междоусобицы. Ему пришлось бежать на Русь всего с тремя сотнями верных воинов. Путь он держал на русский порубежный Псков: только там изгнанник мог найти надежное для себя укрытие. Псков на то время после смерти Александра Невского остался без надежного защитника. Стоял вопрос: кого пригласить в Вольный город на княжение? Нужен был не просто князь, а ратоборец. Городу постоянно грозили войной то литовцы, то немецкое и датское рыцарство.

Выбор псковской «господы» пал на беглого князя, известного своими ратными делами. Его уже ничего не связывало с Литвой. Чужаком он не был: многие литовские князья по происхождению были славянами и родным языком считали русский. Довмонт с дружиной был принят городом на службу. Беглец был крещен по православному обычаю в церкви Святой Троицы и отныне стал называться Довмонтом-Тимофеем Псковским. Или просто – Довмонтом Псковским.

Первым ратным делом для Довмонта стал поход на своего злейшего недруга князя Горденя Полоцкого. Князь взял с собой дружину всего в 390 псковских «ратных мужей», в том числе и своих литовских дружинников. Довмонт ворвался в Полоцк, взял военную добычу, которую под охраной 300 воинов отправил в Псков, а сам с 90 дружинниками стал поджидать за Двиной у брода погони, укрывшись на лесной опушке.

Князь Горденя не заставил себя долго ждать. С ним было 700 конных воинов, в том числе дружины князей-союзников Гогорта, Лотбея и Лючайло. Когда литовцы, перейдя брод, столпились на берегу, Довмонт в конном строю неожиданно атаковал их. Те не успели выстроиться для боя и обратились в бегство. Но только семьдесят человек смогли достичь острова на середине реки. У псковичей же погиб один-единственный человек.

Подобных «малых дел» в последующей биографии князя Довмонта Псковского будет много. По той простой причине, что налетчики на Псковщину – литвины и орденские братья, грабившие селения и купцов на дорогах, далеко не всегда приходили в большом числе.

Вскоре он совершил новый успешный поход на Литву, но уже с бoльшими силами. В 1267 году в удачный поход вместе с псковичами пошли и новгородцы, много натерпевшиеся от разбойных набегов «литвинов» на свои земли. После этого литовские князья на какое-то время присмирели.

Вскоре новая опасность стала грозить вольным городам Пскову и Великому Новгороду. Рыцари датского короля, «сидевшие» в Колывани и Раковоре, стали притеснять русских купцов. «Зашевелились» и соседи датчан в Прибалтике – немецкие орденские братья.

Новгород отправил послов к великому князю Ярославу Ярославичу. Тот прислал на помощь вольным городам «низовские полки». Возглавить объединенную русскую рать, собиравшуюся в Новгороде, должен был старший сын Александра Невского – Дмитрий Переяславский.

Сбор войск состоялся зимой 1268 года. Рать собралась большая: переяславская дружина, владимирские воины князя Ярослава, воины князей Михаила Тверского и Юрия Суздальского, полки из Смоленска и Полоцка. Псковскую дружину привел князь Довмонт-Тимофей. Новгородское ополчение возглавили посадник Михаил Федорович и тысяцкий Кондрат. Всего набролось более 30 тысяч ратников.

Походу предшествовали мирные переговоры по просьбе магистра Ливонского ордена и епископов «немецкой земли». Был подписан мир. 23 января 1268 года русское войско по зимнему пути выступило из Новгорода в поход на крепость Раковор, где засели «люди датского короля». До реки Наровы дошли за три недели, переправа через нее прошла беспрепятственно.

17 февраля русская рать остановилась заночевать на берегу реки Кеголи, верстах в трех от города Раковора. Утром следующего дня перед русским станом появилось войско немецкого рыцарства: ливонский магистр вероломно нарушил предложенный им же мир.

Русские полки по «указу» князя Дмитрия Переяславского быстро приняли привычное для себя боевое построение. В центре («чело») встало пешее новгородское ополчение. На крыльях – конные княжеские дружины. На левом – тверичи князя Михаила. Псковичи князя Довмонта и другие конные дружины оказались на самом сильном фланге – правом. Ему предстояло решить исход битвы.

Раковорская битва во многом напоминала Ледовое побоище. Рыцарский «железный клин» (по-русски – «свинья») с ходу врезался в пешее ополчение новгородцев. Те, сражаясь, стали под напором закованных в железо конников подаваться назад. Однако рыцарям так и не удалось разорвать «чело»: оно устояло.

Когда «свинья» окончательно потеряла свой таранный ход и в битву втянулись все отряды ливонцев, свой атакующий удар нанес правый фланг русской рати. От такого неожиданно сильного натиска ливонские рыцари стали отступать, а потом обратились в бегство, большинство – к крепости Раковор. Их преследовала княжеская конница.

Русское войско возвратилось в Новгород, а оттуда разошлось по своим городам. Только псковская конная дружина князя Довмонта продолжила войну: она прошла землю Вирумаа до берега Балтики, беря приступом рыцарские замки и наводя страх на «людей датского короля».

После того победного похода по владениям датчан на земле современной Эстонии князь Довмонт-Тимофей еще не раз с оружием в руках защищал пределы вольных городов Пскова и Новгорода. Так, в 1269 году Псков выдержал 10-дневную осаду немецкого рыцарского войска. Подход новгородского ополчения заставил ливонцев бежать с Псковщины.

В 1271 году лодочная флотилия «поганых Латин» ограбила прибрежные села. Князь Довмонт с небольшой дружиной нагнал на судах (насадах) грабителей и дал им бой на реке Мироповне. Налетчики подверглись полному истреблению.

В 1272 году немецкое рыцарство Ливонии во главе с магистром пошло войной на Псков и осадило город-крепость. Вражеское «множество» не смутило князя Довмонта: со своей дружиной и псковским ополчением он вышел в поле для битвы. Рыцарство потерпело жестокое поражение и бежало. В битве князь был «раниша в лицо».

Псковская рать преследовала рыцарей до самой пограничной черты, после чего повело войну на ливонской земле, «пустоша» ее. После этого похода русского войска в орденские владения из русских летописей исчезают сведения о нашествиях немецких рыцарей на Псковщину более чем на четверть столетия! Урок вторжения на земли вольного города Пскова оказался весьма суров.

Тем временем на Руси началась кровавая княжеская усобица за великое княжение владимирское. Довмонт-Тимофей Псковский, зная, что это серьезно ослабляет русскую военную силу, не вмешивался в междоусобицу. Кроме одного раза.

Его боевому соратнику по Раковорской битве – тестю Дмитрию Переяславскому, лишенному великого княжения, пришлось бежать из Владимира в земли вольного города Новгорода, укрывшись с семьей, казной, верными боярами и слугами. Новгородские бояре изменили ему, захватив «в заклад» двух дочерей, казну и близких людей, разместив их под стражей в каменных крепостях Копорье и Ладога. Сыну Александра Невского пришлось бежать за Варяжское море к «свеям» (шведам).

Довмонт с дружиной стремительным конным переходом берет и близкое Копорье, и дальнюю Ладогу. Он освобождает пленников и захватывает княжескую казну, которую он «отосла ко тестю своему». Вскоре Дмитрий Александрович сумел вернуть себе великое княжение владимирское.

Последней битвой князя-ратоборца Довмонта-Тимофея Псковского стала защита ставшего его «отчиной» Пскова в 1299 году. 4 марта немецкие рыцари ночью внезапно («безвестно») напали на псковский посад, огражденный частоколом. Но врага учуяли недреманные стражи города – кромские псы. Большой колокол Троицкого собора забил тревогу.

Ливонцам не удалось ворваться в сам город, но посад они сожгли. Князь Довмонт сделал все возможное, чтобы оказать помощь избиваемым на посаде псковичам: он не закрыл перед ними крепостные ворота, а бесстрашно повел ратников в ночную вылазку, прикрыв собой бежавших под защиту крепостной стены посадских людей.

Утром следующего дня со стен увидели выгоревшие посадские улицы и вражеский стан на берегу речки Псковы. Ливонцы подтягивали к городу осадные орудия – «пороки». Город со всех сторон окружался немецким рыцарством. Князя Довмонта не смутило вражеское «множество». Он приказал опустить перекидные мосты перед Великими и Смердьими воротами и во главе псковской рати устремился на берег Псковы. К нему «поспешала» по реке Великой и псковская судовая рать.

Началась битва, которую можно только назвать кровавой и жестокой. С русской стороны ею руководили князь Довмонт-Тимофей и городской тысяцкий Иван Дорогомилович. Немецкие рыцари и их пехота кнехтов не устояли перед натиском псковичей и обратились в повальное бегство.

Вскоре после этого события князь Довмонт-Тимофей ушел из жизни. Летописец скажет: «Был тогда в Пскове мор вельми зол». Воитель был похоронен в храме Святой Троицы. А Довмонтов меч – «бранное оружие его положили над гробом его на похвалу и утверждение граду Пскову».

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы