100 великих праздников

Елена Олеговна Чекулаева

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Широкая Масленица

В древние времена на Руси проводы зимы и встреча весны были связаны с именем Велеса — языческого бога плодородия и скотоводства. После того как Русь приняла христианство, праздник этот сохранится. С XVI века он стал называться Масленицей. Масленая неделя предшествует «печальным дням» Великого поста и справляется за семь недель до Пасхи — Воскресения Христова.

Масленица — один из самых ярких праздников на Руси, имеющий глубокие исторические корни. По свидетельству очевидцев, «весёлый был праздник. И молодёжь, и старики, все в нём участие принимали». В этом пёстром народном празднике, оканчивающем зиму, ясно присутствует смесь стихий древнего языческого обряда с христианскими обычаями.

История праздника Масленицы на Руси удивительна. Его языческая основа всегда находилась в противоречии с христианской верой. Церковь Масленицу не праздновала, и её воздействие сказалось, пожалуй, только в обычаях не есть в эту неделю мясного и «прощаться» — просить друг у друга прощенье в воскресенье вечером перед Великим постом. Это был единственный крупный дохристианский праздник, который не был приурочен ни к одному христианскому празднику и не получил нового истолкования, что в свою очередь, вероятно, способствовало сохранению архаических элементов Масленицы.

Вот как выглядел этот народный праздник в глазах одного из иностранцев, побывавшего в России в конце XVII века:

«Масленица потому так названа, что русским в продолжении этой недели разрешается вкушать коровье масло, ибо они во время поста вместо коровьего употребляют конопляное в кушанье. Масленица начинается дней за восемь до Великого поста. В то самое время, когда бы всякий с сердечным раскаянием должен был приготовляться к созерцанию страданий Христовых, в то время сии заблудшие люди предают свою душу дьяволу. Во всю Масленицу день и ночь продолжается обжорство, пьянство, разврат, игра и убийство, так что ужасно слышать о том всякому христианину. В то время пекут пирожки, калачи и тому подобное, в масле и на яйцах; зазывают к себе гостей и упиваются мёдом, пивом и водкою до упаду и бесчувственности. Во всё время ничего более не слышно, как того-то убили, того-то бросили в воду. Нынешний патриарх давно уже хотел уничтожить этот бесовский праздник, но не успел; однако ж он сократил время его на 8 дней, тогда как прежде оный продолжался 14 дней. Масленица напоминает мне итальянский карнавал, который в то же время и почти таким же образом отправляется. Славный папа Иннокентий XI хотел было уничтожить его, но подобно патриарху русскому успел только сократить его на 8 дней».

У европейских народов во время предпасхального Великого поста всякие увеселения, игрища и пение песен категорически запрещались. Православная церковь также придерживалась этого запрета, поэтому проводы зимы стали справляться перед постом: у русских — это Масленица, у западноевропейских народов — карнавал. Название праздника Масленица появилось у русских действительно потому, что ели очень много масляной пищи, «блинов масляных».

Празднование Масленицы приходится на вторую половину февраля — начало марта (по новому стилю). Начиналась она по окончании так называемых свадебных недель. В церковных книгах Масленица называется Сырною неделею, подобно «всей предшествующей седьмице, на коей в среду и пяток едят сыр и яйца в отвращение предания Яковитской и Гетрадитской ереси». В это время ещё стоят морозы, и потому на первый план выдвинулись проводы зимы, а обряды, связанные со встречей весны, частично передвинулись на более позднее время. Но масленичный обрядовый комплекс включал в себя и обряды, весенние по смыслу. Это сочетание весенней и зимней обрядности, переходный характер праздника — особенность Масленицы.

Масленица в России есть как бы восьмидневное празднество после Вселенской родительской субботы, в которую поминают усопших, тогда как в Сырную неделю церковь воспоминает изгнание Адама из рая, приготовляя христиан к Великому посту. Народ тогда предаётся масленичным потехам: катанью с песнями на горах и санях, кулачным боям, попойкам и пиршествам, на коих главную роль играют блины, оладьи. В народном языке Масленица слыла «честной», а по разгульности — «широкой». Весёлая, изобильная жизнь называлась масленицей: «Не житьё, а масленица».

В старинном народном сказании и на лубочных картинках широкая Масленица описывалась так: «Душа моя Масленица, перепелиные косточки, бумажное твоё тело, сахарные твои уста, сладкая речь; красная краса, русая коса, тридцати братов сестра, сорока бабушек внучка, трёхматерная дочка, кеточка, ясочка, ты же моя перепёлочка». В России Масленицу справляли как в деревнях, так и в городах. В городах наиболее архаические черты её были утрачены, и Масленица во многом отмечалась так же, как и другие праздники: ходили в гости, устраивали маскарады, балы, в столичных театрах всю неделю давали дневные спектакли. Но сохранились и специфические особенности: было особенно шумное веселье, все обязательно пекли блины, катались и устраивали карнавальные проводы Масленицы.

Праздник этот собственно состоит из трёх частей: встречи в понедельник, разгула, или перелома, — в так называемый широкий четверг, и прощанья — в воскресенье. Как праздник народный Масленица начинается с понедельника, как праздник гражданский — с четверга.

Катанье на санях по улицам начиналось с понедельника, а чаще с четверга Сырной недели: «К вечеру ездят целыми вереницами, а простолюдины катаются с весёлыми песнями». Ледяные горы для катания строились на Москве-реке и на Неглинной, от Воскресенских до Троицких ворот, где ныне Александровский сад, до конца XVIII века Контарини «в 1473 году видел на первой конские ристания и разные увеселения». В Петербурге в XIX веке у Адмиралтейства строили высокую деревянную гору, спуск с неё покрывали льдом, с горы катились до Дворцовой площади. Около горы устраивали балаганы, продавали сладости. Позже веселье было перенесено на Марсово поле.

Многие российские самодержцы принимали участие в этом разгульном празднике и способствовали его устройству.

При Петре I масленичные потехи устраивались в Москве у Красных ворот, где он сам в понедельник на Масленице открывал празднество её, несколько раз покатавшись на качелях с офицерами. По случаю Ништадтского мира в 1722 году Пётр I дал в Москве невиданный дотоле маскарад и санное катание.

«В четвёртый день Сырной недели началось движение большого поезда из Всесвятского села, где собрано было с вечера множество морских судов разного вида и разной величины полсотни саней, запряжённых разными зверями. По сделанному ракетою сигналу сухопутный флот, поставленный на полозья и колёса, потянулся длинною вереницею от Всесвятского к Тверским триумфальным воротам. Шествие открывал арлекин, ехавший на больших санях, в кои впряжены были гусем 6 лошадей, украшенных бубенчиками и побрякушками. В других санях ехал князь-папа Зотов, облечённый в длинную мантию из красного бархата, подбитую горностаем, а в ногах его восседал Вакх на бочке; за ним свита, замыкаемая шутом, который сидел в санках, запряжённых четырьмя свиньями. Потом началось шествие самого флота, коим предводительствовал Нептун, сидевший на колеснице с трезубцем в руках, везённой двумя сиренами. В процессии находился и князь-кесарь Ромодановский в царской мантии и княжеской короне: он занимал место в большой лодке, везённой двумя живыми медведями. Наконец появилась громада, 88-пушечный корабль, построенный совершенно по образцу корабля Фридемакера, спущенного на воду в марте 1721 года в Санкт-Петербурге: он имел 3 мачты и полное корабельное вооружение даже до последнего блока. На этом корабле, везённом 16 лошадьми, сидел сам государь Пётр I в одежде флотского капитана с морскими генералами и офицерами и маневрировал оным, как бы на море. За этим кораблём следовала раззолочённая гондола императрицы, которая была в костюме остфризской крестьянки, а свита её состояла из придворных дам и кавалеров, одетых по-арабски. За гондолою появились настоящие члены маскарада, известные под именем неугомонной обители: они сидели в широких, длинных санях, сделанных наподобие драконовой головы, и наряжены были волками, журавлями, медведями, драконами, представляя в лицах Эзоповы басни. Такое пёстрое и чудное шествие через Тверские ворота потянулось в Кремль при пушечных выстрелах, куда и достигло к вечеру. Этот маскарад окончился великолепным фейерверком и пиршеством. В продолжение четырёх дней Московского карнавала участвовавшие в нём особы по несколько раз сменяли свои костюмы».

По свидетельствам очевидцев, императрица Анна Иоанновна собирала у себя на Масленице гвардейских унтер-офицеров с их жёнами, которые тешились русскими плясками: тут же бывали и другие забавы. Кому не известен устроенный в Санкт-Петербурге перед Масляною 1739 года «маскарад этнографический» по случаю свадьбы шута в ледяном дворце!

При императрице Елизавете Петровне открылось катанье в любимом ею селе Покровском, прежнем Рубцове: там сама государыня с придворными каталась на санях и лыжах. Екатерина II после своей коронации в Москве во время Масленицы дала народу трёхдневный блистательный маскарад в аллегорической процессии на улицах городских, который сочинён был актёром Волковым, под названием «Торжествующей Минервы».

Вероятно, именно благодаря содействию русских монархов Масленица пополнилась различными западноевропейскими заимствованиями. Возможно, в подражание римскому карнавалу на Масленице рядились в маски и в разные странные и смешные костюмы, которые составляли подвижный маскарад уличный, так замаскированные и наряженные в некоторых краях России катались на Масленице и в конце XIX века.

Главную роль играют в Масленице блины, которые пекутся всю неделю; на блины зовут гостей и везде блинами угощают. По древнему обычаю, блинами поминали усопших; в Тамбовской и других губерниях первый блин, испечённый на Сырной неделе, клали на слуховое окошко для душ родительских.

В русском быту блины удержались до наших дней. Давно уже высказано мнение, что блины являются символом солнца и их изготовление и коллективное поедание отмечало победу дня над ночью, света над тьмой. В древнеславянских поселениях IX–X веков найдены круглые глиняные сковородки с зубчатыми краями и с прочерченным ещё по сырой глине крестом, знаком солнца. Вероятно, они делались для выпечки масленичных блинов. Вся небольшая сковорода (диаметр около 20 см) с её лучистыми краями являлась как бы моделью солнца.

Воздействие церкви на характер праздника было минимальным. Отразилось оно на введённом обычае просить друг у друга прощенье. Им и завершались сцены русской Масленицы. «На Масленице, — пишет очевидец в начале XVII века, — русские посещают друг друга, целуются, прощаются, мирятся, если оскорбили друг друга словом или делом; встретясь даже на улице — хотя бы никогда не виделись — приветствуют друг друга взаимным поцелуем. „Прости меня, пожалуй“, — говорит один. „Бог тебя простит!“ — отвечает другой. При этом должно заметить, что не только мужчины, но и женщины считают поцелуй знаком приветствия, когда готовятся в путь или встретятся после долгой разлуки. По окончании Масленицы все идут в баню». Этот обычай сохранялся и в XIX веке. Повсеместно, перед тем как ложиться спать, семейные прощались друг с другом, причём дети кланялись в ноги родителям, а слуги господам.

Борьба и кулачный бой составляли издавна любимую народную потеху, преимущественно на Сырной неделе, чему скорей всего способствовали морозы и представившийся случай погреться: эти «гимнастические» упражнения назывались играми, или игрищами.

Во многих местностях шуточное изображение Масленицы возили по улицам: брали огромные сани, в которые впрягали 12 лошадей, и в этих санях возили наряженного мужика, который сидел на колесе, держа в одной руке полуштоф с вином и калачи. Его сопровождали сидящие с ним музыканты.

В других губерниях оснащали 8 или 10 дровней, в средину дровней укрепляли довольно толстое дерево, высокое, в виде мачты; сверху его одевалось колесо, на которое садился какой-нибудь деревенский весельчак и представлял различные штуки, свойственные деревенскому мужику. Этот обряд назывался проводами Масленицы. Обыкновенно эту сплочённую массу возили по всем закоулкам, причём вместо лошадей запрягали несколько человек, уродливо разряженных. В это время пред ними прыгали и пели деревенские весельчаки.

В Архангельске мясники возили по городу в Сырную неделю быка на огромных санях, которые были запряжены несколькими десятками лошадей и связаны с другими санями.

Обряд сжигания соломенного мужика, или Масленицы, встречался во многих местностях России. Этот обряд, существовавший с незапамятных времён, также представлял собой остаток от языческих обрядов. Такой обряд был и у немецких славян, которые 1 марта выносили из селения соломенное чучело в образе смерти и сжигали его в память усопших, или бросали в воду.

В Сибири на Масленицу сколачивалось несколько саней огромного размера и устраивался на них корабль с парусами и снастями. В них садились и люди, и медведь, и «госпожа Масленица», и разные паяцы. В сани впрягали лошадей по 20 и возили их по улицам. За этим поездом следовали толпы ребят, с песнями и разными прибаутками.

В Пензенской и Симбирской губерниях, в субботу на Масленицу, крестьянские ребята строили на реке из снега своеобразный город с башнями и двумя воротами, между которыми сделана прорубь. Игра начиналась так: ребята разделялись на две партии — на конницу и пехоту. Конница осаждала город, а пехота защищала его.

Конные по данному знаку пускались во всю прыть на взятие городка, а пешие, вооружённые мётлами, старались маханием испугать лошадей, чтобы не допустить к городку. Но вот некоторые из конных, невзирая на сопротивление, прорываются сквозь пехоту и на всём скаку въезжают в ледяные ворота, что и значит: взять городок. Победителя купали в проруби; после чего угощали вином всех отличившихся в «бою». Потом, сломав крепость, возвращались в деревню с песнями. Этой игрой Масленица заканчивалась.

В некоторых приволжских губерниях хлеб, оставшийся с Масленицы на Чистый понедельник, считался поганым. Точно так же это мнение бытовало и у староверов. Обыкновенно все остатки масленичной снеди отдавали бедным кочевым калмыкам.

В некоторых местностях России на первой неделе после Масленицы у мужчин существовал обычай полоскать рот, то есть опохмеляться, а в субботу первой недели Великого поста печь постные блины, что называлось «тужилкой о Масленице».

Существовало убеждение, что не потешиться на широкую Масленицу, значит, «жить в горькой беде и жизнь худо кончить». Русская пословица говорит: «Хоть с себя что заложить, а Масленицу проводить».

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы