100 Великих приключений

Николай Непомнящий Андрей Низовский

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Борьба за Южный Полюс

Норвежец Руаль Амундсен решил стать полярным путешественником в пятнадцать лет, когда прочитал книгу Джона Франклина. «Удивительно, — вспоминал Амундсен, — что больше всего приковало моё внимание именно описание этих лишений, испытанных Франклином и его спутниками. Во мне загорелось странное стремление претерпеть когда-нибудь такие же страдания».

* * *

Амундсен мечтал осуществить то, что не удалось Франклину, что не удавалось никому — пройти Северо-Западным проходом. На шхуне «Йоа» их было семеро. За три года (1903–1906) они осуществили то, о чём человечество мечтало в течение трёх столетий.

Следующей своей задачей Амундсен считал покорение Северного полюса, но совершенно неожиданно он оказался на полюсе Южном. Пока шла подготовка экспедиции, Фредерик Кук и Роберт Пири в сентябре 1909 года почти одновременно заявили, что Северный полюс покорён. «Чтобы поддержать мой престиж полярного исследователя, — вспоминал Руаль Амундсен, — мне необходимо было как можно скорее достигнуть какого-либо другого сенсационного успеха. Я решился на рискованный шаг… Я сообщил моим товарищам, что так как Северный полюс открыт, то я решил идти на Южный. Все с восторгом согласились». 14 января 1911 года экспедиция высадилась в Антарктиде, в Китовой бухте. Отсюда Амундсен начал готовить поход к полюсу…

Англичанин Роберт Скотт впервые увидел берега Антарктиды в 1902 году. 2 ноября 1902 года Скотт, Уилсон и Шеклтон отправились на трёх собачьих упряжках к полюсу. Они достигли 82°15? южной широты, когда путь преградил ледяной обрыв. Пришлось возвращаться. Позже Скотт признавал: «Мы были ужасающе невежественны: не знали, сколько брать с собой продовольствия и какое именно, как разбивать палатки и даже как одеваться. Снаряжение наше совершенно не было испытано, и в условиях всеобщего невежества особенно чувствовалось отсутствие системы во всём».

Летом 1909 года из Антарктиды возвратился Эрнст Генри Шеклтон. Его экспедиция дошла до широты 88°23?. До полюса оставалось 179 километров. В июне 1910 года Скотт отправляется в Антарктику. Он должен пройти эти последние километры!

База Скотта — на мысе Эванс в проливе Мак-Мёрдо. База Амундсена — на шельфовом леднике Росса. Скотт записывает в дневнике: «Не подлежит сомнению, что план Амундсена является серьёзной угрозой нашему. Амундсен находится на 60 миль ближе к полюсу, чем мы». У Амундсена — 120 эскимосских собак. У Скотта — трое моторных саней, 19 низкорослых, но выносливых маньчжурских лошадок и 35 собак. На то чтобы пройти разведочными маршрутами и заложить продовольственные склады на всём пути к полюсу, обоим экспедициям потребовалось более года.

Амундсен устраивает склады через каждый градус широты. Последний — на 82-м градусе. К полюсу он пойдёт на собаках — это не только тягловая сила, но и источник пропитания. «Так как эскимосская собака даёт около 25 килограммов съедобного мяса, — писал Амундсен, — легко было рассчитать, что каждая собака, взятая нами на Юг, означала уменьшение на 25 килограммов продовольствия как на нартах, так и на складах. В расчёте, составленном перед окончательным отправлением на полюс, я точно установил день, когда следует застрелить каждую собаку, т. е. момент, когда она переставала служить нам средством передвижения и начинала служить продовольствием».

Скотту сперва придётся идти через шельфовый ледник Росса — 700 километров. Между параллелями 83°30? и 85°30? — трудный подъём на высоту трёх тысяч метров по рассечённому трещинами леднику Бирдмора. Дальше, до самого полюса — высокогорное ледяное плато. Всего предстоит пройти около 3000 километров, — за 145 суток, как считает Скотт. Мотосани доставят грузы на широту 80°30?. Лошади и собаки смогут довезти большую часть грузов до ледника Бирдмора.

20 октября 1911 года к полюсу уходит Амундсен — на четырёх упряжках, в каждой 13 собак. 2 ноября стартует Скотт. Кто придёт первым?

…Не один раз проваливались нарты Амундсена в трещины ледников. Туман, метель, ураганный ветер, мороз –50° — всё было. Но ежедневная норма пути — от 30 до 37 километров — выполнялась неукоснительно, за исключением нескольких дней, когда погода была особенно невыносимой или слишком уж много возникало препятствий. 7 ноября достигнута широта 82°. Впереди начала вырисовываться горная цепь, вершины которой вздымались до 4500 метров. На 85-й параллели местность круто пошла вверх. Начинался подъём. Здесь Амундсен устроил главный склад продовольствия. С собой он взял запасов на 60 дней. За этот срок Амундсен рассчитывал дойти до полюса и вернуться сюда, к главному складу.

Долго искали путь наверх. К перевалу поднялись по разбитому трещинами леднику Акселя Хейберга. «Дикость ландшафта, открывавшегося отсюда, сверху, описать невозможно! — вспоминал Амундсен. — Пропасть на пропасти, трещина на трещине и огромные глыбы, разбросанные в беспорядке!»

На высоте 3000 метров пришлось убить 24 собаки. «24 наших достойных спутника и верных помощника были обречены на смерть! Это было жестоко, но так должно было быть. Мы все единодушно решили не смущаться ничем для достижения своей цели». Чем выше, тем хуже становилась погода. Порой норвежцам приходилось идти в сплошной снежной мгле, едва различая путь под ногами. «Это было странное путешествие. Мы проходили по совершенно неизведанным местам, новым горам, ледникам и хребтам, но ничего не видели».

Вот они уже на плато. Побит рекорд Шеклтона — 88°23?. До полюса — 180 километров! Погода стала получше: температура около –25 °C, но главное — тише стал ветер. Пятеро норвежцев — Руаль Амундсен, Оскар Вистинг, Хельмер Хансен, Сверре Хассель, Олаф Бьяланд — идут через ледяную пустыню. В упряжках ещё оставалось по четыре собаки.

15 декабря 1911 года экспедиция достигла Южного полюса. Первооткрыватели поставили здесь палатку. Подняли норвежский флаг. В палатке Амундсен оставил письмо норвежскому королю с кратким отчётом о походе и лаконичное послание своему сопернику — Скотту. 18 декабря Амундсен отправился в обратный путь, и спустя 39 дней его партия благополучно вернулась на базу. Весь поход занял 99 суток.

18 января 1912 года из снежной пелены к палатке на Южном полюсе вышла партия Роберта Скотта. Англичанин бессильно схватился руками за флагшток, на котором реял норвежский флаг, и глухо застонал. Они опоздали…

…Мотосани доставили груз до широты 80°30?. Шесть дней они прождали подхода основной группы. Невосполнимая потеря времени! Лошадей перебили за 83-й параллелью — их нечем было кормить. С широты 84° пришлось отправить назад собачьи упряжки. Люди сами тащили тяжёлые нарты с грузом. 3 января, находясь на широте 87°30?, Скотт объявляет своё решение: трое возвращаются, к полюсу пойдут пятеро: Эдвард Уилсон, Эдгар Эванс, Лоуренс Отс, Генри Бауэрс и сам Скотт.

Идти приходится через ледяные заструги — целое море острых, мёрзлых волн. Температура –30°. «Мы делаем немного больше 1/4 мили в час, и это результат больших усилий… Ужасно тяжело идти… До полюса около 74 миль. Выдержим ли мы ещё семь дней?» 13 января достигнута широта 89°9?. Предстоит пройти ещё 50 миль.

Когда до желанной цели оставалось всего несколько километров, англичане разглядели впереди чёрную точку. Это был норвежский флаг, привязанный к полозу от саней. Рядом стояла палатка, разбитая спутниками Амундсена. «Норвежцы нас опередили, — записывает Скотт в своём дневнике. — Они первыми достигли полюса. Ужасное разочарование!»

Скотт и его товарищи водрузили на полюсе английский флаг, но настроение было отнюдь не победным. Впереди — обратный путь, полторы тысячи километров. У Отса, кажется, обморожены ноги. У Уилсона снежная слепота. Эванс сильно порезал руку при переделке саней, у него обморожены пальцы рук и нос. Запаса продуктов на очередном складе хватает лишь на то, чтобы дойти до следующего. День-другой задержки, и весь отряд окажется на грани гибели…

17 февраля начал отставать Эванс. «Я первый подошёл к нему, — записывал Скотт. — Вид бедняги меня немало испугал. Эванс стоял на коленях. Одежда его была в беспорядке, руки обнажены и обморожены, глаза дикие. На вопрос, что с ним, Эванс ответил, запинаясь, что не знает, но думает, что был обморок. Мы подняли его на ноги. Через каждые два-три шага он снова падал. Все признаки полного изнеможения…» Эванс умер первым.

Топлива едва хватает на приготовление пищи: банки с керосином на складах почему-то оказываются полупустыми. Нельзя подогреть даже лишнюю кружку воды. Обувь не просыхает, смерзается за ночь. По утрам они с трудом натягивают её на ноги. Теперь даже на ходу они мёрзнут. Мороз достигает 30–40 градусов. Сначала они проходят двенадцать миль в день, потом одиннадцать, шесть, пять с половиной…

«Пятница, 16 марта или суббота, 17. Потерял счёт числам… Третьего дня за завтраком бедный Отс объявил, что дальше идти не может, и предложил нам оставить его… Этого мы сделать не могли и уговорили его пойти с нами. Несмотря на невыносимую боль, он крепился, мы сделали ещё несколько миль. К ночи ему стало хуже. Мы знали, что это — конец… Отс проспал предыдущую ночь, надеясь не проснуться, однако утром проснулся. Была пурга. Он сказал: „Пойду пройдусь. Может быть, не скоро вернусь“. Он вышел в метель, и мы его больше не видели…»

Столбик термометра опускается ниже –40°. «Никто из нас не ожидал таких страшных холодов… Мы мёрзнем на ходу, и ветер пронизывает насквозь нашу одежду».

18 марта: «Мы изнурены почти до предела… Моя правая нога пропала — отморожены почти все пальцы. Лучшее, на что я теперь могу надеяться, это ампутация ноги».

Трагическую развязку ускорил ужасный ураган, разразившийся в тот момент, когда путешественники были в 18 километрах от последнего склада с запасами. Последние три записи в дневнике Скотта:

«Среда, 21 марта. Вчера весь день пролежали из-за свирепой пурги. Последняя надежда: Уилсон и Бауэрс сегодня пойдут в склад за топливом».

«Четверг, 22 марта. Метель не унимается. Уилсон и Бауэрс не могли идти. Завтра остаётся последняя возможность. Топлива нет, пищи осталось на раз или на два. Должно быть, конец близок. Решили дождаться естественного конца. Пойдём с вещами или без них и умрём в дороге».

«Четверг, 29 марта. С 21-го числа свирепствовал непрерывный шторм. Каждый день мы были готовы идти (до склада всего 11 миль), но нет возможности выйти из палатки, так несёт и крутит снег. Не думаю, чтобы мы теперь могли ещё на что-то надеяться. Выдержим до конца. Мы, понятно, все слабеем, и конец не может быть далёк. Жаль, но не думаю, чтобы я был в состоянии ещё писать. Р. Скотт».

Тела Скотта и его товарищей навечно остались лежать в толще ледника. «Мой триумф омрачён мыслью о его трагедии, — писал Амундсен. — Никто лучше меня не может воздать должное геройской отваге наших мужественных английских соперников… Мужества, твёрдости, силы им было не занимать».

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы