Игорь Анатольевич Дамаскин


100 великих операций спецслужб

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ЗАХВАТ ВАНУНУ

С момента получения независимости глава Израиля Бен-Гурион мечтал о том, чтобы сделать свою страну ядерной державой. Первый шаг к этому был сделан в 1955 году, когда по инициативе президента США Д. Эйзенхауэра Израиль получил небольшой атомный реактор мощностью 5 мегаватт. Он был слишком мал, чтобы на нем можно было создать что-либо, имеющее военное значение, и к тому же регулярно инспектировался американцами.

Министр обороны Перес, действуя как дипломат, разведчик и торговец оружием, сумел приобрести у Франции атомный реактор мощностью 24 мегаватта. В самом Израиле перспектива создания ядерного оружия была встречена неоднозначно. Семь из восьми членов ядерной комиссии подали в отставку, протестуя против этой идеи. Но все же ядерная программа начала осуществляться в обстановке строжайшей секретности.

До сих пор ответственность за добывание за рубежом научной и технической информации лежала на «Амане» и «Моссаде», но в 1957 году Перес создал независимую секретную службу во главе с Беньямином Бламбергом, скромно названную вначале «Бюро специальных задач», а затем «Бюро научных связей» (аббревиатура на иврите «Лакам»).

Существование «Лакама» было столь секретным, что оно скрывалось даже от других израильских спецслужб и главы «Моссада» Исера Харела, который позже писал: «Это была тайная организация, построенная на конспиративных началах, созданная обманным путем». Главной задачей «Лакама» стала защита проблемы реактора от информационных утечек.

Для реактора выбрали место в самом центре пустыни Негев — между Мертвым морем и оазисом Беэр-Шева, где, согласно Библии, отдыхал Авраам.

Поскольку французы помогали в установке реактора, они направили туда своих агентов. Один из них, выступая под личиной священника, разговорился с местным мэром, который не мог не похвастаться тем, что рядом строится реактор. Болтовня мэра была доведена до сведения руководства французской разведки, та информировала израильтян, и «Лакам» принял решение распространять легенду о строительстве в близлежащем городке Димона текстильного комбината.

Но в 1960 году самолет-разведчик У-2 сфотографировал объект, и американские аналитики без труда определили его предназначение. С этих пор вокруг городка Димона активизировалась американская агентура, а политики стали выражать озабоченность. Американская и британская пресса сообщали, что Израиль работает над созданием атомной бомбы. Проявил беспокойство и генерал де Голль. 21 декабря 1960 года Бен-Гурион с трибуны конгресса США был вынужден заявить, что реактор строится лишь в мирных целях.

Однако все было наоборот. Не ограничиваясь обеспечением безопасности и секретности, «Лакам» в координации с другими израильскими спецслужбами, занялся поиском и приобретением компонентов, необходимых для производства атомной бомбы. В качестве советников по науке в посольства Израиля назначались сотрудники «Лакама», израильские ученые, выезжающие за рубеж, также должны были выполнять его просьбы, а точнее — задания. Иногда им прямо предлагалось похищать нужные материалы, тайно фотографировать их.

«Лакаму» удалось добиться успеха в Норвегии: она согласилась секретно поставить Израилю 21 тонну «тяжелой воды» (произведенной тем самым заводом, который поставлял дейтерий гитлеровской Германии и был взорван английскими диверсантами в годы Второй мировой войны). Как только поставка «тяжелой воды» была гарантирована, «Лакам» начал поиски урана.

Этим занялся агент «Лакама» Шапиро, создавший в США корпорацию «Нумек», или «Ядерные материалы и оборудование». Эксперты американской комиссии по атомной энергии не смогли доказать, что через «Нумек» шла утечка урана за рубеж, но в ходе официальных проверок, длившихся 15 лет, удалось обнаружить пропажу 587 фунтов высокообогащенного урана — количества, достаточного для изготовления 18 атомных бомб.

В ноябре 1968 года в ходе совместной операции «Моссада» и «Лакама» Израилю удалось получить 200 тонн уранового сырья. Оно было погружено в Антверпене на пароход «Шеерсберг А», который плавал под либерийским флагом и, согласно документам, направлялся в Геную. Но там он не появился и вообще исчез… Где-то между Кипром и Турцией он встретился с израильским грузовым судном. А когда через две недели «Шеерсберг А» пришвартовался в турецком порту Искандерон, урана на нем уже не было. На самом деле «Шеерсберг А» принадлежал «Моссаду» и действовал по его заданию.

Большое количество уранового сырья при посредничестве «Моссада» было получено из ЮАР.

Реактор в Димоне хорошо охранялся и был окружен плотной системой противовоздушной обороны. В июне 1967 года одной из ракетных батарей даже был сбит израильский самолет, возвращавшийся с боевого задания в Иордании и сбившийся с курса.

Каждый сотрудник Димоны тщательно проверялся перед приемом на работу, а затем давал подписку о неразглашении секретов, в которой содержалась ссылка на то, что за нарушение этого обязательства, в том числе за разглашение секретов своим коллегам по работе, он может получить до 15 лет тюрьмы. Иностранцы просто не подпускались к объекту. Даже резидент ЦРУ в Израиле, ехавший на своей машине в сторону объекта, был задержан экипажем следившего за ним вертолета. Ему предложили повернуть обратно.

И все же утечка произошла. Виновником стал Мордухай Вануну, бывший технический специалист ядерного центра.

Вануну родился в Марокко в 1954 году в большой еврейской семье, которая выехала в Израиль в начале 1960-х годов с тайным потоком эмигрантов, организованным «Моссадом». Поселились в селении Беэр-Шева, в пустыне Негев, Вануну служил в армии, затем учился на физическом факультете университета, но был отчислен за неуспеваемость. В 1975 году по объявлению о наборе «учеников техника», поступил на курсы, а в 1976 году после собеседования с офицерами безопасности и проверки его политических взглядов был принят на работу в ядерный центр. К работе приступил лишь в 1977 году, после прохождения дополнительного курса ядерной физики и химии и, видимо, проверки.

С самим Вануну за годы работы произошли изменения. Он оторвался от семьи и ее религиозных устоев, изменил отношение к арабам. Раньше он считал, что к ним нужно подходить жестко, но после кровавого вторжения Израиля в Ливан в 1982 году стал поддерживать лозунг «Прекратить угнетение арабов!»

В конце 1985 года служба безопасности Димоны узнала, что Вануну допускает «антиобщественные высказывания». Шума не поднимали, а пользуясь случаем, в ноябре 1985 года его уволили вместе со 180 другими работниками «по сокращению штатов».

Спустя месяц после увольнения Вануну продал свою квартиру и автомашину и отправился в длительное кругосветное путешествие. Дорога занесла его в Австралию, где он познакомился с настоятелем англиканской церкви и… принял крещение, тем самым разорвав свои идейные связи с еврейским государством.

Там же, в Австралии, он встретил «свободного журналиста» и такого же бродягу, как он сам, колумбийца Оскара Герреро. Ему страшно захотелось поделиться тайной, которую он носил в себе и вскоре в лице Герреро нашел благодарного слушателя. Журналист сразу понял, что на него свалилась невиданная удача, на которой можно здорово заработать и добиться славы.

Вануну не только много рассказывал об атомном Центре, но и подтверждал свои сообщения фотографиями, которые он, как заправский агент, успел сделать во время своих ночных дежурств. Он отснял две пленки.

Герреро убеждал Вануну продать эту информацию, что обеспечит его на всю оставшуюся жизнь. Мордухай не заставил себя долго уговаривать, тем более что у него было внутреннее оправдание: в его глазах израильский атомный реактор был вещью аморальной и ее требовалось разоблачить перед всем миром.

Вануну и Герреро, который стал его литературным агентом, начали переговоры сразу с несколькими европейскими изданиями, но без особого успеха, так как никто не мог принять всерьез, что Вануну действительно был сотрудником такого секретного объекта. Даже местные австралийские газеты не хотели с ним связываться, не говоря уж о таком солидном журнале, как «Ньюсуик».

Наконец, британская «Санди таймс» рискнула. Она прислала в Сидней своего репортера Питера Хаунама, физика по образованию, который после нескольких встреч с Вануну убедился, что тот не блефует. Он предложил Мордухаю 50 тысяч долларов за эксклюзивное право на информацию и фотоснимки, в том числе и на последующую публикацию книги. Герреро в этой комбинации оказался «третьим лишним», и его решили исключить из игры.

Дальше начинается детектив с «погонями и переодеванием».

11 сентября Хаунам и Вануну втайне от Герреро вылетели в Лондон. Следующим рейсом туда же вылетел Герреро, который следил за ними. В том же самолете вылетели и агенты «Моссада», которые следили за Герреро.

О «сладкой парочке» — Вануну и Герреро — «Моссад» узнал от своих коллег из «Австралийского агентства по разведке и безопасности», которым действия и рассказы Вануну показались подозрительными. Австралийцы информировали о них также британскую спецслужбу МИ-5.

Вануну передал газете «Санди таймс» более 60 фотографий, сопровождаемых подробным рассказом об атомном центре в пустыне Негев и о бомбе, которая там создается. К тому же он сделал детальные рисунки шести подземных этажей объекта. На фотографиях ясно были видны надписи на иврите «радиоактивность», рабочие боксы из толстого стекла с вмонтированными манипуляторами и металлические сферы. Как объяснял Вануну, это были корпуса будущих бомб.

Привлеченные газетой эксперты пришли к выводу, что за десять лет работы завод мог изготовить по крайней мере сотню атомных бомб. «Санди таймс» не спеша готовила свою «бомбу», готовясь ее «взрывом» вызвать небывалую сенсацию.

Но обиженный Герреро не дремал и решил опередить «Санди таймс». Он обратился к конкурентам этой газеты — в газету «Санди миррор» — и рассказал то, что понял из рассказов Вануну, Там не придали этим дилетантским рассказам серьезного значения и, купив у него за пару тысяч долларов фотографии, опубликовали двухстраничный репортаж, в котором высмеяли Вануну и «Санди таймс», попавшуюся на его удочку.

После публикации «Санди миррор» Вануну испугался не на шутку: не из-за того, что над ним поиздевались в прессе, а за свою жизнь — он знал о длинных руках «Моссада». Журналисты из «Санди таймс» успокаивали Вануну, каждые несколько дней перемещая его из одного отеля в другой.

За пару дней до публикации газета направила материал на «заключение» в израильское посольство. Оттуда, конечно, ответили, что все это ерунда и не соответствует действительности. Кроме того, посольство опубликовало опровержение, представив Вануну как мелкого техника, который ничего не знал да и не мог знать. Однако посол очень взволновался и информировал об этом деле премьер-министра Переса. Тот собрал совещание комитета редакторов газет и журналов Израиля и умолял их не выпячивать, а, наоборот, замолчать эту историю, после того как ее опубликуют англичане. Журналисты обещали ему так и поступить. Однако информация о совещании просочилась в Лондон. Сам факт его созыва и характер просьбы Переса убедили редакторов «Санди таймс», что готовящаяся публикация имеет важное значение. Если Перес так обеспокоен, значит — это настоящие секреты и сенсация обеспечена!

Перес заботился не только о сокрытии этой истории, но и о наказании преступника. Он приказал «Моссаду» арестовать Вануну и доставить его в Израиль для суда. Наказание должно быть неотвратимым! Но было приказано действовать, не нарушая британских законов, особенно учитывая отношение Маргарет Тэтчер к этому вопросу.

Задача казалась нелегкой, но руководители «Моссада» рассчитывали на помощь британских спецслужб. Одновременно израильтяне исходили из того, что у Вануну, как у каждого человека, должны быть слабости, на которых можно сыграть. В Лондон направили большую группу агентов «Моссада». Группа наружного наблюдения зафиксировала выход Вануну из здания газетного концерна и привела его в отель. После этого его уже не теряли из виду. Изучив прошлое Вануну и проследив за его поведением в Лондоне, агенты «Моссада» убедились в его любви к слабому полу. Оставалось только действовать.

Возле одной из дискотек ему «подставили» эффектную девушку. Вануну влюбился с первого взгляда. Девушка охотно шла на встречи с ним, но отказывалась от сексуального контакта: «Я пойду на все, но только в Риме». (Она почти повторила слова «американки», совратившей пилота Мунира Редфа: «Только в Париже!»)

Вануну пренебрег советами друзей из газеты «Санди таймс»: не покидать страну, не летать самолетами, не останавливаться в отелях, где при регистрации требовалось предъявлять паспорта.

Девушку звали Синди, или Синтиа Ханин. На самом деле это была агент «Моссада» Бен Тов Черил, жена сотрудника израильский военной разведки «Аман». «Синди» приобрела два билета до Рима и заказала там места в «безопасном и уютном пансионе». По прибытии в Рим парочка сразу же направилась в пансион, который, конечно же, оказался конспиративной квартирой «Моссада».

Перед самым вылетом Вануну позвонил в редакцию, сказал, что выезжает из города и обещал вернуться через три дня. Но ни через три, ни через 33 дня он не появился. Только через 40 дней, 9 ноября 1986 года, секретарь кабинета министров Израиля Элиаким Рубинштейн заявил: «Мордухай Вануну находится в Израиле под арестом на основании судебного ордера, полученного в ходе процедуры, в которой участвовал избранный арестованным защитник».

О том, как было осуществлено похищение Вануну, было распространено множество версий, в том числе и самим «Моссадом». По одной версии он был арестован на юге Франции, находясь на борту яхты, когда она уже вышла в международные воды. По другой — он вылетел в Париж, где его усыпили, а затем на самолете компании «Эль-Аль» доставили в Израиль. Газета «Санди таймс» писала, что Вануну похищен в Великобритании и в ящике под видом дипломатического багажа вывезен в Израиль. В еще одной версии также фигурирует яхта, но на нее он якобы поднялся в самой Великобритании. При этом, для прикрытия операции, в районе ее проведения находилось одновременно несколько израильских яхт и катеров.

Разобраться в обстоятельствах похищения помог сам Вануну. Когда его везли в суд Иерусалима, он прижал ладонь к окну полицейского автобуса, в котором находился. На ладони было написано: «Похищен в Риме 30.09.86 в 21.00. Прибыл в Рим рейсом 504».

Его брат Мейр виделся с ним в тюрьме, а потом поехал за границу, чтобы восстановить недостающие детали похищения. Он установил, что из аэропорта «Синди» и Мордухай на такси направились по указанному ею адресу. Как только вошли в квартиру, его скрутили два израильтянина, а «Синди» ввела ему сильное снотворное. Закованного в цепи Мордухая отвезли в порт, а оттуда морем после семидневного плавания доставили в Израиль.

Именно в эти дни «Санди таймс» опубликовала его материалы под заголовком: «Откровение: секреты израильского ядерного арсенала».

В порядке журналистского расследования было установлено, что в начале октября посольство Израиля в Риме арендовало автофургон. Число километров, «накрученных» на спидометре при возврате автомашины в прокатный пункт, точно соответствовало расстоянию до итальянского порта Ла Специя и обратно. В это время там находилось специально переадресованное в этот порт израильское судно «Таппуз». Есть основания считать, что именно на нем пленника доставили в Израиль. Британские журналисты установили и подлинное имя «Синди», которая, как оказалось, использовала документы своей двоюродной сестры. Все эти факты: аренда фургона, изменение маршрута судна, использование документов родственницы — показывают, что работа велась дилетантами. Но победителей не судят! Дело было сделано!

24 марта 1988 года Вануну был признан виновным в государственной измене, разглашении секретов и шпионаже и осужден на 18 лет тюрьмы.

Что касается судьбы похитительницы, то о ней известно, что по данным на 1997 год она вместе с любимым мужем благополучно проживала во Флориде.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы