Игорь Анатольевич Дамаскин


100 великих операций спецслужб

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ОПЕРАЦИЯ «ЦЕППЕЛИН»

В месяцы, предшествовавшие нападению Германии на СССР, значительно увеличилась засылка немецкой агентуры на советскую территорию. Только за четыре дня, с 18 по 21 июня 1941 года, на одном минском направлении было задержано и обезврежено несколько десятков диверсионных групп. Некоторые из агентов не имели никаких указаний относительно возвращения назад. Им было сказано: «После выполнения задания дождитесь прихода немецких войск и обратитесь к командованию ближайшей воинской части».

Незадолго до 22 июня на совещании с руководителями абвера главный военный советник Гитлера генерал Йодль так сформулировал вые требования к военной разведке в условиях блицкрига: «На нынешнем этапе генеральный штаб менее всего нуждается в информации о доктрине, состоянии вооружения Красной армии в целом. Задачи разведки — внимательно следить за изменениями, происходящими в войсках противника на глубину пограничной зоны». Тем самым абвер фактически был отстранен от ведения стратегической разведки. Теперь она была целиком возложена на спецслужбы ведомства Гиммлера, в частности, на политическую разведку, руководимую Шелленбергом.

Начальник абвера, адмирал Канарис, проглотил горькую пилюлю и приступил к добросовестному выполнению приказа.

Из отчета Канариса от 4 июля 1941 года: «В распоряжение штаба немецких армий направлялись многочисленные группы из коренного населения — русских, поляков, украинцев, грузин, финнов, эстонцев и т.п. Каждая группа насчитывала 25 (и более) человек. Во главе этих групп стояли немецкие офицеры. Группы использовали трофейное советское обмундирование, военные грузовики и мотоциклы. Они должны были просачиваться в тыл противника на глубину 50—300 километров перед фронтом наступающих немецких армий, с тем чтобы сообщать по радио результаты своих наблюдений, обращая особое внимание на сбор сведений о русских резервах, о состоянии железных и прочих дорог, а также о всех мероприятиях, проводимых противником».

Диверсиями во фронтовой полосе руководил специальный орган «Валли-II». Он добился определенных успехов. Кое-где разрушена связь, нарушено управление советскими войсками, пущен под откос эшелон с военной техникой, распространены панические настроения, точно обозначены цели для германской авиации. В районе Каунаса взорваны железнодорожные пути, закупорен туннель. Несколько групп агентов заброшены в Москву и ее пригороды с задачей устроить массовые диверсии, взорвать высоковольтную линию Углич — Москва. Только за 14 дней августа 1941 года на Кировской и Октябрьской железных дорогах совершено семь диверсионных актов.

В полную силу работали шпионско-диверсионные школы и формирования: полк, а потом дивизия «Бранденбург-800», учебный полк «Курфюрст», батальоны «Бергман». Но, продвигаясь вперед и одерживая победы, вермахт начинает увязать в просторах России, а оказываемое ему сопротивление становится организованнее и сильнее. Расчет на молниеносную войну терпит провал.

Перед гитлеровской разведкой возникают непредвиденные трудности. Ситуация требует пересмотра разведывательной стратегии и многих тактических приемов. Канарис обращается к Гитлеру, и тот дает указание внести изменения в директиву Йодля.

Теперь абвер должен принять меры к быстрому наращиванию разведывательной активности за пределами прифронтовой полосы, в глубинных районах СССР. Одновременно предполагается усилить диверсионную и террористическую деятельность в тылу Красной армии.

Но этим занимается не только абвер, а и все немецкие спецслужбы. Их руководство признает, что имеющейся информации о России и ее военном и экономическом потенциале недостаточно. В донесениях делались неправильные выводы не только о политической обстановке в стране, но и о состоянии ее военной промышленности. Новый — непредвиденный — фактор: организованная партизанская война показала полную неспособность Германии установить «новый порядок» на оккупированных территориях или хотя бы обеспечить безопасность и коммуникации своих войск.

В процессе перестройки разведывательной деятельности и была Разработана операция «Цеппелин», идея которой принадлежала Вальтеру Шелленбергу.

15 февраля 1942 года рейхсфюрер СС Гиммлер подписал приказ о Проведении операции «Цеппелин» и создании в рамках Главного управления имперской безопасности специального органа под тем же кодовым названием. Руководил операцией Вальтер Шелленберг.

Задачи, стоявшие перед отделом, ведавшим операцией «Цеппелин» были довольно обширными и не всегда четкими. Сам Шелленберг в своих воспоминаниях пишет: «Основной задачей этой операции была массовая выброска групп русских военнопленных (имеется в виду немецкая агентура. — И.Д.) на парашютах в глубокий тыл Советского Союза». Несколькими строками ниже он же пишет: «Основной задачей операции „Цеппелин“ было противодействие партизанской войне (которая, как известно, в глубоком тылу СССР не велась. — И.Д.)…»

Если мы заглянем в другие источники, то увидим и там такие же задачи: во-первых, «расшифровка» «загадочной русской души» и морально-политического единства СССР, а во-вторых, ослабление экономических возможностей СССР путем диверсий, саботажа, террора и других подобных средств.

Словом, ставились большие и не всегда выполнимые задачи. «Цеппелин» работал в тесном взаимодействии с абвером, главным штабом командования немецкой армии и имперским министерством по делам оккупированных восточных областей.

Непосредственные задачи операции выполняли четыре зондеркоманды и подчиненные им школы и лагеря, размещавшиеся в то время в местечке Яблонна близ Варшавы, в деревне Печки под Псковом, в городах Евпатории и Осипенко, а также в расположенном близ Бреслау местечке Аушвиц, печально известном своим лагерем смерти Освенцим. Задача зондеркоманд — готовить и забрасывать агентуру не в прифронтовую полосу (этим занимался «Валли-II»), а в глубокий тыл Советского Союза и в партизанские отряды, действовавшие в немецком тылу. По данным отчета, подписанного начальником «Цеппелина», только в одной из его команд «Зюйд» и в трех лагерях на 12 августа 1942 года проходило подготовку и проверку свыше 2000 агентов-диверсантов. Всего же к концу 1942 года одновременно проходило подготовку в различных диверсионных школах свыше 10000 человек. Начало реализации операции «Цеппелин» совпало с началом летнего наступления германских армий на Сталинград. Поэтому одна из разработанных руководством операций носила претенциозное название «Волжский вал».

Руководитель диверсионной группы «Цеппелин-норд» позже дал показания о сущности этой операции:

"Дело в том, что заброска мелких групп диверсантов не давала должного эффекта. Поэтому ставилась задача организовать на советской территории крупные диверсионные формирования. В первую очередь было намечено нанести удар по советским коммуникациям, связывающим Урал с фронтом, и по оборонной промышленности. Это предполагалось осуществить, организовав одновременный подрыв нескольких мостов через Волгу, причем коммуникации должны были выйти из строя на продолжительное время. Результаты диверсии незамедлительно сказался бы на положении советского фронта. Кроме того, подобные диверсии могли убедить население в наличии внутри государства сил, враждебных советскому строю.

Мы рассчитывали, что для ликвидации диверсионных групп крупного масштаба потребуется помощь действующих частей Красной армии — местные органы не в состоянии оказать должное сопротивление диверсионным формированиям. Крупные, хорошо вооруженные группы сумеют привлечь на свою сторону немецких военнопленных, освобожденных ими из лагерей. Растущие диверсионные группы будут останавливать поезда с оружием и вооружать лиц, присоединившихся к ним".

Частичной реализацией этого плана стала заброска в Пермскую область в 1943 году большой агентурной группы, которой руководил белоэмигрант Семенов. Она должна была совершать диверсионные акты на железных дорогах, заводах и электростанциях Урала и Сибири. Агенты были пойманы, так и не успев приступить к выполнению задания.

«Цеппелин» забрасывал диверсионные группы в район Архангельска, на Северный Кавказ, под Сталинград, на Урал. Им удалось совершить ряд диверсионных актов, но ни один серьезный объект не пострадал.

В Вологодской области в октябре 1943 года высадились пять агентов с целью подобрать посадочную площадку для приема немецких самолетов с группами диверсантов, которые направлялись для совершения диверсий на Северной железной дороге, имевшей особое значение для связи Центра и фронта с Уралом и Сибирью.

В Новгородскую область была выброшена разведывательная группа, которой удалось получить и передать информацию о подготовке плана командования Северо-западного фронта по ликвидации крупной немецкой группировки, что, по существу, сорвало эту операцию.

Там же, на железной дороге, на участках Бологое — Старая Русса и Бологое — Торопец агентам «Цеппелина» удалось совершить ряд диверсионных актов, в которых участвовало около 200 человек. Их действия привели к тяжелейшим последствиям для советских войск.

Летом 1942 года 30 диверсантов под видом советских военнослужащих проникли в тыл Красной армии во время немецкого наступления на Северном Кавказе. Действовали три группы. Одна из них взорвала мост в районе Минеральных Вод, другая создала пробку на мосту в Майкопе, что привело к дезорганизации отступавших советских частей, а третья сумела захватить мост в районе Пятигорска и удерживала его до подхода немецких танков.

В 1943 году, по сравнению с 1942 годом, заброска агентуры в советский тыл возросла в полтора раза; было дополнительно создано девять разведывательно-диверсионных школ, на советско-германском фронте функционировало более 130 разведывательных организаций.

В рамках операции «Цеппелин» происходила также подготовка к заброске в советский тыл групп особого характера, задача которых состояла в националистической пропаганде в национальных республиках, создании там антисоветских формирований и организации террористических актов. Подобные группы в 1943 году появлялись на территории Казахстана, где должны были развернуть агитацию среди населения за отделение Казахстана от СССР и образование самостоятельного государства под протекторатом Германии.

Как было сказано выше, одной из задач операции «Цеппелин» были действия, направленные против партизанского движения: проникновение в партизанские отряды, установление их численности, вооружения, мест дислокации, получения прочей информации об их действиях и содействие в проведении против них карательных экспедиций. Иногда с целью компрометации партизанского движения создавались лжепартизанские отряды, совершавшие зверства против мирного населения.

Конечно, по масштабам огромного советско-германского фронта успехи диверсионных групп были невелики. Но, может быть, «Цеппелин» добился большего в разведывательной деятельности и в борьбе с партизанами?

Вряд ли. Дело в том, что советская разведка сумела проникнуть в полтавскую, минскую, смоленскую и многие другие разведывательно-диверсионные школы. Советская контрразведка, как правило, располагала информацией о немецкой агентуре еще до того, как начиналась заброска.

Вот лишь пара примеров: в июне 1943 года «Цеппелин» забрасывает группу в Туркмению с задачей совершить диверсионные акты на одной из важнейших в то время железных дорог Красноводск — Ташкент и на Чирчикском комбинате. Два диверсанта погибают в песках Каракумов, остальных задерживают чекисты там, где их ждали. Такова же судьба диверсантов «Цеппелина», заброшенных в Гурьевскую область.

Посмотрим, как же сам инициатор операции «Цеппелин» Вальтер Шелленберг оценивал результаты действий своего детища. Вот лишь несколько коротких отрывков из его воспоминаний:

"…Нам удалось совершить только рад мелких налетов… Однако это были булавочные уколы, не имевшие серьезного значения, если не считать, что для их отражения отвлекалось определенное число подразделений НКВД. Они ни в малейшей степени не отразились на боеспособности русских армий…

…Понятно, что органы НКВД сумели причинить нам немалый вред и, что еще хуже, начали засылать своих людей через фронт с заданием внедриться в операцию «Цеппелин», чтобы подрывать ее изнутри…

…Мы свели агентов в боевую часть, получившую название «Дружина». Она должна была обеспечивать безопасность в тылу и, в случае необходимости, вести бои с партизанами. Ее командиром был назначен русский полковник Родионов (по кличке «Гиль»)… «Дружину» в очередной раз привлекли для участия по «прочесыванию» деревни, в которой укрывались партизаны. Когда «Дружина» конвоировала длинную колонну пленных партизан, полковник Родионов приказал своим людям атаковать отряд СС, сопровождавший конвой. Немцы были застигнуты врасплох, и русские перебили их самым зверским образом… После Родионов вылетел с секретного партизанского аэродрома в Москву, где он был принят лично Сталиным и награжден «Орденом Сталина»…"

От себя добавим, что история с Гиль-Родионовым соответствует действительности, за исключением того, что он в Москву не попал, а сражался в рядах партизанской бригады и погиб в бою с немцами. Что касается «Ордена Сталина», то начальник гитлеровской разведки должен был бы знать, что такого ордена никогда не существовало.

Последней острой операцией «Цеппелина» на советской территории можно считать неудавшуюся заброску в советский тыл некоего Шилова и его супруги с целью убийства Сталина. (О том, чем закончилась эта попытка, рассказывается в очерке «Террористические планы Гитлера». — И.Д.)

После вступления Советской армии на земли Польши, Чехословакии, Румынии и, наконец, Германии шпионские операции в глубокой тылу теряют смысл для немецкой разведки. Она ведется лишь в ближайшем тылу наших войск, там же проводятся и диверсии. Меняется также характер агентуры. Теперь она состоит в основном из немцев, говорящих по-польски, по-румынски, по-словацки. Им легче затеряться в колоннах беженцев и иностранных граждан, освобожденных советскими войсками. Привлекаются и немцы, получившие увечья.

За годы войны немецкие ученые и инженеры создали новые технические устройства для оснащения диверсантов: портативные мины-сюрпризы, бесшумное оружие, новые взрывчатые вещества. Их научились маскировать, например, под подошву обуви или даже маргарин, который в случае опасности агент мог съесть без вреда для здоровья.

В структуре немецкой разведки происходили изменения. Недовольство фюрера Канарисом вылилось в передачу его ведомства под начало Гиммлера и Шелленберга, которые, таким образом, сосредоточили в своих руках всю разведку гитлеровской Германии. Создается новый диверсионный орган «Ягдфербанд», которым руководит Отто Скорцени. При «Ягдфербанде» сформированы пять диверсионных школ. Состав учащихся изменился — теперь это в основном немцы, набранные в подразделениях СС и СД. В каждой школе по 600—700 курсантов.

Однако результативность этих школ и проводимых ими акций невелика. Отдельные удачные операции не спасают положения. Даже взрыв переправы через Одер не оправдал существование «Ягдфербанда», и его упраздняют.

Когда линия фронта приблизилась к границам Германии, руководство разведки решает использовать опыт всенародной войны, которая велась против немецких захватчиков на оккупированных советских территориях. Рождается план «Малой войны» — «Кляйнкриг». Создается обширная подпольная сеть — «Вервольф» («Оборотень») и «Корпус Гитлера», руководителями которой назначаются Гиммлер, Кальтенбруннер и Лей. Но ее создатели не учитывают нескольких факторов: отсутствие у немцев стимула для организации движения Сопротивления и ведения партизанской войны в защиту гитлеровского режима; политика, проводимая советскими войсками, которые, в отличие от немцев, не ставили своей целью уничтожение «захваченного» немецкого народа (отдельные случаи мародерства и насилия пресекались советским командованием); наконец, традиционная дисциплинированность немецкого населения, которое сразу же подчинилось новой власти — советским военным комендантам и их приказам и не желало участвовать в подпольной борьбе.

К тому же советская контрразведка решительно ликвидировала отдельные очаги подполья. Лишь некоторым его главарям удалось укрыться в западных оккупационных зонах.

Выступая на закрытом совещании в начале 1950-х годов, где присутствовал и автор этих строк, прокурор Группы советских оккупационных войск в Германии генерал-майор юстиции Шавер заявил, что ни одного организованного террористического акта на территории Советской оккупационной зоны практически не было зарегистрировано, а отдельные факты убийств советских военнослужащих, хотя и квалифицировались по статье 58-8 (террор), носили бытовой характер.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы