Игорь Анатольевич Дамаскин


100 великих операций спецслужб

<< Назад | Содержание | Дальше >>

КАТАСТРОФА В ЗАЛИВЕ СВИНЕЙ

В 1959 году, когда «бородачи» Фиделя Кастро высадились на Кубе, а затем и захватили там власть, ни американское общественное мнение, ни даже спецслужбы не обратили на это особого внимания. Очередной переворот в очередной латиноамериканской стране не был чем-то новым, а революционные лозунги Кастро казались не более чем демагогическими агитками. Его предшественник, свергнутый им генерал Батиста, будучи сержантом, тоже выступал с революционными лозунгами, впоследствии стал верным слугой и другом американцев. Тем более что сам Фидель получил привилегированное — даже для выходцев из богатых кубинских помещичьих семей — образование. На ранней стадии его вдохновляли идеи ортодоксальной партии и ее основателя антимарксиста Эдуарда Чибаса.

ЦРУ на первых порах даже оказывало финансовую поддержку сторонникам Кастро, считая их демократами с некоторой примесью романтики. В конце марта 1959 года эксперты ЦРУ дают заключение, что Кастро не является «коммунистом советского толка», а 5 ноября того же года заместитель Даллеса Чарльз П. Кейбелл заявляет подкомиссии сената, что коммунисты воспринимают Кастро как «представителя буржуазии». Правда, ЦРУ должно было знать, что после освобождения из кубинской тюрьмы, где он отбыл два года за организацию нападения на армейские казармы Монкада, Кастро провел год в эмиграции в Мексике и в этот период обращался в советское посольство с просьбой о помощи оружием для партизанской войны против Батисты. Оружия Кастро тогда не получил, но молодой сотрудник резидентуры Николай Сергеевич Леонов обратил внимание на личность и взгляды Кастро, готового придать своему будущему режиму социалистический характер. К тому же брат Фиделя Рауль и его ближайший помощник Че Гевара уже считали себя марксистами.

После захвата власти Фиделем Кастро в январе 1959 года советская разведка на разных уровнях поддерживала контакты с его ближайшими сторонниками. С октября 1960 года в Гаване находилась советская «культурная делегация», прибывшая для подготовки установления дипломатических отношений между СССР и Кубой. Ее глава, А.И. Шитов завязал личные дружественные связи с Ф. Кастро, а после полного дипломатического признания нового кубинского режима остался на Кубе в качестве советника и представителя ТАСС, а главное — в качестве резидента внешней разведки.

С этого времени «полевение» режима Кастро и его лично пошло еще более быстрыми темпами; он взял фактический контроль над коммунистической партией и заявлял в своих речах, что кубинская революция была только «первым шагом в освобождении Латинской Америки».

Кастро и его сторонники стремительно создают структуры, свойственные социалистическому государству. Личные дружественные отношения, направленные против «акул капитализма», устанавливают Н.С. Хрущев и Ф. Кастро.

Естественно, что американские правящие круги не могли допустить существования такого «нарыва» на своих «задворках». Хотя правительство США и не делало никаких официальных заявлений, но с конца 1959 года ЦРУ уже ведет тайную войну против Кастро и его режима. Оно снабжает оружием его противников, ведущих партизанскую войну в горах Сьерра-дель-Эскамбрай.

Когда речь заходит о свержении режима Кастро, то плацдармом для подготовки вторжения становится территория Гватемалы, где всего шесть лет назад ЦРУ успешно осуществило государственный переворот. С согласия президента Гватемалы Мигеля Идигораса Фуэнтеса в стране начинается обучение кубинских эмигрантов военному делу. В Ретильхуэру строится взлетная полоса, способная принимать бомбардировщик B-26. Почти все пилоты — кубинцы.

Руководитель предстоящей операции Ричард Биссел надеется осуществить ее силами самих кубинцев. В Бригаду 2506 зачисляются 1500 бежавших или изгнанных с Кубы «гусанос» (черви. — исп.).

Полагая, что режим Кастро рухнет с устранением его вождя, одновременно готовятся покушения на кубинского лидера. Одним из потенциальных убийц становится некий Филиппе Сако, он же Джон Россели, согласный убить кубинского лидера за 150 тысяч долларов. Он берет к себе в помощники двух других гангстеров — Момо Сальваторе Джанкана и Сантоса Траффиканте. Они должны через «надежных людей» отравить Кастро с помощью сильнодействующего яда, который им доставили из Форт Детрика, секретной базы ЦРУ, где специальная группа разрабатывает различные способы уничтожения «нежелательных персон». Попытка покушения проваливается.

Президент США Дуайт Эйзенхауэр не был поставлен в известие о планах убийства Кастро, но был осведомлен о существовании и планах использования Бригады 2506. Скорее всего он знал и об усилении контрразведывательных и контрпартизанских служб Кубы, но, очевидно, ему докладывали об этом не все и мимоходом, чтобы не напугать и не вынудить отказаться от проведения операции. По поручению Эйзенхауэра, ее подготовку курирует вице-президент Ричард Никсон. Связь с подразделением ЦРУ, занятым этим делом, поддерживает офицер ВМФ Роберт Э. Кушманн.

Все это происходит на фоне предвыборной кампании в США. 18 ноября 1960 года президентом США избирают Джона Ф. Кеннеди. Еще до официального вступления на этот пост Кеннеди приглашает Даллеса и Биссела. Они докладывают о том, что намереваются предпринять на Кубе. Судя по всему, новый президент, представитель демократической партии, поначалу с сомнением отнесся к воинственным планам своих подчиненных. Однако спецслужбы США усиливают давление на президента и в конце концов уламывают его, гарантируя, что причастность США к вторжению останется в тайне.

План вторжения Кеннеди одобряет сразу после инаугурации, в январе 1961 года. При этом он особо подчеркивает, что ни при каких обстоятельствах власти США не должны быть скомпрометированы. И хотя происходит утечка информации, а в прессе появляются статьи о предстоящем вторжении с участием американцев, это уже не останавливает ни президента, ни его спецслужбы.

Биссел вначале планировал осуществить «гватемальский вариант» 1954 года — высадку воздушного десанта в районе Санта-Тринидад в сочетании со вспомогательным маневром партизан в Сьерра-дель-Эскамбрай. «Гусанос» должны были получить дополнительные самолеты с американскими пилотами.

В конце марта 1961 года место вторжения было решено изменить — теперь это залив Кочинос («Залив Свиней»). Это решение 10 апреля утверждается в Белом Доме. При этом Кеннеди, как и Эйзенхауэр до него, не учитывает возросшей силы кубинской контрразведки, только что ликвидировавшей шесть разведсетей противников Кастро, действовавших при поддержке ЦРУ, и добивающей партизан в горах Сьерра-дель-Эскамбрай.

Более или менее реально оценивая обстановку, Даллес и Биссел просят у Кеннеди разрешения использовать для вторжения американские силы. Но президент принимает половинчатое решение: от вторжения не отказываться, но без участия американских войск.

Операция недостаточно подготовлена как в военном, так и в пропагандистском отношении, не налажена связь между задействованными в ней структурами. И все же Кеннеди решительно дает «добро» на ее проведение…

Начинается все с малоэффективных бомбежек, затем происходит высадка наемников на Плайя-Хирон, в Заливе Свиней. Кубинцы отвечают моментально, скорее всего их контрразведка в курсе дела и подготовила надежную ловушку для «гусанос». Американская сторона пребывает в полной растерянности. Известие о вторжении облетает весь мир и вызывает везде громкие протесты, пикеты у американских посольств, официальные демарши.

В Москве у американского посольства происходят два митинга. Автор этих строк был участником первого, а о втором знает со слов очевидцев. Первый, организованный горкомом комсомола, прошел спокойно и даже как-то благодушно. Кто-то держал плакаты в поддержку Кубы, кто-то заученно выкрикивал лозунги. Все были рады солнечному дню и тому, что для участия в митинге их пораньше отпустили с работы или занятий. Американцы и американки улыбались митингующим, стоя у открытых окон посольства, махали руками, даже посылали воздушные поцелуи…

Однако через несколько часов стихийно возник другой, редчайший для советских времен несанкционированный митинг (такие были разве что 9 мая 1945 года, а также 12 апреля 1961 года, в день полета Гагарина). Толпа, собравшаяся у посольства, была искренне возмущена, угрожающе гудела. В здание полетели бутылки с чернилами — американцы уже не высовывались из окон. А когда толпа попыталась остановить проезжавший мимо грузовик с кирпичами, в дело вмешалась милиция и ребята из комсомольского оперативного отряда. Толпу оттеснили от посольства, несколько человек задержали, но вскоре отпустили.

Правительство СССР выступило с резким осуждением действий США на Кубе. 19 апреля в час ночи Джон Кеннеди, учитывая сильное давление со стороны Советского Союза, отказывается от предложения военных оказать десанту помощь с моря и с воздуха. Он принимает «сбалансированное» решение о том, что истребители США без опознавательных знаков будут барражировать над полем боя для защиты бомбардировщиков B-26 от авиации Кастро. Но все это оказывается лишним. Войско наемников разгромлено. Бригада 2506 потеряла 107 человек убитыми в том числе четверых американцев. 1200 «гусанос» были взяты в плен и помещены в тюрьмы, откуда Кастро освободит их через 20 месяцев.

Первое крупное поражение ЦРУ привело к смене тактики и к кадровым перестановкам. 27 сентября 1961 года Даллес был вынужден уйти в отставку. Бисселу, которого Кеннеди намеревался назначить новым директором ЦРУ, приходится тоже уйти.

Однако после провала попытки военного вмешательства не прекращаются попытки экономической и политической диверсии. Роберт Кеннеди, министр юстиции США, контролирует ход операции «Мангуст», которая, в частности, должна была вызвать паралич кубинской экономики: вызываются сбои в производстве сахара. Для этого используются вредные химические вещества, причем вину за это американцы пытаются возложить на советских представителей. Та же операция «Мангуст», в которой участвовали 400 сотрудников ЦРУ, должна была завершиться в ноябре 1961 года свержением Кастро. Предпринимаются и новые попытки убийства вождя кубинской революции. В октябре 1962 года неумолимый ход истории неизбежно подводит мир к грани ядерной катастрофы. И только после этой «вничью закончившейся партии» руководителей двух великих держав Куба обретает относительный покой.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы