Игорь Анатольевич Дамаскин


100 великих операций спецслужб

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ПОКУШЕНИЯ НА ФИДЕЛЯ КАСТРО

После революции 1959 года на Кубе американский президент Эйзенхауэр дал указание принять меры к свержению Кастро и установлению на острове режима, удобного и выгодного для США.

Сменивший Эйзенхауэра президент Кеннеди продолжил выполнение этой задачи. ЦРУ приступило к планированию антикубинских подрывных акций, получивших кодовое название «Мангуст». Эти операции предусматривали убийство руководителя кубинской революции Фиделя Кастро. В своей книге «30 лет ЦРУ» бывший директор этого ведомства Уильям Колби многое поведал о его деятельности.

Нас интересуют разделы, посвященные покушениям на Фиделя Кастро, которые есть смысл просто процитировать (пусть читатель извинит за длинные цитаты, но они настолько красноречивы, что нет смысла их пересказывать).

В приводимых отрывках Колби рассказывает о своих показаниях, данных им «комиссии Черча» — так называлась специальная следственная комиссия под председательством сенатора от штата Айдахо Фрэнка Черча, назначенная сенатом 21 января 1975 года. Не надо думать, что эта комиссия ставила своей целью разоблачить перед всем миром «семейные секреты» ЦРУ. Ее создание отражало ожесточенную внутриполитическую борьбу в США, с одной стороны, а с другой — стремление помочь ЦРУ спрятать концы в воду, скрыть самые скандальные секреты и выйти из ситуации с наименьшим ущербом. Итак, читаем Колби.

"Как ЦРУ планировало убийства глав иностранных государств.

21 мая 1975 года я впервые предстал перед комиссией Черча. Но едва я принес присягу, как оказалось, что все наиболее разумные намерения комиссии позабыты. Адвокат комиссии Фредерик Шварц принялся «объяснять», что именно хотят узнать члены комиссии. Для этого он прочел мне целую серию определений, которые включали, помимо вопроса об участии ЦРУ в тех или иных заговорах, почти все наши полувоенные операции.

Хотя меня охватил гнев, который, признаюсь, подступил к горлу, я сумел сохранить спокойствие и ответил Шварцу, что считал бы более полезным рассказать комиссии о той роли, которую агентство сыграло в различных случаях, входящих в перечень «семейных секретов», или же тех, по поводу которых комиссия проявила свое намерение поставить нам вопросы, например об убийстве Нго Динь Дьема во Вьетнаме.

Комиссия Черча вела следствие об убийствах почти все лето, и меня неоднократно вызывали для дачи показаний. Осенью она опубликовала предварительный доклад по этому вопросу. Несмотря на резвость этот доклад подтвердил в основном то, что я говорил с самого начала.

Комиссия, например, заявила о своем убеждении в том, что ни один иностранный руководитель не был убит по инициативе руководителей правительства Соединенных Штатов (Кастро по-прежнему жив, а некоторые меры, принятые ЦРУ в отношении Лумумбы, не имели ничего общего с его смертью). Однако американцы бесспорно участвовали в заговорах или поощряли действия, которые повлекли за собой смерть жертв этих заговоров (Трухильо, Дьем, чилийский генерал Шнейдер) и бесспорно пытались убить Кастро.

В двух случаях — это касается Рафаэля Трухильо в Доминиканской Республике и Рене Шнейдера в Чили — доклад подтвердил, что ЦРУ поставило оружие группам, которые были виновны в этих убийствах, и заключил, что это оружие не было использовано при их осуществлении. Он упоминал также о директивах, которыми Хелмс в 1972 и 1973 году запретили ЦРУ участвовать впредь в деятельности такого рода.

Однако, вопреки этим позитивным аспектам, доклад меня далеко не удовлетворил. Я был вынужден решительно драться по особо важному пункту: об упоминании в заключительном разделе примерно тридцати имен. Я доказывал, что агенты, если бы их имена были названы, подверглись бы риску репрессий и во всяком случае были бы опозорены, хотя единственное их преступление — выполнение приказов руководителей, отданных несколько лет тому назад.

В конце концов комиссия позволила убедить себя, и примерно двадцать имен из тридцати были вычеркнуты. Что касается десяти других, то речь шла о высокопоставленных деятелях агентства, которые не могли уклониться от ответственности, либо о людях, которых, признаюсь, было трудно защищать, так как они принадлежали к мафии. Действительно, некоторым работникам агентства пришла в голову отвратительная идея использовать против Кастро услуги мафии, которая сохранила контакты на Кубе и хотела бы избавиться от диктатора Гаваны. Как известно, этот план провалился из-за нелепости его концепции, но он повлек собой всякого рода осложнения.

Мафия не славится своим идеализмом и революционным бескорыстием. ЦРУ, заинтересованному в ее услугах, неоднократно приходило вмешиваться, чтобы добиться прекращения судебного преследования того или иного бандита, дабы тот не выдал некоторые секреты. Поэтому я лишь вяло протестовал, когда комиссия отказалась выполнить мое требование вычеркнуть все имена.

Забавно отметить, что сама комиссия прилагала тщетные усилия, стремясь укрыть имя «интимной подруги президента Кеннеди», которая была одновременно «интимной подругой» членов мафии, замешанной в деле: ее звали Юдит Кемпбелл Экснер".

Вот, собственно, и все, что Колби счел нужным сообщить в своей книге по поводу самой позорной страницы в деятельности ЦРУ, которой он отдал тридцать лет своей жизни и которой руководил в те бурные дни. Это понятно: ему, конечно, отнюдь не хотелось рассказать всю правду о том, что произошло, и даже о той частице фактов, какая была изложена в докладе комиссии Черча.

Надо сказать, что Черч, готовившийся в 1976 году выставить свою кандидатуру на пост президента (он попробовал определить свою популярность на первичных выборах, но, убедившись, что шансов маловато, вышел из соревнования с Картером), не щадил в тот период никого, добиваясь наибольшей сенсационности в своих расследованиях.

Именно поэтому, не дожидаясь окончания работы комиссии, Черч обнародовал 20 ноября 1975 года свой предварительный доклад, о котором столь кратко упоминает нынче Колби. Ну что ж, я охотно восполню этот пробел. Доклад Черча лежит сейчас передо мною. Он носит поистине взрывоопасный заголовок: «Обвинения в заговорах с целью убийства деятелей иностранных государств».

Отметив, что комиссия собрала обширные материалы, включающие восемь тысяч страниц показаний, данных под присягой семьюдесятью пятью свидетелями на протяжении шестидесяти дней слушаний и в ходе многочисленных бесед, проведенных сотрудниками ее (комиссии) аппарата, авторы доклада выразили все же огорчение, что им далеко не полностью удалось вскрыть допущенные злоупотребления.

«К сожалению, — говорится в докладе, — рабочие материалы, имеющие отношение к этому расследованию, были уничтожены после составления доклада о заговорах с целью убийства Кастро, Трухильо и Нго Динь Дьема по указанию тогдашнего директора ЦРУ Ричарда Хелмса. Эти заметки были уничтожены, учитывая деликатность их характера… Некоторая двусмысленность свидетельств проистекает из постоянного стремления ЦРУ скрыть свои секретные операции от мировой общественности и проводить их таким образом, чтобы в случае раскрытия можно было правдоподобно отрицать роль Соединенных Штатов. Применение метода правдоподобного отрицания привело к тому, что переписка между ЦРУ и высокопоставленными деятелями правительства часто носила завуалированный и недостаточно конкретный характер».

И далее:

«Комиссия пришла к выводу, что система административного командования и управления была настолько двусмысленной, что трудно с уверенностью говорить о том, на каких уровнях было известно о попытках убийства и на каких уровнях эти заговоры были санкционированы. Эта ситуация наводит на малоприятную мысль о том, что сотрудники государственных учреждений Соединенных Штатов, возможно, принимали участие в организации заговоров с целью убийства даже в условиях, когда не было исчерпывающе ясно, что президенты недвусмысленно санкционируют эти заговоры. Возможно также, что был успешно использован метод „правдоподобного отмежевания“, когда президент давал свое согласие, но теперь этот факт невозможно твердо установить. Независимо от того, знал ли каждый из соответствующих президентов об этих заговорах или санкционировал их как глава исполнительной власти в Соединенных Штатах, все они должны нести в конечном итоге ответственность за действия своих подчиненных».

И еще:

«Тайные операции представляют собой вид деятельности, который рассчитан на содействие достижению внешнеполитических целей страны, которая к ним прибегает, и на их сокрытие, чтобы позволить стране правдоподобно отмежеваться от ответственности за них. Закон 1947 года о национальной безопасности, на основании которого было создано Центральное разведывательное управление, не давал особого разрешения на проведение тайных операций. Он, однако, предусматривал создание Совета национальной безопасности и уполномочивал его руководить ЦРУ с целью „выполнения таких других функций и обязанностей, связанных с проведением разведывательных операций, затрагивающих национальную безопасность страны, которые Совет национальной безопасности может время от времени ему поручать“. На своем первом заседании в декабре 1947 года Совет национальной безопасности принял совершенно секретную директиву, которая уполномочивала ЦРУ на проведение тайных операций. В этой директиве Совет национальной безопасности поручал ЦРУ противостоять „международному коммунизму“, способствовать его ослаблению и дискредитировать его повсюду в мире методами, которые находятся в соответствии с внешней и военной политикой Соединенных Штатов. Он также предложил ЦРУ приступить к проведению тайных операций для достижения этой цели и определил их как тайную деятельность, имеющую отношение к пропаганде, экономической войне, политическим действиям (включая диверсии, разрушения и помощь движениям сопротивления), и все другие виды деятельности, совместимые с предписаниями этой директивы. В 1962 году главный юрисконсульт ЦРУ высказал мнение, что деятельность управления не связана никакими ограничениями…»

Так что же, выходит, что организация заговоров с целью убийства деятелей иностранных государств — дело вроде вполне законное, коль скоро она осуществляется в соответствии с директивой Совета национальной безопасности США?

Сделав столь многозначительную оговорку, авторы доклада, однако подчеркнули, что они, собрав достаточно фактических данных, позволяющих со всей определенностью утверждать, что ЦРУ было непосредственно замешано в подготовке и проведении террористических актов против целого ряда глав иностранных государств, пришли к выводу: такая практика — нехорошее дело.

Для большей точности приведу несколько выдержек из раздела доклада комиссии Черча, озаглавленного «Краткие выводы и заключения относительно заговоров». Вот что там написано.

"Комиссия расследовала обвинения в причастности Соединенных Штатов к заговорам с целью убийства в пяти зарубежных странах:


Страна: Куба

Деятель: Фидель Кастро


Страна: Конго (Заир)

Деятель: Патрис Лумумба


Страна: Доминиканская Республика

Деятель: Рафаэль Трухильо


Страна: Чили

Деятель: генерал Рене Шнейдер


Страна: Южный Вьетнам

Деятель: Нго Динь Дьем


Фактическую сторону каждого из обвинений в убийстве можно кратко изложить следующим образом:

Фидель Кастро (Куба). Сотрудники ведомств правительства США организовывали заговоры с целью убийства Кастро с 1960 по 1965 год. В этих заговорах были использованы представители американского преступного мира и кубинцы, враждебно относившиеся к Кастро, которым США предоставили материальную поддержку и которых они поощряли…

Служба физической ликвидации (Карательная служба). Помимо этих пяти дел, комиссия получила в свое распоряжение материалы, показывающие, что высокопоставленные сотрудники правительства обсуждали и, возможно, санкционировали создание в ЦРУ Службы физической ликвидации.

Элементы сходства и различия в заговорах. Все заговоры с целью убийства были организованы в странах «третьего мира», большинство из которых сравнительно невелико, и ни одна из них не обладала политическим или военным могуществом… Случаи с Кастро и Лумумбой могут служить примерами заговоров, которые были задуманы сотрудниками государственных учреждений США с целью убийства иностранных деятелей".

Раздел доклада «Планирование убийств и заговоры с целью убийства» тоже очень интересен. Вот выдержки из него.

«Куба… Заговоры с целью убийства. Мы обнаружили конкретные свидетельства существования по меньшей мере восьми заговоров с участием ЦРУ с целью убийства Фиделя Кастро в период с 1960 по 1965 год. Хотя некоторые из заговоров не пошли дальше планирования и подготовки, один из них, предполагавший использование услуг представителей преступного мира, как стало известно, дважды доходил до этапа отправки на Кубу отравленных таблеток, равно как и групп для совершения покушения. Другой заговор был связан с предоставлением оружия и прочих средств умерщвления кубинскому диссиденту. Предлагавшиеся средства умерщвления носили самый разнообразный характер, начиная от специальных винтовок и отравленных таблеток и кончая отравленными пишущими ручками, смертоносным бактериологическим порошком и другими изощреннейшими средствами.

По случайному совпадению один из этих заговоров начал осуществляться 22 ноября 1963 года, в тот самый день, когда в Далласе был убит президент Кеннеди. В этот день сотрудник ЦРУ передал отравленную шариковую ручку кубинцу для использования против Фиделя Кастро во время встречи эмиссара президента Кеннеди с Кастро для выяснения возможности улучшения отношений между двумя странами.

Но работа против Кастро началась не с покушений на его жизнь. С марта по конец августа 1960 года, в последний год президентства Эйзенхауэра, ЦРУ рассматривало планы подрыва той широкой популярности, которой пользовался Фидель Кастро.

Заговор с целью организации несчастного случая. Первое, насколько известно комиссии Черча, решение ЦРУ организовать покушение одного из кубинских деятелей было принято в 1960 году. Кубинец, который добровольно предложил оказать помощь в сборе разведывательных сведений, сообщил сотруднику ЦРУ в Гаване, с которым поддерживал контакты, что ему, вероятно, удастся встретиться с Раулем Кастро.

Телеграмма из гаванской резидентуры поступила в ЦРУ ночью 20 июля. Дежурный офицер, который был вызван в штаб ЦРУ, из дому связался с Трейси Барнсом, заместителем Ричарда Биссела, заместителя начальника отдела планирования ЦРУ, который возглавлял в то время службу секретных операций. Дежурный офицер связался также с Дж.С. Кингом, начальником отдела Западного полушария в управлении планирования.

Получив от них инструкции, он рано утром 21 июля направил в американскую резидентуру телеграмму, в которой говорилось: «Возможность устранения трех высших фамилий серьезно обсуждается в Центре». В телеграмме спрашивалось, достаточно ли решительно настроен этот кубинец против правительства Кастро, чтобы пойти на опасность, которой чревата «организация несчастного случая», в результате которого пострадал бы Рауль Кастро. Резидентуре рекомендовалось «на свое усмотрение установить контакт с объектом, чтобы выяснить его готовность сотрудничать и его соображения относительно деталей». Затем было решено уплатить ему тысячу долларов «после успешного завершения операции», но предлагалось ничего не платить заранее, поскольку этот кубинец может оказаться агентом-двойником.

Использование представителей преступного мира. Первоначальный план. В августе 1960 года ЦРУ приняло меры, чтобы привлечь представителей преступного мира, связанных с игорным синдикатом, для использования в покушении на Кастро. Кто первый предложил этот план, трудно установить.

Биссел в своих показаниях заявил: «Я помню беседу, которая, как мне кажется, состоялась в начале осени или в конце лета между мною и полковником Эдвардом (начальником отдела безопасности), и я ему припоминаю, что раньше я беседовал с полковником Дж.С. Кингом, начальником отдела Западного полушария, и в обеих этих беседах шла о возможности ликвидации Кастро, если бы на этот счет было принято решение»».

Много времени спустя после опубликования доклада комиссии Черча, бывший начальник ЦРУ Колби писал, сколь он «решительно дрался» с членами комиссии, добиваясь, чтобы в доклад не были включены фамилии агентов и сотрудников ЦРУ, готовивших заговоры с целью убийства иностранных лидеров. Его беспокоило, как бы эти агенты не подверглись преследованиям.

Опубликование доклада комиссии Черча вызвало в США впечатление разорвавшейся бомбы. Газета «Нью-Йорк таймс» 22 ноября 1975 года в редакционной статье под заголовком «Кровавая дипломатия и больше, чем убийство» писала:

"Объемистый, составленный представителями обеих партий доклад специальной сенатской комиссии о тайных заговорах Центрального разведывательного управления против руководителей иностранных государств устраняет всякие сомнения в том, что этот орган американского правительства был причастен к непростительным по любым нормам международной морали и дипломатии действиям, которые отныне должны быть исключены из операций разведки.

Вина за преступные действия, разоблаченные в этом докладе, не может быть возложена на какое-то одно правительство или на какую-то одну политическую партию. Заговоры против руководителей Доминиканской Республики, Конго, Кубы, Южного Вьетнама и Чили охватывают более чем десятилетний период и четыре президентства. Их общим знаменателем было существование аморального тайного аппарата, который действовал с полного ведома высшего руководства ЦРУ. Когда эти участники заговоров и убийств пускали в ход смертоносное оружие, им никогда не давали ни малейшего повода сомневаться в том, что они пользуются поддержкой высших инстанций в ЦРУ и за его пределами.

После всех этих процессов уже не так важно, что сами убийства, как утверждает ЦРУ, не могут быть приписаны прямым действиям этого управления. Даже если курок нажимали местные диссиденты, поощрение и поддержка, оказанные подобным политическим убийствам американскими агентами, недвусмысленно говорят о причастности Соединенных Штатов и подрывают их моральный авторитет в международных делах. Бессмысленно заявлять, что оружие, переданное членам некоей военной хунты, в Чили предназначалось только для похищения, а не для убийства генерала Шнейдера, Передача оружия группе политических убийц означает причастность к убийству.

Американские должностные лица, организовавшие союз между ЦРУ и мафией, виновны и в подрыве кампании федерального правительства против организованной преступности. Нельзя представить себе, будто те, кто использует представителей преступного мира в качестве наемных убийц для разведопераций за границей, не понимают, что подобная практика дает высшему командованию мафии в самих Соединенных Штатах своего рода защиту от преследований за внутренние операции…"

Теперь же, чтобы отрешиться от словопрений и недоговоренностей сенатской комиссии и господина Колби, посмотрим, какие же в действительности меры предпринимали американские спецслужбы против Ф. Кастро.

Итак, какими же методами собирались избавиться от Фиделя Кастро? Среди них были и реальные, и самые экзотические.

В отделе технических служб ЦРУ обсуждалось предложение проникнуть в радиостудию за несколько минут до начала выступления там Кастро и опрыскать ее ядохимикатом, сходным с наркотиком ЛСД. Замысел состоял в том, чтобы Кастро неумышленно вдохнул пары этого препарата и, вместо того чтобы произнести захватывающую слушателей речь, стал бы, как невменяемый, выкрикивать отдельные бессвязные и невнятные фразы…

…Затем возникла идея о дезориентации поведения Кастро с помощью пропитки специальными веществами сигар его излюбленного сорта. Это предложение было сочтено более реальным. Затем обсуждалась проблема доставки Кастро ящика с отравленными сигарами…

Третье предложение было самым нелепым изо всех: ЦРУ решило лишить Кастро его бороды. Операция началась, когда ЦРУ стало известно, что Кастро собирается совершить зарубежную поездку и таким образом становится более уязвимым, нежели в своей тщательно охраняемой стране. Общеизвестным средством для удаления волос являются соли таллия при нанесении их на кожу человека. Это несложно, решили планировщики из ЦРУ. Останавливаясь в гостиницах во время поездки за границу, Кастро, естественно, на ночь выставлял свою обувь в коридоре для чистки. ЦРУ оставалось лишь положить в эту обувь соли таллия, но поездка была отменена, и задумка ЦРУ провалилась. Не получились и предыдущие попытки…

Но позже ЦРУ вернулось к идее отравленных сигар, решив вместо «дурящего» заложить в них смертельный яд. Ящик таких сигар был изготовлен и передан человеку, который якобы имел доступ к Кастро. Что случилось с этим человеком и с ящиком — неизвестно. Кастро не пострадал.

После этого ЦРУ обратилось за помощью к мафии. Известный в США мафиози Россели взялся организовать убийство с помощью яда через кубинца, работающего в ресторане, куда часто ходил Кастро. Но и попытка, имевшая место в марте 1961 года, не удалась, так как Кастро стал ходить в другой ресторан.

Вскоре произошло неудачное вторжение на Кубу в Заливе Свиней (Кочинос). После этого предпринимались новые попытки устранения Кастро. Предоставим слово американскому публицисту Фримэнтлу:

«Одна из идей относительно свержения Кастро заключалась в том, чтобы распространить по всей Кубе слух, что вот-вот предстоит второе пришествие Христа, и Христос должен биться с Антихристом — Кастро. Указывалась конкретная дата пришествия, и в этот день американская подводная лодка должна была всплыть и начать рассеивать звезды в ознаменование пришествия Христа. Идея состояла в том, что кубинцы должны были восстать против своего руководителя. Но эта идея так никогда и не была испробована, ровно как и другая — операция „Баунти“, которая заключалась в том, чтобы разбросать над островом листовки с предложением уплатить пять тысяч долларов за убийство осведомителя, сто тысяч за убийство чиновника и два цента — за Кастро. Это называлось „операцией на унижение“. Подобных идей было еще тридцать три».

После ракетного кризиса 1962 года (советско-американский конфликт в связи с размещением советских ракет на Кубе) ЦРУ вернулось к планам убийства Кастро.

К этому времени руководителем спецгруппы ЦРУ стал Демонд Фицджеральд. Он знал, что Кастро любит подводное плавание, и учел это в поисках нового способа расправиться с ним. По его указанию был приобретен костюм для подводного плавания и начаты работы с целью пропитать этот костюм болезнетворными бактериями, чтобы потом заразить Кастро. Был найден ядовитый грибок, а для надежности дыхательное устройство заразили туберкулезными палочками. Намеревались передать этот «подарок» Фиделю Кастро через адвоката Донована, который ничего не знал о его вредоносности. Но Донован и сорвал этот план, так как купил и подарил Кастро другой, вполне нормальный костюм.

По распоряжению Фицджеральда начинили взрывчатым веществом морскую раковину, настолько красивую, что она не могла не привлечь внимания Кастро. Ее намеревались подложить там, где обычно плавал Кастро, но отказались от этой идеи, так как не было уверенности, что ее не подберет кто-нибудь другой.

Стали рассматривать новый вариант — использование агента ЦРУ, майора кубинской армии Кубела. Он был старым террористом. Кастро считал его своим другом, и он имел доступ в кабинет Фиделя. К тому же Кубела считал, что именно он достоин занять место Кастро. Фицджеральд лично встретился с Кубелой, и тот попросил прислать ему винтовку с оптическим прицелом. Винтовка была доставлена на Кубу в марте 1964 года, вторая — через три месяца. Но хвастовство Кубелы, повышенное мнение о своей особе вызвали сомнение в том, что он именно тот человек, на которого делают ставку, и связь с ним была прекращена в 1965 году.

Были и другие попытки убить Фиделя Кастро. Одну из них должна была осуществить некая Марита Лоренц, в то время двадцатилетняя черноволосая красавица, «роковая женщина». Ее жизнь была полна удивительных событий и приключений. В семь лет она, живя тогда с матерью в Германии, была изнасилована американским солдатом и на всю жизнь затаила ненависть к мужчинам. Впоследствии (уже после встречи с Кастро) она стала любовницей венесуэльского генералиссимуса Маркоса Переса Хименеса, уличенного в краже из государственной казны 13 миллионов долларов. Она была тайным осведомителем ЦРУ и входила в группу боевиков, которая готовилась к высадке в заливе Кочинос для свержения режима Кастро. Была попутчицей, скорее невольной, Ли Харви Освальда, когда тот отправился в Даллас. Тогда же она познакомилась и с будущим убийцей Освальда, гангстером Джеком Руби. Все это Марита Лоренц описала в своих воспоминаниях.

28 февраля 1959 года в Гавану прибыл совершавший круиз пароход «Берлин», капитаном которого был отец Мариты, взявший ее с собой в этот рейс. Тогда же произошла ее первая встреча с команданте Фиделем Кастро, перешедшая в бурный роман. Вернувшись в Нью-Йорк, Марита каждый день говорила с Фиделем по телефону, а затем он прислал за ней свой самолет. Марита семь месяцев прожила в отеле «Свободная Гавана» и была счастлива. В одном из отчетов госдепартамента ее именовали «первая леди Кубы». Она забеременела при первом свидании и, по некоторым версиям, якобы родила мальчика (видно, недоношенного), которого у нее отняли, а ее саму выслали с Кубы. С этого времени ее безумная любовь к Кастро сменилась столь же безумной ненавистью.

В ее жизнь входит Фрэнк Стреджис, агент ЦРУ, бывший гангстер, когда-то воевавший вместе с Кастро в горах Сьерра-Маэстра. Фрэнк, его приятели и ее мать стали активно внушать Марите, что Кастро и коммунизм олицетворяют абсолютное зло. Мать Мариты направила Фиделю злобное письмо, в котором обвиняла его в том, что он изнасиловал ее несовершеннолетнюю дочь. Копии письма ушли президенту США и папе римскому.

Мариту зачислили в штат ЦРУ «агентом по контракту». Первое поручение — внедриться в нью-йоркское отделение организации «Движение 26 июля» и докладывать обо всех ее членах. Она стала также агентом сверхсекретного подразделения ЦРУ «Операция 40» и получила серьезное задание: убить Кастро. 4 декабря 1959 года Марита Лоренц нанесла короткий визит в Гавану якобы для устройства личных дел, а фактически — чтобы узнать, примет ли ее Фидель.

Несколько недель спустя она вернулась на Кубу соответствующим образом экипированная. У нее были две ампулы с токсином ботулизма которые нужно было незаметно раздавить Фиделю в стакан.

«Но в тот момент, когда я увидела в иллюминатор очертания Гаваны, — пишет Марита Лоренц в своих воспоминаниях, — я поняла, что не смогу этого сделать. Ампулы я выкинула в море».

Когда она встретилась с Кастро, он спросил:

— Ты приехала, чтобы убить меня?

Она отрицала. Тогда он протянул ей пистолет и произнес фразу, показавшуюся ей пророческой:

— Ты не можешь убить меня. Никто не может убить меня!

Марита молча вернула пистолет Фиделю.

Существует и еще одна история, связанная с покушением на Кастро. Но ее главное действующее лицо более знаменито, чем скромная труженица кинжала и яда Марита Лоренц. И покушение носило не смертельный, а, так сказать, «идеологический» характер. Детали этой операции, к сожалению, не были обнародованы. Известны лишь сенсационные сообщения американской прессы, распространенные в 1997 году. В них говорилось, что голливудская богиня Мерилин Монро оказала важную услугу президенту США Джону Ф. Кеннеди (кстати, своему любовнику), согласившись вступить в любовные отношения с Фиделем Кастро, с тем чтобы попытаться убедить его отказаться от сотрудничества с СССР в период «холодной войны». В общении с Кастро Мерилин делала вид, что утратила веру в американскую демократию и всерьез заинтересовалась коммунистическими идеями. По поводу ее скоропостижной кончины Фидель якобы сказал, что «Мерилин умерла героиней».

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы