Игорь Анатольевич Дамаскин


100 великих операций спецслужб

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ПОРОЧНЫЙ КРУГ НАСИЛИЯ И ВОЗМЕЗДИЯ

23 июля 1968 года три араба захватили самолет компании «Эль-Аль» «Боинг-707», следовавший рейсом из Рима в Тель-Авив, и заставили его экипаж совершить посадку в Алжире. Пассажиры и команда самолета в течение трех недель были пленниками террористов и отпущены лишь после того, как Израиль согласился выпустить на свободу дюжину палестинских партизан.

Этот случай стал последним успешным актом захвата израильского самолета. Правительства Израиля приняло решение больше, никогда не уступать требованиям террористов и начать антитеррористическую борьбу. Но акции террористов продолжались: 26 декабря 1968 года два палестинца обстреляли и закидали гранатами израильский самолет в аэропорту Афин, убив одного пассажира и двух стюардесс. Аналогичное нападение произошло 18 февраля 1969 года в Цюрихе, где был убит пилот и ранено пять пассажиров.

Началась отчаянная борьба израильской контрразведки «Шин Бет» с экстремистами.

С одной стороны, были приняты чисто оборонительные меры: проверка и вооруженная охрана на пунктах регистрации и посадки пассажиров, вооруженные охранники на каждом рейсе. Впервые оружие было применено в феврале 1969 года, когда охранник Мордухай Рахамин застрелил одного и ранил трех палестинцев. Он провел в швейцарской тюрьме около трех месяцев, но по возвращении в Израиль был встречен как герой и назначен личным телохранителем премьер-министра Голды Меир.

Когда начались нападения палестинцев на израильские посольства и консульства, «Шин Бет» превратил их в маленькие крепости: стальные двери, непробиваемые стекла, телекамеры слежения, электронные датчики, круглосуточная охрана.

Но тактика обороны не удовлетворяла руководителей израильской разведки и контрразведки. Решено было перейти к наступательным действиям. Однако принимавшиеся меры не всегда были адекватными. В аэропорту Афин 26 декабря 1968 года был захвачен израильский самолет. Израильская общественность требовала отмщения, и было решено предпринять военную карательную акцию против… Бейрута, откуда террористы вылетели в Афины. 28 декабря 1968 года подразделение израильского спецназа высадилось в бейрутском аэропорту. Израильтяне уничтожили 13 самолетов, принадлежавших авиакомпаниям Ливана других арабских стран.

Весь мир был возмущен этой наглой и беспрецедентной акцией. Израиль был осужден за этот неспровоцированный акт государственного терроризма. При расследовании оказалось, что премьер-министру не сказали всей правды: министр обороны Моше Даян обманул его, пообещав, что будет уничтожено только (!) четыре самолета (и это в столице нейтрального государства, не имевшего никакого отношения к террористам!). Так мир впервые узнал об израильском спецназе, именуемом «сайерет», выполняющем задания как начальника генерального штаба, так и руководителя «Амина» — военной разведки, а также проводящем акции в интересах «Моссада» и «Шин-Бет», то есть внешней разведки и контрразведки. Во время «войны на истощение» в 1969—1970 годах «сайерет» провел дерзкую акцию по нападению на египетскую радиолокационную станцию советского производства на Суэце. Ее нетрудно было взорвать, но израильтяне поступили иначе: они похитили ее в ночь на 26 декабря 1969 года — подняли радар весом 7 тонн и перенесли на израильскую территорию. Информацией о радаре поделились с ЦРУ. Это стало началом тесного сотрудничества разведок двух стран, достигшего апогея после войны 1973 года.

8 мая 1972 года палестинцы захватили пассажирский лайнер бельгийской авиакомпании «Сабена», совершивший посадку в израильском аэропорту Лод. Там захватчики потребовали освобождения 367 арестованных террористов. Пока начальник «Амина» вел переговоры с пиратами, спецназ готовил операцию. 9 мая в 16.22 бойцы ворвались в самолет одновременно с разных сторон, застрелили двух террористов-мужчин и ранили двух женщин, освободив 97 заложников; в перестрелке погиб один пассажир.

30 мая 1972 года три вооруженных боевика из японской «красной армии» в том же аэропорту Лод убили 27 пассажиров, в большинстве христианских паломников из Пуэрто-Рико. Открыв огонь, охрана аэропорта убила двух террористов, одного захватила живым. На суде он признался, что их акция была предпринята из чувства солидарности с палестинцами. Это был реванш за неудавшуюся три недели назад попытку захвата самолета компании «Сабена».

Теперь в этой страшной игре, именуемой «смерть за смерть, кровь за кровь», настала очередь Израиля нанести ответный удар.

Бейрутского поэта, члена Национального фронта освобождения Палестины (НФОП) Гассана Канафани, который, по данным «Моссада», спланировал события в аэропорту Лод, убили поступившим в его адрес взрывным устройством. Через два дня подобное устройство взорвалось в руках другого активиста НФОП, Бассама Абу Шерифа, лишив его одного глаза и нескольких пальцев. (Подобные «посылочные бомбы» направлялись израильскими террористами египетским чиновникам в 1950-х годах, а также немецким ученым в начале 1960-х.)

Но самые трагические события произошли в Мюнхене, во время Олимпийских игр 1972 года. Там действовала террористическая группа «Черный сентябрь», названная так в память сентября 1970 года, когда иорданский король Хуссейн разгромил организации палестинцев. Первоначально целью группы «Черный сентябрь» была месть Хуссейну, и она совершала нападения на иорданские объекты, но вскоре перешла на израильские. 5 сентября 1972 года семь арабских террористов захватили в Олимпийской деревне одиннадцать израильских спортсменов. Палестинцы потребовали освобождения из израильских тюрем 250 своих товарищей. Израильское правительство ответило отказом. В отличие от многих других драм эта транслировалась сотнями телекомпаний на весь мир как смертельно опасное дополнение к мирным схваткам на олимпийских ристалищах.

В Мюнхен вылетел шеф «Моссада» Цви Замир, обратившийся к немецким властям с просьбой разрешить ему пустить в дело израильских спецназовцев. Но местные власти, за которыми по конституции ФРГ оставалось последнее слово, ответили отказом. Плохо подготовленные немецкие парашютисты не смогли убить всех террористов первым залпом. Трое палестинцев, оставшихся в живых, открыли огонь по спортсменам, скованным наручниками, и забросали их гранатами.

Спустя пять дней сотруднику «Моссада», работавшему «под крышей» посольства Израиля в Брюсселе, Задоку Офиру, позвонил его агент-араб и попросил срочной встречи в кафе «Принс» для передачи важного сообщения. В кафе агент выпустил в Офира несколько пуль. Тот был тяжело ранен, но выжил. Впервые действующий израильский разведчик за рубежом стал объектом террористического нападения. На этот случай не обратили особого внимания, так как все были потрясены и озабочены трагедией в Мюнхене.

Голда Меир и члены правительства, не говоря уж о руководителя спецслужб, были полны решимости отомстить убийцам и уничтожить их. В своем правительстве Меир создала новый пост «советника премьер-министра по вопросам контртерроризма» и назначила на этот пост генерала Ярива. Израильский кабинет создал специальный секретный «Комитет икс», который должен был найти ответ на теракт в Мюнхене. Комитет принял решение уничтожить всех членов «Черного сентября», прямо или косвенно связанных с подготовкой мюнхенского теракта. Задача была однозначной: пленных не брать. Это был неприкрытый акт мести — смерть за смерть, террор против террора.

Во главе израильских террористов стал высокопоставленный работник «Моссада» Майк Харари. Он лично отобрал в свою группу лучших боевиков — мужчин и женщин, обеспечил их фальшивыми паспортами. Его командный пост находился в Париже. Сначала была проведена «скучная» работа: был составлен список всех арабов, принимавших участие в мюнхенском теракте. Потом приступили к выявлению и розыску всех террористов, которые осели в европейских странах, занимаясь как легальной, так и нелегальной деятельностью.

Когда находили человека, так или иначе связанного с «Черным сентябрем», запрашивался «Комитет икс», который давал согласие на убийство. Окончательное разрешение на каждое индивидуальное убийство давали премьер-министр и ее тайный комитет.

В октябре 1972 года была ликвидирована первая жертва — Адель Ваер Звайшер, палестинский интеллигент, работавший на «Черный сентябрь» в Риме. Затем в течение 10 месяцев команда Харари уничтожила 12 палестинцев, причастных к теракту. Их убивали из пистолетов с глушителями из проезжающих автомобилей или с мотоциклов или с помощью дистанционно управляемых взрывных устройств.

«Черный сентябрь» отбивался, как мог. 13 ноября 1972 года в Париже был застрелен сирийский журналист Хадер Кано, бывший израильским агентом. 26 января 1973 года в Мадриде был убит израильский бизнесмен Ханан Ишан, после смерти которого выяснилось, что его настоящее имя Барух Коэн и он прибыл в Мадрид из Брюсселя по заданию израильской разведки. Застрелил его один из агентов, работавший на «Черный сентябрь». Коэн стал первым офицером израильской разведки в Европе, убитым палестинцами.

Через семь месяцев после трагедии в Мюнхене боевые действия из Европы были перенесены на арабский Восток. В ночь на 10 апреля 1973 года в своих квартирах в Бейруте были убиты два командира «Черного сентября», Мухаммед Нажжар и Камаль Адван, а также пресс-офицер ООП Камаль Насер. Убийцами были израильские спецназовцы, которые ночью высадились с вертолета на ливанском пляже. На берегу их ждали арендованные «мерседесы». Успех этот тем более примечателен, что в Ливане не было израильского посольства, а в силу состояния войны израильтяне не могли легально въехать в Ливан.

Но все успехи и громкие дела завершились громким и скандальным провалом в городке Лиллехаммер в Норвегии.

В начале июля 1973 года Голда Меир и «Комитет икс» дали санкцию на убийство «красного принца» — Али Хасана Саламеха. Именно он спланировал убийство израильских спортсменов в Мюнхене и Коэна в Мадриде, и его ликвидация была делом чести опергруппы Харари.

Основная часть опергруппы во главе с Харари собралась в Лиллехаммере, поскольку агенты, проводившие предварительную разведку, доложили, что они нашли Саламеха. Опергруппа Харари выследила свою жертву и несколько дней следила за Саламехом, чтобы убедиться, что это действительно он. Вечером 21 июля 1973 года убийцы расстреляли его. Боевики немедленно выехали из Норвегии, а остальные агенты попрятались на конспиративных квартирах.

Но какая неудача! На следующий день стало известно, что допущена страшная ошибка: убит не «красный принц», а скромный марокканский официант Ахмад Бучики, который никогда не слышал ни о каком «Черном сентябре» и был женат на норвежке. Его беременная жена оказалась свидетельницей убийства.

Может быть, никто так и не узнал бы о совершенной ошибке и участии в этом деле израильтян, если бы не вспомогательные агенты, которые вели себя как мальчишки, которые все делали будто специально так глупо, чтобы норвежская полиция без труда выследила и поймала их. Они ездили по Лиллехаммеру на автомобилях, арендованных на их собственные фамилии; осуществляя наблюдение за покойным Бучики, они ходили толпой на глазах у многих свидетелей.

Два израильских оперативника — Дан Эрт и Марианна Гладникофф — были арестованы в аэропорту, когда пытались сдать арендованный автомобиль. Они сразу признались, что работают на израильскую разведку, и сообщили адрес конспиративной квартиры «Моссада», где полиция сразу же задержала еще двух сотрудников опергруппы. Сам Харари сумел скрыться, но шесть оперативников были арестованы.

Норвежцы были потрясены: оказывается, в хваленой израильской разведке работают такие дилетанты!

В ходе расследования были выявлены подробности других послеолимпийских убийств, получены доказательства причастности Израиля к ряду нераскрытых убийств палестинцев.

Западные спецслужбы выявили, что Израиль направлял группы боевиков в европейские страны, и каким образом это делалось. Короче говоря, боевики так активно «кололись» на следствии, что секретов не осталось.

Мягкосердечные норвежцы пожалели незадачливых террористов и через два года выпустили всех на волю. Они не хотели вникать глубоко в суть дела и унижать Израиль. Так же поступили французы и итальянцы по делам об убийствах палестинцев, в которых были замешаны израильтяне.

Но все же «Моссад» не мог успокоиться, пока оставался в живых настоящий «красный принц» — Саламех. Ликвидировать его удалось лишь через шесть лет после скандала в Лиллехаммере. 22 января 1979 года, въехав в Ливан с канадскими паспортами, израильтяне запарковали автомашину, начиненную взрывчаткой, на обочине дороги в Бейруте и взорвали ее в тот момент, когда Саламех проезжал мимо. «Красный принц» погиб. Правда, и тут не обошлось без неприятностей. Саламех оказался ценным агентом ЦРУ, которого американцы использовали для секретной связи между ЦРУ и ООП. ЦРУ выразило недовольство.

Лиллехаммер стал грустным экзаменом для «Моссада» и других израильских спецслужб. Не случайно многие из их работников вспоминают о Лиллехаммере как о «лей-ла-ха-нар», что на иврите означает «горькая ночь».

Израильской разведке удалось добиться того, что «Черный сентябрь» распался. Теперь очередь была за НФОП. Надо было разделаться с его лидером Джорджем Хабашем, лютым врагом Израиля.

10 августа 1973 года израильские истребители перехватили ливанский гражданский самолет, в котором, по данным разведки, летел Хабаш, и заставили его приземлиться на военном аэродроме. Пассажиров выпускали поодиночке. Хабаша среди них не было. Может быть, он прячется между креслами? Спецназовцы ворвались в самолет, но Хабаша и там не оказалось. Операция провалилась и вызвала международный скандал.

Все эти годы руководители израильских спецслужб с маниакальным упорством верили в то, что с террором можно покончить лишь антитеррором. Но, как мы видим, ошиблись.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы