100 великих тайн Третьего рейха

Василий Владимирович Веденеев

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Тайны Теодора Морелля

Подобно многим политическим деятелям прошлого и настоящего, Адольф Гитлер не отличался крепким здоровьем. Оно было подорвано с молодости нуждой, ранениями на фронтах Первой мировой и полуголодным нищенским существованием в венский период. Несомненно, сыграли свою роль и наследственные факторы: болезни отца и ранняя смерть матери, страдавшей рядом серьёзных заболеваний. Причиной смерти матери фюрера Клары Пёльцль послужило раковое заболевание, которое свело её в могилу в сорок семь лет.

Как только у Гитлера появились какие-то денежные средства, он тут же стал очень внимательно следить за состоянием своего здоровья, вовремя и хорошо питаться и подолгу жить в курортных местечках Баварии, где был чудный, кристальной чистоты горный воздух.

В конце 20-х годов XX столетия Адольф Гитлер уже мог позволить себе по доходам и положению в обществе иметь хорошего личного врача. Однако он долго не находил медика, которому мог полностью доверять, хотя неоднократно обращался за консультациями к светилам немецкой медицины по разным вопросам — протезированию и лечению зубов, желудочно-кишечным заболеваниям, временной слепоте на нервной почве. Следует отметить, что все разного рода неприятности со здоровьем и болезни, которые наблюдались у Гитлера, никогда не носили угрожающего для его жизни и работоспособности характера.

В августе 1933 года, когда фюрер уже был канцлером, произошла автомобильная авария, в которой пострадали племянница Адольфа и его адъютант Вильгельм Брюкнер. Рейхсфюрер Гиммлер порекомендовал как отличного врача Карла Брандта (1904–1948), которого вызывали для оказания помощи близким канцлеру людям. Молодой врач произвёл на Гитлера самое лучшее впечатление, а то, что племянница фюрера Фридл и Вилли Брюкнер очень быстро поправились, только уверило Адольфа, что он нашёл того, кого давно искал: Брандту предложили стать личным врачом канцлера и вождя национал-социалистической партии.

В 1934 году Карлу Брандту присвоили звание генерал-майора СС и назначили рейхскомиссаром по здравоохранению и санитарии. Фюрер долго благоволил к Брандту, но в конце апреля 1945 года неожиданно обвинил его в государственной измене. Врачу удалось избежать казни от рук бывших товарищей, но потом он попал в плен к союзникам и был расстрелян.

Но в 1935 году врач Карл Брандт даже не подозревал, как скоро ему придётся уступить своё место лейб-медика фюрера другому человеку. Придворный фотограф Гитлера Генрих Гофман, пользовавшийся эксклюзивным правом фотографировать вождя, представил Гитлеру сорокадевятилетнего врача Теодора Морелля.

Морелль был далеко не однозначной фигурой, умело внедрявшейся в любое общество и ловко карабкавшейся по шаткой и скользкой от крови административной нацистской лестнице к вершинам власти. Он родился в 1886 году в немецкой семье со средним достатком и, получив медицинское образование, отправился в Гамбург — Теодор решил повидать мир и попытаться сколотить состояние, поработав корабельным врачом. Мечта сбылась, но только наполовину. Морелль стал корабельным врачом, уходил в дальние плавания, увидел многие портовые города на разных континентах, но сколотить состояние ему не удалось. Этому препятствовало множество причин, в том числе Первая мировая война.

В период разрухи и шатаний в Германии, когда происходили революции и другие потрясения, Морелль отсиживался в провинции, занимаясь частной практикой, а в конце 1920-х годов решил, что пребывание в провинции стало бесперспективным и перебрался в Берлин. Несмотря на мировую депрессию и полный экономический спад, богемная жизнь в столице по-прежнему била ключом, и Теодор быстро сделал безошибочный выбор.

Работая корабельным врачом, ему часто приходилось иметь дело с венерическими заболеваниями: моряки всех стран напропалую гуляют в борделях разных портов и нередко получают там всякую заразу, с которой идут к корабельному доктору. Имея богатый опыт и практику, Морелль стал специализироваться по кожным и венерическим заболеваниям. Одновременно он ловко и правдоподобно распустил о себе слух-легенду, что он, якобы, является учеником лауреата Нобелевской премии, знаменитого русского биолога Ильи Мечникова, у которого узнал все секреты успешной борьбы с любыми инфекционными заболеваниями. На резонные возражения скептиков, что Мечников умер в 1916 году и в тот период в Европе полыхала Первая мировая война, Теодор, не моргнув глазом, отвечал:

— Мне тогда уже было двадцать шесть и я имел диплом медицинского факультета университета, — парировал он. — Не хотите лечиться у меня, ищите другого специалиста.

Действуя упорно и методично, начав с мелких актрис и актёров, малоизвестных художников и режиссёров, Морелль уверил всех в своей легенде и достаточно быстро стал пользоваться популярностью среди широкоизвестных представителей столичной богемы, не отличавшихся высокой моралью и строгостью нравов. Вскоре он заработал репутацию прекрасного и безотказного специалиста.

Личный фотограф Гитлера также был вхож в круги знаменитой богемной публики, искавшей его благорасположения: быть сфотографированным личным фотографом фюрера означало гарантированный успех. Ни одно издание не откажется взять работу Гофмана и опубликует её быстро и очень эффектно. Неизвестно, какого рода недуг привёл почти пятидесятилетнего Генриха Гофмана, тогда уже ставшего весьма состоятельным человеком, к врачу Теодору Мореллю, специализировавшемуся на кожных и венерических заболеваниях. Но медик распутной богемы вылечил личного фотографа Гитлера.

В меру полный, с добродушно-улыбчивым лицом, чуть лысоватый, — от этого лоб казался высоким, — в солидных роговых очках, обходительный и услужливый Морелль, умевший ловко потакать пациентам и здорово напускать им туману в глаза, просто очаровал Гофмана. И ещё быстрое выздоровление! И фотограф стал уговаривать фюрера обследоваться у прекрасного специалиста.

Адольф Гитлер был давно и очень близко знаком с Генрихом Гофманом. В начале 1920-х годов начинающий политик Гитлер не раз отдыхал в доме фотографа после бурных выступлений на политических митингах и именно Гофман первым увидел в нём будущего вождя и повсюду ходил с камерой за Адольфом, снимая его совершенно бесплатно. Опять же, Генрих Гофман познакомил фюрера с Евой Браун. Вскоре Ева стала любовницей Адольфа Гитлера.

Канцлер согласился и, уступая настойчивым просьбам Гофмана, позволил представить ему доктора Морелля и прошёл у него обследование. В результате Теодор сообщил диагноз:

— У фюрера полное истощение кишечного тракта, вызванное нервным переутомлением.

Сейчас это назвали бы проявлением дисбактериоза, что действительно в ряде случаев вызывается перенапряжением нервной системы. У хитрого Морелля нашлись ампулы с содержащим кишечные бактерии мультифлором — по его заверениям, этот препарат был изготовлен из выращенного в Болгарии на склонах Балкан скота. Кроме того, он прописал Гитлеру годичный курс лечения витаминами, гормонами, а также инъекциями фосфора и декстрозы.

Лейб-медик и генерал СС доктор Карл Брандт высказал серьёзные сомнения в правильности диагноза Морелля и назначенного им курса лечения, но на это Гитлер возразил:

— Я доверяю Мореллю и последую всем его рекомендациям.

Видимо, поднаторевший в общении с капризной и непоследовательной богемой Теодор сумел очаровать фюрера. Не исключено, что бывший корабельный врач оказался неплохим психотерапевтом, но тогда этого термина ещё не знали, однако психотерапевтическое воздействие на пациентов применяли.

В том же 1935 году фюрер неожиданно назначил Теодора Морелля своим личным лечащим врачом. Именно в этот момент у канцлера случилась досаждавшая ему сыпь на теле, и удачливый Морелль быстро и эффектно вылечил Гитлера.

— Морелль спас мне жизнь, — заявил фюрер.

Врач стал неприкосновенной фигурой, и любая критика в его адрес запрещалась лично Адольфом Гитлером. Канцлер настоятельно рекомендовал всем приближённым обращаться только к Мореллю и расхваливал его способности. Между тем Морелль в любом случае недомогания предписывал фюреру инъекции и сам их делал. Это дало повод люто ненавидевшему лейб-медика рейхсмаршалу авиации Герману Герингу язвительно называть его «имперский укольщик». Ева Браун старательно избегала Морелля и не обращалась к нему за помощью, несмотря на уговоры всесильного любовника. «Верный Генрих» — рейхсфюрер СС Гиммлер, — исподтишка присматривался к доктору, но, опасаясь гнева Гитлера, явно своего интереса не проявлял.

Тем временем, оказавшись среди заправил Третьего рейха, склонный к авантюрам Морелль запустил в свет новую легенду о себе. Оказывается, он не только ученик Ильи Мечникова, но и… первооткрыватель пенициллина! Именно бывшему корабельному врачу принадлежала честь открытия этого прекрасного лекарства, но коварные британские спецслужбы выкрали все материалы исследования и документы, подтверждающие приоритет Морелля.

Кто-то потихоньку зло смеялся над этими нахальными выдумками, другие старались просто не обращать на них внимания, а Гитлер их словно не слышал: некоторые исследователи полагают, что Морелль воздействовал на фюрера гипнозом.

Осмелев, Морелль стал воплощать в жизнь мечту и не стеснялся в средствах достижения заветного богатства: все так делали! Решив обеспечить себе безбедное будущее, доктор благоразумно не полез туда, где он ничего не понимал, но, пользуясь благосклонностью владык нацистской Германии, построил несколько фармацевтических фабрик, на которых стал монопольно производить ряд лекарственных препаратов, являвшихся запатентованными им средствами. Зная, как страшны в период военных действий инфекционные болезни, — Морелль всё же был дипломированным врачом, — Теодор разработал специальные дезинфекционные средства от вшей. Они пришлись как нельзя кстати: на пороге уже стояла Вторая мировая война.

Известные немецкие дезинфекционные препараты «Лойзетодт» и «Пиретрум» производились на предприятиях Морелля и являлись обязательными для применения в вермахте. Это давало колоссальные доходы. А в лечении фюрера доктор придерживался прежней тактики — колол Гитлера амфетаминами и использовал ещё около тридцати опасных лекарств. От этого временами кожа Адольфа Гитлера покрывалась пятнами, но Мореллю удавалось справиться с этим и убедить вождя, что всё в полном порядке.

В начале 1940-х годов Карл Брандт стал твердить, что Морелль намеренно травит фюрера опасными лекарственными препаратами, намереваясь вызвать болезнь Паркинсона или более худшие последствия. Гитлер ничего не хотел слышать, пока в 1943 году состояние его здоровья не начало ухудшаться. Летом 1944 года, после знаменитого покушения в ставке, врачу-эсэсовцу Карлу Брандту удалось одержать победу и Морелля удалили от Гитлера. Лейб-медиками вождя нации стали сам Карл Брандт и приглашённый им молодой врач Людвиг Штумпфеггер, которые принялись срочно приводить Гитлера в порядок после долгого «лечения» Мореллем.

В чём же тайна Теодора Морелля? Ряд исследователей истории Третьего рейха полагают: возможно, Морелль являлся либо секретным агентом британских спецслужб, либо заговорщиком. Он мог быть и послушным исполнителем воли какого-то очень высокопоставленного нацистского руководителя, рассчитывавшего стать преемником Гитлера и занять его место. Именно поэтому Теодор планомерно и умело травил фюрера: убить Гитлера сразу было смерти подобно для исполнителя акции.

Наиболее вероятным высокопоставленным лицом в Германии, из тех, кто мог реально претендовать на освободившееся место фюрера, был Герман Геринг. Его враждебное отношение к Мореллю могло оказаться всего лишь маскировкой и хитрым способом превентивной защиты — в гестапо умели развязывать языки, и в случае смерти фюрера Теодор непременно назвал бы «толстого Германа». Не исключено, что тот сам помог ему забраться «наверх» в собственных корыстных целях. Но тогда Геринг с полным основанием возмущённо мог заявить, что это оговор, и всем прекрасно известно, как он ненавидел и презирал «докторишку», предостерегая доверчивого фюрера от проклятого «укольщика». Эта версия представляется одной из правдоподобных, тем более Геринг действительно рвался к власти и не раз предпринимал тайные меры, чтобы заполучить её. Впрочем, при выполнении доктором Мореллем поручения «залечить» Гитлера, после смерти пациента сам эскулап вряд ли бы дожил даже до допроса в гестапо.

С другой стороны, спецслужбы союзников, активно вылавливавшие на территории Германии и сопредельных с ней стран чинов СС и всех, кто имел хоть какое-то отношение к ставке Гитлера в рейхсканцелярии, почему-то совершенно не тронули лейб-медика Теодора Морелля, который находился рядом с нацистом № 1 на протяжении девяти лет! Доктор Морелль умер своей смертью в мае 1948 года в городке Тегензее.

Вот только вопрос: своей ли смертью умер бывший лейб-медик фюрера? Не помогли ли ему отправиться в мир иной, чтобы он не вздумал раскрыть тайны «лечения» Гитлера?

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы