100 великих тайн Третьего рейха

Василий Владимирович Веденеев

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Лазерное оружие рейха

В 1935 году в ряде западных газет появилось сенсационное сообщение, что знаменитый итальянский изобретатель и конструктор Маркони на секретных испытаниях продемонстрировал Муссолини новейшее уникальное оружие: «лучевой генератор», которое некоторые именовали «тепловой пушкой» или «лучевой пушкой». Он остановил всё движение автомобилей на оживлённой трассе, между Римом и Остией. Моторы машин просто-напросто заглохли.

Правда это или нет, судить сложно. Однако точно известно, что никаких подобий лазерного оружия у итальянских фашистов не имелось. Иначе они его непременно использовали бы против наших войск или высадившихся в Сицилии американцев. В то же время Италия создала сильную научную физическую школу и, вне сомнений, сотрудничала с немцами в области создания новейших видов вооружений. Поэтому спецслужбы фашистов вполне могли применять старый приём дезинформации, позволяя «просочиться» в печать самым невероятным сообщениям, отводившим внимание от разработки истинных проектов.

Слухи и различные сообщения о прототипах лазерного оружия стали циркулировать в обществе и появляться в печати вскоре после окончания Первой мировой войны. В 1923 году писали, что в Великобритании некий физик Метьюз создал лучевой генератор, способный поражать на значительном расстоянии военную технику и живую силу противника. Писали о создании секретного оружия в Германии, которое, якобы, успешно испытано ещё задолго до прихода нацистов к власти. Газеты даже сообщали подробности, как немцы вынуждали садиться на своих аэродромах чужие самолёты, поскольку у тех глохли в воздухе моторы. Именно тогда же известный русский писатель Алексей Толстой закончил роман «Гиперболоид инженера Гарина».

Прототипом инженера Гарина стал реально существовавший очень талантливый инженер Аполлон Аркадьевич Цимлянский, родившийся во второй половине XIX века в семье мелкого чиновника придворного ведомства императора Александра III, а затем служившего в канцелярии вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны. По воспоминаниям современников, Толстой знал Цимлянского в 1920-е годы, поскольку они вместе жили в Детском Селе под Петербургом, вскоре переименованном в Ленинград. Однако близких или дружеских отношений между ними не существовало. Именно это спасло писателя, когда примерно в 1936 году сотрудники НКВД взяли графа Алексея Николаевича в серьёзный оборот, пытаясь выведать у него, что он мог знать об Аполлоне Цимлянском и его связях в России и за рубежом.

Цимлянский обладал кипучей энергией и незаурядным талантом конструктора и изобретателя: он интересовался буквально всем и, по некоторым данным, ещё в начале 1920-х годов создал опытный образец боевого лазера, способного на значительном расстоянии разрезать металлические листы. Очень живо инженер интересовался вопросами работы с радиоактивными веществами и часто бывал в радиометрической спецлаборатории, открытой в Павловске для изучения залежей урансодержащих глин. В сферу интересов Цимлянского входили и космические полёты — очень модная тогда тема, на которую А. Толстой написал роман «Аэлита». Для реализации таких полётов Аполлон Аркадьевич разрабатывал ряд проектов, основанных на идеях К. Э. Циолковского.

По некоторым архивным данным, в середине 1920-х годов Цимлянский сделал открытие в области радиоактивных веществ, которое могло способствовать ускорению создания ядерного оружия: об этом уже знали, писали и даже вели работы за рубежом, в частности, в Германии, Англии и США. «Красная профессура», закончившая двухгодичные курсы и вставшая у руля науки и образования в СССР, открыто ненавидела изобретателя, своими трудами перечёркивавшего целые «научные направления», придуманные этими «профессорами». Как только появилась возможность убрать его из страны, учёного немедленно рекомендовали для поездки в длительную научную командировку. Ехать предстояло в лабораторию атомной физики, которая активно работала при концерне Круппа, поддерживавшего Гитлера. В 1929 году Цимлянский выехал на неопределённо долгий срок в Германию.

В то время загранкомандировки привлекали совпартаппарат и чиновников от науки ничуть не меньше, чем сейчас. Но более котировались поездки в Англию, Францию или Америку, чем в неспокойную, страдавшую от экономической депрессии Германию, где всё большую силу набирали национал-социалисты. Поэтому изобретателя и сплавили туда, чтобы он больше не переходил дорогу «специалистам» по теоретической и экспериментальной физике, которые «вышли из народа».

В Германии русский изобретатель и конструктор быстро привлёк внимание серьёзных учёных и главарей национал-социалистов, чрезвычайно заинтересованных в перспективных военных разработках. Нельзя забывать, что Крупп серьёзно поддерживал Адольфа Гитлера, а к началу 1930-х годов Национал-социалистическая рабочая партия Германии уже имела широкое представительство среди депутатов рейхстага. В партийную кассу поступали крупные суммы от немецких промышленников и финансистов, Гитлер искал сближения с военными, обещая им полное возрождение всех родов войск и вообще вооружённых сил страны, а народу новые рабочие места, конец нищеты и безработицы.

В лаборатории при концерне инженера Цимлянского окружили вниманием и заботой, проявив самый живой интерес к его нереализованным проектам, материалы которых он вывез за границу. По данным некоторых западных экспертов, среди разработок русского конструктора имелся совершенно фантастический для того времени проект полёта к Луне: предполагалось достичь спутника Земли на ракете-носителе, а затем облететь её на пилотируемом космическом корабле, напоминавшем современные «шатлы» или «бураны».

Полёт на Луну вряд ли заинтересовал нацистов, ставивших перед собой реальные задачи. Зато самый неподдельный интерес вызвала разработанная Цимлянским ракета-носитель с жидкостно-реактивным двигателем. Интересовали и работы русского изобретателя по атомному проекту, который уже задолго до войны, — это подтверждено архивными трофейными документами и данными разведки, — созрел в недрах германской науки. Но он не получил ещё в то время реального воплощения.

Все работы по созданию боевых лазеров, или, как их тогда высокопарно именовали, «лучей смерти», были строжайше засекречены как в Германии, так и в СССР и других странах. Скорее всего, Цимлянский, — или эта фамилия являлась его псевдонимом, призванным надёжно скрыть настоящее имя? — даже не заикался немцам о своих работах в этой малоизученной области. Иначе они смогли бы достичь в ней быстрых и серьёзных успехов. Особенно если учесть, что наш соотечественник уже в двадцатые годы построил действующую модель лазерной пушки.

В печать иногда просачиваются глухие сведения о захваченных нашими разведывательно-диверсионными группами в период Второй мировой войны некоторых аппаратов непонятного назначения с множеством кабелей линз и зеркальных призм. Не исключено, что это были опытные образцы первых немецких лазерных пушек, которые приходилось уничтожать на месте, в связи с отсутствием возможности доставить их в советский тыл для изучения специалистами. Но и без лазеров Цимлянский представлял для нацистов огромный интерес.

Известно, что ракетной техникой в Германии занимался конструктор Вернер фон Браун, впоследствии вывезенный американцами в США. Уже после войны, работая над американской военной техникой в области ракетостроения и освоения космоса, фон Браун прямо заявил, что его учителем является русский инженер Цимлянский, которому он благодарен и признателен за полученные от него знания.

До переезда Брауна в США ракетной техникой в предвоенные годы там занимался Годдард, который первым в мире в 1926 году запустил ракету с жидкостным двигателем. Потом он совершенно застопорился в исследованиях и к началу Второй мировой сумел создать всего-навсего шестидесятикилограммовую ракету, способную подняться только на два с половиной километра. В СССР тоже велись такие работы, но серьёзно ими стали заниматься значительно позже, чем в США и Германии, — наша первая ракета взлетела только в 1933–1934 годах. К началу войны у нас достигли более впечатляющих, чем в США результатов, стопятидесятикилограммовая ракета поднялась на пять километров!

Но пальма первенства, несомненно, принадлежала немцам. В 1934 году они уже запускали на высоту около трёх километров стопятидесятикилограммовые снаряды, а в 1939 году ракета весом семьсот пятьдесят килограммов поднялась на высоту тринадцать километров! Этот образец имел кодовое наименование А-3. Следующей в этой серии стала знаменитая «Фау-2» (кодовое наименование А-4): в 1942 году она при испытаниях имела стартовый вес почти в четырнадцать тонн при полезной нагрузке в одну тонну. И летала: этими ракетами обстреливали Англию! Очень вероятно, что достичь столь высоких результатов позволило использование идей и знаний оказавшегося в Германии выпихнутого из России инженера Цимлянского. Характерно, что предпочтение немцами было отдано использованию жидкостного ракетного двигателя.

По данным некоторых западных источников, нацисты постарались создать для инженера Цимлянского самые привлекательные условия жизни и творчества. Есть серьёзные основания предполагать, что с русским встречался лично Мартин Борман, который предложил Цимлянскому ещё лучшие условия в обмен на консультирование немецких конструкторов и согласие отдать нацистам проект лунной космической экспедиции, чтобы они могли разделить его на два. Первый предусматривал создание баллистической ракеты, а второй — реактивного истребителя-перехватчика.

То, что произошло на самом деле, видимо, навсегда останется тайной Третьего рейха и советских спецслужб. Вероятнее всего, отвергнутый на родине конструктор Цимлянский ответил Борману согласием. Об этом может свидетельствовать тот факт, что после прихода к власти в 1933 году, наряду с прочими важнейшими государственными делами, национал-социалисты чуть ли не в первую очередь распустили «Немецкое общество астронавтики» и ликвидировали его полигон «Ракетенфлюгплац». Эсэсовцы конфисковали всю документацию общества и передали её Вернеру фон Брауну, располагавшемуся тогда со своим конструкторским бюро в Куммерсдорфе. Он и начал делать ракету А-3, постоянно получая консультации у русского инженера.

Материалы проекта ракетного корабля передали в фирмы Мессершмитта и Хейнкеля. Судя по данным разведки, которые стали известны только в конце XX века, уже в 1939 году производились первые испытания образцов реактивных истребителей Ме-163 и Хе-176. Но имя Цимлянского нигде никогда не упоминалось!

Русский учёный успешно работал и в атомной области — есть сведения, что в 1936 году в одной из подземных штолен уже не действовавшей шахты в Саксонии под его руководством был произведён взрыв-испытание… атомного заряда! Казалось бы, это чистой воды фантастика, поскольку тогда ещё даже не знали об уране-235. Но зато существовал металлический уран. Физики прекрасно знают: сделать из него с применением графита атомное взрывное устройство вполне возможно. Описан случай, когда в 1942 году, в Чикаго, под руководством Ферми всего за месяц сделали ураново-графитовый реактор. Немецкая промышленность вполне могла предоставить Цимлянскому для испытаний необходимое количество металлического урана и графита. Сила взрыва потрясла фюрера, но его же испугало и заражение радиоактивными веществами, способными превратить огромные территории в непригодные для проживания: зачем ему земля, на которой нельзя жить? Возможно, поэтому он не настаивал на форсировании работ по созданию атомной бомбы?

Однажды Гитлер сказал с горьким сарказмом:

— Ради своего любопытства учёные готовы поджечь земной шар. Но я, слава богу, до этого не доживу!

Примерно в 1943 году фюрер практически окончательно поставил крест на проекте создания атомной бомбы, и после этого на военные заводы для производства боеприпасов передали из секретных лабораторий более тысячи двухсот тонн металлического урана. Принято считать, что немецкие учёные сознательно тормозили создание атомного оружия. Как знать: с нацистами шутки плохи! Не стоит сомневаться в их возможностях и способностях проверить работу любых учёных.

Примерно в 1934 году в СССР наконец-то спохватились и стали требовать, чтобы Цимлянский немедленно вернулся на родину, но Берлин отвечал молчанием, словно там сидели глухие и слепые, а потом вдруг замолчала и Москва. Вроде бы, где-то в 1937 году она потеряла всякий интерес к талантливому инженеру. В то же время из некоторых источников, близких к спецслужбам, в последние годы стало известно, что Цимлянский тогда же разработал противотанковый гранатомёт — видимо, знаменитый «Фаустпатрон»? Ещё ему приписывали и ряд других серьёзных изобретений. Но…

Кое-что о судьбе конструктора стало известно только в последние годы XX века. Якобы в 1938-м, в последней декаде октября он посетил советское посольство в Берлине, а уже на следующий день умер в своей квартире в Потсдаме. Диагноз гласил: пищевое отравление. Не потому ли Москва перестала интересоваться изобретателем, что его участь была предрешена?

Существуют иные версии: якобы Цимлянскому удалось бежать в Швецию, где он передавал лично Коллонтай различные с ведения о вооружениях и скончался в 1944 году. Но из Швеции его бы непременно выкрали и вывезли в СССР. Поэтому наиболее вероятна его гибель после опрометчивой встречи с «соотечественниками».

В любом случае, имя Цимлянского, — если, конечно, это подлинное имя гениального конструктора, — и его жизнь, сотрудничество с немецкими учёными и конструкторами, создание образцов уникальной военной техники и боевого лазера так и останутся одной из великих тайн Третьего рейха…

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы