100 великих тайн Третьего рейха

Василий Владимирович Веденеев

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Цель — Франция!

По воспоминаниям людей, близко знавших Адольфа Гитлера, и данным, содержащимся в трофейных документах, фюрер люто ненавидел французов и Францию. В частных разговорах он постоянно именовал французскую нацию «неполноценными негроидами» или «жидо-негроидами». Даже извечно враждовавшая с Германией Британская империя и Советский Союз вызывали у него меньшие приступы яростной злобы, чем любое упоминание о Франции — в этих случаях фюрер обычно разражался грубой бранью и жуткими угрозами в адрес Парижа. Гитлер не мог забыть позора Версальского мира, поставившего Германию на колени после Первой мировой войны, и поклялся отомстить французам и англичанам за поражение.

Правда, в официальных речах и выступлениях, особенно до начала Второй мировой войны, фюрер избегал слишком резких выпадов в адрес французов и англичан, ограничиваясь намёками и глухими угрозами. В 1935 году, нагло нарушая условия Версальского договора 1919 года, он в полном объёме начал восстанавливать рейхсвер и опасался ответных серьёзных санкций со стороны Великих держав. Но, увидев, что ему всё сходит с рук, Гитлер быстро осмелел. Однако, имея собственный фронтовой опыт и, главное, весьма компетентных советников по военным вопросам и разведывательной работе, фюрер прекрасно понимал — к войне нужно готовиться долго и тщательно.

Всё узнать о Франции предстояло абверу. В 1936 году фюрер прямо спросил у адмирала Канариса:

— Сколько вам потребуется времени, чтобы дать нам полную картину военного состояния Франции?

— Полагаю, мы сможем уложиться в два-три года и создать там сильную разведывательную сеть и «пятую колонну», — ответил Вильгельм Канарис, употребив новый термин «пятая колонна», рождённый испанскими мятежниками.

— Есть для этого надёжные и толковые люди? — глаза Гитлера упёрлись в розовое, холёное лицо адмирала.

— Да, отвечать за работу будет лично майор Пикенброк…

Ганс Пикенброк родился в 1893 году в городе Эссене. В 20 лет он стал фанен-юнкером, — кандидатом в офицеры, — и участвовал в Первой мировой войне. Военную карьеру он закончил в пятидесятилетнем возрасте в чине генерал-лейтенанта, когда попал в плен на советско-германском фронте. Ганс Пикенброк практически не надевал военную форму, поскольку служил в разведке. В конце 1936 года он стал начальником отдела «Абвер-I», который занимался политической, технико-экономической, военной разведкой и шпионажем.

Подчинённые за глаза называли Пикенброка «Пики». Канарис считал этого мастера шпионажа своим первым заместителем и поддерживал с ним тесную дружбу. Гитлер тоже очень ценил способности начальника «Абвер-I» и постоянно повышал его в звании, чему в немецкой армии всегда придавалось важное значение. В 1937 году Пикенброку присвоили звание подполковника, в 1940 году он стал полковником, а в 1943 году — генерал-майором. В 1955 году, когда его как заключённого передали из СССР властям ФРГ, бывший генерал Пикенброк сказал знаменательные слова:

— Все войны возникают не случайно и не вдруг. Их заблаговременно планируют и длительно готовят. Я — тому свидетель!

Перед майором Пикенброком в конце 1936 — начале 1937 года была поставлена весьма непростая задача, требовавшая немало знаний, сил и оперативного таланта для своего разрешения. Нацеливаясь на Францию, Гитлер требовал от абвера почти невозможного в тот период. Тогда состояние вооружения, численности и боевой подготовки вермахта оставляло желать лучшего: перевооружение не было закончено, войсковые части недоукомплектованы, новые образцы оружия и тяжёлой техники только разрабатывались и запускались в производство. Правда, Германия с удивительной скоростью наращивала военную мощь.

Немецкое Верховное командование и Генеральный штаб вполне официально считали, что при внезапном начале военных действий со стороны Франции и Польши против Германии последней придётся в первые же дни войны сдать противнику часть своей территории на Востоке, а потом организовывать и удерживать оборону на рубеже реки Одер.

Польша являлась союзником Англии и Франции, и в этой связи предполагалось, что войска трёх стран попытаются зажать Германию в клещи.

Основываясь на такой доктрине, немецкая разведка усиленно создавала так называемую «внутреннюю агентурную сеть» на своей же территории, прилегающей к реке Одер. Восточнее Одера абвер тайно вербовал и обучал радиоделу невоеннообязанных немцев — при отступлении германской армии они обязались оставаться на территории, занятой противником, и передавать германскому командованию сведения о враге.

Майор Пикенброк нашёл неожиданное и оригинальное решение — он предложил адмиралу Канарису создать во Франции сеть агентов абвера, аналогичную «внутренней сети». С той лишь разницей, что создаваться агентурная сеть будет западнее «линии Мажино». Она должна состоять из освобождённых от военной службы французов, обученных работе с радиопередатчиками.

— Довольно рискованная затея, — с сомнением покачал головой Канарис. — Они могут пойти в «Сюртэ женераль», и лягушатники затеют радиоигры.

— Лавочники любят деньги, — презрительно усмехнулся Ганс Пикенброк. — Увидите, всё получится.

Адмирал согласился на эксперимент. Обычно немецкая разведка избегала выдавать своим агентам единовременно крупные суммы денег, чтобы те не имели соблазна шиковать и не привлекали к себе внимания, что равносильно провалу. Поэтому германские вербовщики выдавали агентам во Франции их содержание мелкими денежными порциями, зато достаточно часто.

Пикенброк оказался прав. В 1937 году он приступил к работе по созданию агентурной сети во Франции. Забегая вперёд можно сказать: немцы получали от своих агентов-французов необходимые сведения вплоть до мая 1940 года, когда началось широкомасштабное наступление германских войск на Францию. Тогда связь стала прерываться, поскольку часть населения принудительно эвакуировали из зоны военных действий, а многие представители местной немецкой агентуры просто-напросто разбежались, спасая собственные шкуры.

Польша также вызывала у Гитлера ненависть и разжигала своей внутренней и внешней политикой захватнические планы немцев, но в Берлине понимали тесную связь Варшавы с Парижем и Лондоном. Франция считалась врагом номер один, поскольку она являлась сильным конкурентом на мировом рынке, мешавшим продвижению германской продукции. В своё время между Германией и Францией даже шла очень ожесточённая «пивная война» за рынки сбыта пива.

— Разведывательная служба должна учитывать особенности тех стран, против которых она работает, — назидательно говорил своим сотрудникам майор Пикенброк. — Вспомним, ещё в прошлом веке немецкая разведка успешно подготовила вторжение во Францию, и наши войска взяли Париж!

Немцы работали во Франции тонко и старательно, не жалея времени и средств, используя все преимущества для ведения активного шпионажа. Франция всегда была страной, интересной для туристов. Это удачно использовал абвер для легкоосуществимого и не привлекавшего внимания въезда сотрудников и агентов немецкой разведки в страну. Полицейский контроль за иностранными гражданами и вообще полицейский режим во Франции, имевшей под боком такого страшного противника, как нацистская Германия, оказался на удивление слабым. При детальном ознакомлении с данными об успехах абвера во Франции поражает не только преступная беспечность, но и продажность многих французов.

Трудности для немцев создавал лишь закон о шпионаже, который не имел во Франции достаточно чётко очерченных критериев определения шпионской деятельности. Подозреваемый был обязан сам полностью доказать собственную безупречность в этом отношении и только тогда признавался судом невиновным. Однако абвер быстро научился действовать предельно осторожно и обходился без провалов и потерь, хотя развернул широкую и активную работу во многих городах и провинциях Франции.

Сначала вербовщики абвера тщательно собирали сведения о заинтересовавшем их лице. Пикенброк дал установку: искать донжуанов-должников! Французы склонны терять голову из-за женщин и готовы тратить на них уйму денег — они по уши залезут в жуткие долги, но не расстанутся с любовницей. В первую очередь выявлялись лица, наделавшие много долгов и живущие явно не по средствам. Таких лиц искали среди военнослужащих и, в особенности, среди офицерского состава.

Даже немцы признавали, что у большинства французов развито чувство национального достоинства, а в отношении Германии они испытывали чувство насторожённости. Зато почти каждый француз любил пофрондёрствовать и проявлять недовольство правительством своей страны. Это облегчало вербовку абвером агентуры, особенно когда немцы проводили её, как говорят профессионалы, «под чужим флагом», то есть выдавая себя за представителей спецслужб другой страны, например, Великобритании, США или экзотического Эквадора. При кажущейся абсурдности, подобные уловки легко проходили и приносили абверу свои плоды.

Особое внимание немецкая разведка уделяла «линии Мажино», считавшейся в то время самым мощным оборонительным сооружением в Европе, а возможно, и во всём мире. Для абвера в 1936–1937 годах получение разведданных об участках «линии Мажино» являлось одной из первоочерёдных и важнейших задач работы во Франции. Немалую роль в облегчении разрешения этой задачи сыграло решение французов передать подряды на возведение военных объектов частным строительным фирмам и компаниям. Если столь серьёзное дело не сосредоточено в руках государства, то о сохранении военной тайны даже нечего и думать. Абвер тут же начал активно разрабатывать значительное число фирм-подрядчиков работ на оборонительных сооружениях французов и добился значительных успехов, купив у ряда предателей военные секреты. Целенаправленная работа немецкой разведки, можно сказать, «родила случай». В Берлине к военным немецким разведчикам сам обратился хозяин одной из французских частных строительных фирм с предложением за приличное вознаграждение продать секреты «линии Мажино». Он некачественно вёл работы и, опасаясь уголовного преследования со стороны правительства за ненадлежащее выполнение подряда, сбежал в Швейцарию. Там ему один знакомый посоветовал поехать в Берлин и предложить свои услуги немцам: он тоже имел с ними дело и остался доволен полученной суммой. Абвер перепроверил сообщённые дельцом сведения и, получив их подтверждение, купил у него секреты.

Очень активно работал абвер и на ниве промышленного шпионажа, добывая для крупных немецких концернов и промышленников сведения об их французских конкурентах, в частности, по производствам в области оптики и точной механики. Чем всё закончилось, хорошо известно — блицкригом нацистского Генерального штаба.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы