100 великих тайн Второй мировой

Николай Николаевич Непомнящий

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕРТВА ВТОРОЙ МИРОВОЙ

Ночью 13 июня 1945 года в Японском море был торпедирован и затонул самый большой советский транспортный пароход «Трансбалт». Он шёл из Сиэтла (США) курсом на Владивосток с грузом ленд-лиза.

«Трансбалт» имел весьма почтенный возраст. Построенный в Германии на Гамбургских верфях в 1899 году, он назывался «Белгравия». В 1905 году пароход был куплен морским ведомством царской России, назван «Рига» и включён в состав Балтийского флота в качестве учебного судна. В 1909 году переформирован в военный транспорт, а в 1914 году — в госпитальное судно. Он был участником Первой мировой войны и Февральской революции, 25 октября 1917 года перешёл на сторону советской власти. 12 апреля 1918 года «Рига» была интернирована в Гельсингфорсе, но в мае того же года вернулась в Кронштадт. 11 сентября 1918 года судно передали госпитальному флоту Красного Креста, и, судя по всему, тогда же оно получило своё третье и последнее название «Трансбалт».

1 октября 1919 года пароход был вновь включён в состав военного флота, а 29 ноября 1921 года передан в гражданский транспортный флот, принадлежавший Трансбалту. В 1930-е годы входил в состав Черноморского пароходства, в 1939 году пришёл во Владивосток и остался в Дальневосточном пароходстве, — рассказывает историк флота и журналист В. Лукницкий. — Работал на магаданской линии. Погрузка крупнотоннажных судов в те годы занимала много дней, бывало до месяца. Но «Трансбалт» считался образцово-показательным судном, а для Дальстроя (Управления северо-восточных лагерей ГУЛАГа) организационных проблем практически не существовало. 10 000 тонн муки грузили 4–5 суток зеки под духовой оркестр, круглосуточно в 3 смены.

В начале января 1941 года «Трансбалт» отправился на капитальный ремонт в Сан-Франциско, а в ноябре возвратился во Владивосток с 10 000 тонн авиационного бензина в бочках. Во втором военном рейсе в Америку из Владивостока зашли в Магадан, где в твиндек (помещение между двумя палубами) погрузили штабелями ящики. Происходило это ночью, под охраной. В Сан-Франциско пришли днём, но выгружались ночью. На причал въехала бронированная машина в сопровождении полицейских на мотоциклах, ящики перегрузили в неё и увезли. Тогда, вспоминал рулевой Хоценко, члены экипажа и поняли, что привезли золото.

В другой раз золото в Америку «Трансбалт» вёз из Владивостока в 1944 году. В третьем и всех последующих рейсах капитаном плавал Илья Гаврилович Гаврилов. На пути из Америки в конце февраля 1945 года в Беринговом море судно попало в жестокий шторм. В левом борту появилась трещина. Её стянули буксирными канатами, дошли до Петропавловска. Там оставили груз и после ремонта снова пошли в Сиэтл. В мае 1945 года «Трансбалт» стоял под погрузкой в порту Такома, утром 9 мая перешвартовался в Сиэтл, где и принял официальное сообщение о капитуляции Германии.

Через несколько дней пароход снялся в рейс. Он вёз рельсы, муку и автомобили. Всего 9800 тонн. Экипаж составлял 99 человек.

Пролив Лаперуза прошли 12 июня вечером. Лёша Пугач стоял вахту на мостике с 20 до 0 часов. Он вспоминает: «Видимость была отличная». Капитан отдал распоряжение: «Надо проскочить до захода солнца».

Уже когда прошли пролив Лаперуза, увидели, как курс «Трансбалта» пересекли три подводные лодки в надводном положении. В Японском море в светлое время суток так могли идти только сами японцы. До Владивостока по прямой 400 миль, 36 часов хода.

В 3.30 утра Володя Панков, кочегар 2-го класса, пошёл будить сменщиков. Кочегары этой смены жили в носовой части судна. Заглянул в 12-ю каюту: «Вставайте, пора!», и только закрыл дверь — удар! Ему показалось, пароход заскакал, подумал: «Ударились о скалу, что ли?» Шагнул к соседней каюте кочегаров, и тут — второй удар! Посыпались колпаки от ламп в коридоре, запахло взрывчаткой, понял: «Трансбалт» торпедирован!..

* * *

Операция «Барни» получила своё название по имени её разработчика — штабного офицера, который выполнил поручение командующего подводными силами США на Тихом океане вице-адмирала Чарлза Локвуда.

Идея состояла в том, чтобы, используя сонары ГМ — гидролокаторы, поступившие на вооружение американских подводных лодок, группе субмарин пройти в Японское море.

Цель операции — отрезать Японию от снабжения с материка.

Предварительно Локвуд послал две подводные лодки прозондировать минные поля в Восточно-Китайском море и Цусимском проливе, через который планировалось войти и проверить сонары ГМ в реальной обстановке. Они выполнили задание — перехватили конвой, шедший к югу от Японии.

Наконец, Локвуд назначил девять оборудованных сонарами субмарин для отправки в рейд по тылам противника. Группа с кодовым названием «Хелл кэтс» («Адские кошки») была разделена на три группы, по три подводных лодки в каждой. Советский подводник контр-адмирал Родионов в предисловии к русскому изданию книги «Морские дьяволы», написанной Локвудом и Адамсом, сравнивает эти волчьи стаи с немецкими, которые насчитывали до тридцати подводных лодок. Американцы же группами по три лодки вошли в Японское море и общей группой проследовали через пролив Лаперуза. В рейде каждая лодка действовала самостоятельно и независимо. «Спейдфиш» прошла через минные поля в Цусимском проливе 4 июня в первой группе субмарин.

Дальнейшее описание рейда «Спейдфиш» сделано на основании отчёта её командира Гермерсхаузена.

От Цусимского пролива «Спейдфиш» двигалась в северо-восточном направлении, всплывая ночью и погружаясь днём, не атакуя встреченные цели, должно быть, из тактических соображений.

С 10 по 13 апреля лодка провела пять торпедных атак, потопила 3 средних транспорта, а утром 12 июня Гермерсхаузен расстрелял из пушек и потопил 4 японских рыбацких судёнышка.

В полночь 12 июня «Спейдфиш» находилась напротив пролива Лаперуза, западнее мыса Крильон.

1 час 01 мин. Начали подходить к движущейся цели. Выстрелили двумя носовыми торпедами в правый бок цели с расстояния 1300 ярдов.

1 час 34 мин. Обе торпеды попали в цель. Взрыв от первого попадания был виден, оба слышны, оба видны на радаре. Огонь вели по радарным пеленгам. Продолжали прокладку атакованного судна, которое постепенно теряло ход до полной остановки.

1 час 52 мин. Цель затонула. До неё 5000 ярдов. Вероятность российской принадлежности этого судна была проверена сближением на расстоянии 1100 ярдов. Из отчёта Гермерсхаузена: «Ночь была туманной… Цель не была видна с расстояния 1300 ярдов, с которого произведён по торпедным пеленгам торпедный залп, но и приблизившись на расстояние 1100 ярдов, никаких огней не увидел».

Капитан «Трансбалта» скомандовал радисту дать SOS, кричит: «Нас торпедировали, шлюпки на воду!» Радист Кучинский успел отбить SOS на аварийном передатчике. Капитан Гаврилов оставался на судне до конца. Говорили, плавать он не умеет. Прыгать в воду ему не пришлось: пароход погружался быстро, и вода подступала сама. Илья Гаврилович стал тонуть. Его спас второй механик Коновец. Он помог доплыть до спасательного плотика и взобраться на него. С плота их вскоре сняли в шлюпку. Вдруг раздался страшный грохот — «Трансбалт» разломился. Корма уходила под воду, нос задрался и почти вертикально скрылся под водой. С момента торпедирования, считают потерпевшие, прошло не более 10 минут.

До рассвета все четыре шлюпки собрались над местом, где исчезло их судно. Устроили перекличку по судовой роли. Недосчитались пятерых. Сначала пытались грести к своему берегу, до которого было 120 миль. Другие утверждали, что капитан сказал идти к проливу Лаперуза, до него 70 миль, там была большая вероятность встретить советские суда. С парусами управлялись по-разному, и поэтому шлюпочная флотилия разделилась на две. С двух шлюпок увидели на берегу огни Сахалина, стали жечь фальшфейеры. Вскоре подошло рыбацкое судёнышко кавасаки — парусно-моторный бот, взяло обе шлюпки на буксир и всю ночь и ещё полдня тащило их до японского порта Хонто на Сахалине.

Другие две шлюпки шли под парусами до темноты. Когда стемнело, убрали паруса и дрейфовали до утра. К полудню открылся скалистый островок в проливе Лаперуза. Днём увидели: из Японского моря, то есть из Владивостока или Магадана, идёт пароход типа «Либерти», расстояние до него мили две. Стали сигналить ему ракетами, фальшфейерами — всем, что было. Но пароход не остановился и ушёл в Охотское море.

Ближе к вечеру от Хоккайдо подошли два японских тральщика и эсминец. Моряки затопили все журналы и документы, кроме морских паспортов. Тральщики подвели шлюпки к эсминцу. Две наши шлюпки рядышком идут, капитан говорит: «Если туда будут предлагать подняться, на палубу эсминца — ни один человек! У нас своя палуба». Эти две шлюпки притащили на буксире в порт Вакканай на Хоккайдо на следующее утро, 15 июня. В них было 44 человека. В Хонто предыдущим днём попали 50 человек из экипажа. Разговоры о том, кто потопил судно, капитан запретил. Все были уверены, что это сделали японцы. 30 июня, на 18-й день после гибели «Трансбалта», за моряками пришёл пароход «Хабаровск» и 3 июля доставил их во Владивосток.

В ночь на 13 июня после торпедирования «Трансбалта» Гермерсхаузен имел на экране радара ещё одну цель. Сблизившись с нею, с расстояния 8000 ярдов он разглядел опознавательные огни русского судна. Атаку отменили.

14 июня в 2 часа состоялся сеанс связи с командиром группы Эрлом Хайдеманом. Гермерсхаузен доложил свои результаты. 7-ю торпедную атаку провели утром, находясь на перископной глубине.

7 час. 15 мин. Выпустили одну торпеду с расстояния 1800 ярдов. Торпедируемое судно осело в воду.

Дальше «Спейдфиш» повернула к югу, продолжая двигаться вдоль сахалинского берега. Через два часа в перископ увидели Хонто. По судовому времени погибшего «Трансбалта» было 11 часов. Первые две шлюпки прибыли в Хонто в 14 часов. «Спейдфиш» двигалась им навстречу. На счастье, они и тащившие их кавасаки на экран локатора субмарины не попали.

14, 15, 16 июня «Спейдфиш» двигалась к югу. 17 июня подводная лодка произвела 8-ю торпедную атаку, в результате чего было потоплено судно.

23 июня «Спейдфиш» находилась совсем рядом с тем местом, где был торпедирован «Трансбалт». В этом районе собралось 8 подводных лодок — одна погибла во время рейда. Всей группой, не замеченные японцами, они 25 июня вышли из Японского моря через пролив Лаперуза. 4 июля «Спейдфиш» благополучно возвратилась на свою базу.

Общие результаты рейда оцениваются словами — одна из самых успешных подводных операций Второй мировой войны. Адмирал Честер Нимиц подвёл итоги операции «Барни»: уничтожено 28 японских кораблей и судов, в том числе одна подводная лодка.



Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы