100 великих тайн Второй мировой

Николай Николаевич Непомнящий

<< Назад | Содержание | Дальше >>

КАК ИЗ ПАУЛЮСА ВЛАСОВА ДЕЛАЛИ (По материалам газеты «Совершенно секретно»)

Вскоре после окончания Сталинградской битвы Лаврентий Берия получил согласие Сталина на проведение комплекса мероприятий по разложению войск противника.

12 июля 1943 года после тщательного отбора основных действующих лиц в Красногорском лагере № 27 состоялась конференция немецких военнопленных, на которой был избран Национальный комитет «Свободная Германия». В его состав вошло 13 немецких политэмигрантов и 25 военнопленных — солдаты, унтер-офицеры и офицеры в чине не выше майора.

Однако в международной прессе заговорили о неавторитетности и малой значимости движения «Свободная Германия». После этого советское руководство принимает решение создать «Союз немецких офицеров», в состав которого вовлечь пленных офицеров и генералов. Подобрали руководителей — генерала артиллерии Вальтера фон Зейдлица, генерал-майора Отто Корфеса и Мартина Латтмана. Организационное собрание наметили на 1 сентября 1943 года. Однако утром этого дня 17 пленных генералов и полковник из лагеря № 48 направили советскому руководству протест: «…То, что делают офицеры и генералы, принадлежащие к „Союзу“, является государственной изменой. Мы глубоко сожалеем, что они пошли по этому пути, больше не считаем своими товарищами и решительно отрекаемся от них».

Фельдмаршала Паулюса, которого сочли зачинщиком этой акции, тут же вывезли на подмосковный объект НКВД. После длительной обработки, в которой, кроме оперативных сотрудников НКВД, участвовали генералы Зейдлиц, Корфес и Латтман и полковник ван Гоовен, Паулюс пообещал, что генералы отзовут своё заявление. Перспектива попасть на Лубянку его не устраивала. Но и принять участие в движении «Свободная Германия» он отказался категорически.

Организационное собрание «Союза немецких офицеров» без особых помех состоялось 11 и 12 сентября 1943 года на объекте НКВД СССР № 15-В в подмосковном посёлке Лунёво. Президентом «Союза» стал генерал фон Зейдлиц. Буквально через неделю он предложил советскому руководству создать из военнопленных «Немецкую освободительную армию» в составе трёх армейских корпусов с артиллерией и авиацией, которая воевала бы против Гитлера. Но замысел этот не осуществился.

Руководство НКВД СССР, недовольное Паулюсом, вернуло его в генеральский лагерь № 48. Сопровождающий, начальник управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных (УПВИ) генерал-майор Иван Петров, как бы между прочим предложил фельдмаршалу осведомлять НКВД о настроениях немецких генералов. Паулюс отказался, но дал слово соблюдать дружественный нейтралитет.

20 июля 1944 года полковник граф Клаус Шенк фон Штауффенберг подложил взрывное устройство в бункере Гитлера. Оно, равно как и разгром немецких войск в Белоруссии, придало новый импульс этой работе.

27 июля 1944 года начальник оперативно-чекистского отдела полковник Швец направил Берии и Круглову сообщение о приёме из Бутырской тюрьмы шести пленных немецких генералов — генерала пехоты Гольвитцера, генерал-лейтенантов Бёме, Гейне и Гитгера, генерал-майоров Михаэлиса и Конради. Из СМЕРШа был доставлен генерал-лейтенант Гофмейстер, а из Минска в лазарет лагеря № 27 — генерал-лейтенант Окснер.

Для работы с Паулюсом были привлечены генералы Гольвитцер и Гофмейстер.

«В беседе с Гольвитцером и Гофмейстером, происходившей сперва отдельно, а потом вместе с фон Зейдлицем, установлено, что оба они настроены резко антигитлеровски и могут быть использованы для антифашистских выступлений и работы по разложению немецкой армии. Более активным является Гофмейстер, менее активно проявляет себя и боится за судьбу своей семьи Гольвитцер. К работе с Паулюсом они будут привлечены после нашей подготовки их и работы с ними генералов из Офицерского союза».

Позднее в спецдонесении на имя Берии и Круглова Швец сообщил, что для работы с Паулюсом намечено привлечь генералов Фёлькерса, Мюллера и барона фон Лютцова, прибывших из Бутырки. Мюллеру в Озёрах была организована встреча с Паулюсом. Но Паулюс нужной политической активности не проявлял.

Однако «24 июля с.г. нами совместно с генералами из Офицерского союза — фон Зейдлицем, фон Ленски и Латтманом — вовлечён в „Союз немецких офицеров“ адъютант и личный друг Паулюса — полковник Адам. 26 июля полковник Адам в присутствии фон Зейдлица заявил Паулюсу о своём вступлении в Офицерский союз. Это заявление Адама Паулюс принял спокойно: „Я вас понимаю, полковник, но что касается меня, то я хочу получить ясное представление об обстановке“.

В тот же день Паулюсу было вручено обращение 16 военнопленных генералов, которое произвело на него сильное впечатление. В беседе с нами Паулюс просил дать ему возможность беседовать с этими генералами, указав при этом, что подписавшего заявление генерала Мюллера он знает лично».

Следующее сообщение датировано 1 августа 1944 года.

«По военной обстановке Паулюс верит в то, что Гитлеру удастся восстановить положение на Восточном фронте и добиться приемлемых для Германии условий мира. Обращение 16 немецких генералов Паулюс рассматривает как удар в спину германской армии и объясняет его тем, что генералы подписали его под сильным впечатлением поражения».

Ссылаясь, как обычно, на своё положение военнопленного, Паулюс продолжал отказываться от активного выступления против Гитлера. Конкретную работу с Паулюсом проводил оперуполномоченный УПВИ, австрийский коммунист Вольф Штерн. Звания он не имел, но именовал себя майором. 2 августа 1944 года он направил полковнику Швецу докладную записку: «Паулюс сказал, что метод беспрерывного нажима, применяемый в отношении к нему, вызывает только упрямство и он под таким ежедневным нажимом не может прийти к решению. Предложения, которые ему делал генерал Петров, для него неприемлемы. Единственный вопрос, над которым он хочет подумать, — это вопрос его участия в органах самоуправления на освобождённой территории Германии… Я сказал ему, что выступление 17 генералов даёт нам право требовать от него определённую позицию — считает ли он себя маршалом немецкого народа или маршалом Гитлера, ибо как с маршалом Гитлера мы имеем право расправиться с ним политически, т. е. представить его перед миром как врага будущей демократической Германии, который должен разделить судьбу гитлеровской клики».

В тот же день начальник Оперативного отдела УПВИ полковник Швец направил специальное сообщение, адресованное заместителю Берии — Василию Чернышёву: «3 августа с.г. после настойчивой постановки нами вопроса об изменении занимаемой позиции Паулюс заявил, что в результате бесед с ним, а также под влиянием изменившейся обстановки и его переговоров с генералом Мюллером он серьёзно настроен пересмотреть своё отношение к публичному выступлению против гитлеризма, но ищет удобную форму, которая не была бы истолкована в Германии как „удар в спину германской армии“… Паулюс высказал желание не связывать своё выступление с партийными организациями, исходя из того, что он хотел бы, чтобы немецкая общественность рассматривала его как в своё время Гинденбурга».

Принципиальное согласие фельдмаршала было получено. Всё остальное, как говорится, дело техники, и 9 августа 1944 года генерал-лейтенант Петров и полковник Швец направили рапорт: «В соответствии с вашими указаниями нами проведена агентурно-оперативная работа с военнопленным немецким фельдмаршалом Паулюсом Фридрихом. В результате этой работы Паулюс 8 августа с.г. дал согласие открыто выступить против Гитлера с призывом к немецкому народу и опубликовать в печати представляемое при сём обращение…»

Текст обращения Паулюса был заготовлен заранее. В первом варианте — три страницы машинописного текста через полтора интервала, в преамбуле говорилось: «Находящийся в русском плену генерал-фельдмаршал Паулюс передал Президенту „Союза немецких офицеров“ генералу артиллерии фон Зейдлицу и другим генералам офицерского союза следующее заявление…» Позже эти слова нигде не приводились. Да и представленный Сталину текст обращения был сокращён вдвое. Видимо, все, кто имел отношение к составлению этого документа, согласились, что краткость — сестра таланта…

16 августа 1944 года руководство НКВД СССР направило Сталину наградной лист, в котором предлагалось наградить старшего оперуполномоченного Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных Вольфа Соломоновича Штерна орденом «Знак Почёта» за конкретную работу по вербовке фельдмаршала.

Генерал-фельдмаршал так и не стал маршалом немецкого народа. Из политических соображений его долго не выпускали из СССР. Он жил на даче в Томилине, его обслуживали повар и камердинер из числа немецких военнопленных. Паулюс много читал, писал акварели, которые раздаривал навещавшим его генералам из НКВД, посещал выставки, театры и концерты. Ежегодно писал обращения к Сталину, в которых просил как можно скорее репатриировать его на родину, соглашаясь на проживание в советской зоне оккупации и на любую работу.

В 1953 году Паулюс был репатриирован и определён на жительство в Дрездене на положении пенсионера. Иногда его приглашали выступить в Военной академии ГДР. Скончался он в 1957 году.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы