100 великих тайн Второй мировой

Николай Николаевич Непомнящий

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ПОСМЕРТНАЯ ОДИССЕЯ МАРТИНА БОРМАНА (По материалам Д. Прохорова)

Из всех главных фигур фашистской Германии самой загадочной считается рейхсляйтер Мартин Борман — начальник Партийной канцелярии. В отличие от Геринга, Геббельса и самого фюрера он старался держаться в тени. Но фактически Борман был вторым человеком в рейхе, и от него во многом зависело, какое решение примет Гитлер по тому или иному вопросу.

Днём 30 апреля 1945 года Гитлер покончил жизнь самоубийством. В его политическом завещании новым главой правительства Германии был назван гросс-адмирал Карл Дёниц — командующий военно-морским флотом рейха. Борман, занявший в новом правительстве пост министра по делам партии, известил Дёница об этом телеграммой, отправленной 30 апреля в 18.30. А 1 мая в 7.40 утра Дёниц получил ещё одну телеграмму, подписанную Борманом: «Завещание вступило в силу. Я прибуду к вам так скоро, как возможно. До этого, по-моему, ничего не следует публиковать». Вторая депеша, полученная Дёницем в тот же день в 14.46, извещала его: «Рейхсляйтер Борман прибудет к вам уже сегодня, чтобы объяснить обстановку».

Из этого следует, что Борман оставаться в Берлине не собирался. Но для того чтобы покинуть столицу рейха, ему было необходимо прорваться через боевые порядки частей Красной армии, ведущей бои на улицах города. К вечеру 1 мая, когда Борман и другие приближённые Гитлера, находившиеся в имперской канцелярии, решили выходить из окружения, на юге находились части 8-й гвардейской армии генерал-полковника Чуйкова, которые 1 мая вышли на рубеж Лейпцигерштрассе — южная окраина Тиргартена. Это означало, что они находились всего в 150–200 метрах от имперской канцелярии. С севера и востока наступали части 5-й армии генерала Берзарина, которые вели бои на Унтер-ден-Линден и северо-восточнее моста Вейдендаммербрюкке. А 3-я ударная армия генерал-полковника Кузнецова уже взяла Рейхстаг, тем самым практически замкнув кольцо окружения вокруг цитадели фашизма.

Собравшиеся в канцелярии, в том числе Борман, имперский руководитель молодёжи Аксман, адъютант Гитлера Гюнше, шофёр Кемпка, личный пилот фюрера Баур и другие решили прорываться в северном направлении, которое казалось наиболее перспективным. Группа прорыва была довольно значительной — около 400 человек. В неё входили солдаты и офицеры дивизии СС «Нордланд», остатки так называемой боевой группы «Беренфенгер», подразделения авиаполевой дивизии, принимавшей участие в обороне имперской канцелярии, и даже несколько испанцев из так называемой «Голубой дивизии».

В ночь с 1 на 2 мая группа покинула здание канцелярии и начала движение на север к реке Шпрее. Но на самом берегу она попала под ураганный огонь советских танков и артиллерии и фактически распалась, после чего каждый стал действовать в одиночку.

Аксману и Кемпке удалось вырваться из Берлина. Гюнше и Баур попали в плен. Но о судьбе Бормана, одетого в тот день в форму обергруппенфюрера СС, никто из них точно рассказать ничего не мог. Так, Аксман сообщил, что видел Бормана раненым около танка, затем расстался с ним, а после окончания боёв от кого-то слышал, что труп Бормана видели на Инвалиденштрассе. В другой раз Аксман сообщил, что Борман якобы был убит на западной окраине Берлина на мосту в Пихельсдорфе. А в третий раз всё тот же Аксман утверждал, что после взрыва танка Борман выжил и направился к мосту Инвалиденбрюкке, где и был убит. Шофёр Гитлера Кемпка на допросе в Нюрнберге 3 июля 1946 года показал, что Борман был убит близ моста Вейдендаммербрюкке. Гюнше утверждал, что Борман погиб около моста Вейдендаммербрюкке, когда пытался влезть в танк. Личный пилот Гитлера Баур в разное время давал противоречивые показания: в 1955 году он заявил, что Борман погиб при выходе из Берлина, а в 1962-м утверждал, что местом гибели Бормана была улица Цигельштрассе около Вейдендаммербрюкке.

Из столь противоречивой информации установить точно, погиб ли Борман в ночь с 1 на 2 мая 1945 года или нет, невозможно. Поэтому Нюрнбергский трибунал 1 октября 1946 года приговорил Мартина Бормана к смертной казни через повешение заочно.

Однако в том же 1946 году появились сообщения о том, что Борман жив. Причём их было так много, что в 1949 году дело разбирала палата по денацификации в Траунштейне (Верхняя Бавария), которая признала второго человека рейха пропавшим без вести, но подлежащим включению в категорию главных виновников.

С этого времени версий об удачном бегстве Бормана из Берлина и его дальнейшей судьбе появилось огромное множество. Остановимся только на некоторых. Так, в 1951 году бывший депутат немецкого рейхстага от партии центра Пауль Хесслейн заявил, что видел Бормана близ города Льифен в Чили. Он также сообщил, что наци номер два проживал в этой латиноамериканской стране под псевдонимом Хуан Гомес, но теперь находится в Европе, в Испании.

В 1961 году шлезвиг-гольштейнская прокуратура (ФРГ) получила письмо бывшего штандартенфюрера СС Лейхтенберга, в котором сообщалось, что в июне 1945 года Борман вместе с лидером бельгийских фашистов Леоном Дегреллем тайно перебрался из Баварии в Шлезвиг-Гольштейн, после чего они оба бежали в Испанию.

В 1962 году бывший испанский дипломат, пресс-атташе в Лондоне Анхель Алькасар де Веласко сообщил журналистам, что принимал участие в переправке в 1947 году Эйхмана и в 1946 году Бормана из Испании в Латинскую Америку. По его словам, в 1945 году Борман прибыл в Испанию, а в мае 1946 года отплыл в Аргентину. Позднее Борман сделал себе пластическую операцию, что позволило ему посещать Европу. А в 1958 году Веласко видел Бормана в Аргентине.

Всё это время прокуратура земли Гессен (ФРГ) продолжала следствие по делу Бормана, занимаясь опросом свидетелей и лиц, которые якобы видели его после войны. В связи с этим в 1963 году генеральный прокурор Бауэр заявил журналистам, что прокуратурой собран целый ряд данных, свидетельствующих о том, что Борман жив. Однако в 1972 году во время строительных работ в Берлине были найдены останки человека в солдатской шинели. Обнаруженный скелет имел большое антропологическое сходство с физическими параметрами Бормана.

Экспертная комиссия, изучавшая их, пришла к выводу, что они действительно принадлежат Борману. Это подтвердил и Эхтман, бывший зубной врач Бормана, который опознал зубной протез, сделанный им для рейхсляйтера. Как сообщила комиссия, Борман покончил жизнь самоубийством: в ротовой полости найденного черепа были обнаружены следы цианистого калия. На основании этого заключения в 1973 году суд ФРГ вынес вердикт: Мартин Борман мёртв и умер он 2 мая 1945 года.

Впрочем, даже заключение суда не остановило появление новых предположений о том, что Борман жив. Среди них выделяется версия некоего Бориса Тартаковского, выпустившего в 1992 году в Москве брошюру «Мартин Борман — агент советской разведки». Автор утверждает, что в первой половине 1920-х годов начальник советской военной разведки Берзин попросил лидера немецких коммунистов Тельмана подобрать подходящего товарища для внедрения в окружение Гитлера. Тельман просьбу выполнил, и через некоторое время в Ленинград из Германии приехал немецкий коммунист Карл. После основательной спецподготовки Карл получил задание в течение 3–4 лет внедриться в окружение Гитлера. Задание было настолько секретным, что настоящее имя Карла — Мартин Борман — знали только Берзин, Тельман и руководящие сотрудники ОГПУ-НКВД Артузов и Пиляр.

2 мая 1945 года, оставшись в бункере рейхсканцелярии, он передал по рации следующее сообщение: «Прошу помощи. Нахожусь в западной стороне рейхсканцелярии. Ближайший вход северный. Движение по коридору на восток. Помещение 114». В 14 часов 2 мая к рейхсканцелярии подошли танки под командованием генерала Серова. Они окружили указанный вход, и через 30 минут Серов в сопровождении автоматчиков вывел человека с синими мешком на голове. Этим человеком был Борман. В дальнейшем он жил в СССР, где передал известную ему сверхсекретную информацию советскому руководству. Умер Борман в 1972 году и похоронен на старинном кладбище в Лефортово. Разумеется, никаких доказательств в пользу своей версии Тартаковский не приводит.

А в 1993 году появилась другая версия смерти Бормана, на этот раз — в Латинской Америке. Её автором стал директор парагвайской газеты «Нотисиас» Нестор Лопес Морейра, в руки которого попал найденный в архивах бывшего парагвайского диктатора Стресснера документ, датированный 1961 годом. Этот рапорт, написанный начальником отдела внешних сношений МВД Парагвая Педро Прокопчуком и адресованный техническому отделу МВД. В нём говорится, что Мартин Борман прибыл в Парагвай в 1956 году и проживал в местечке Хоэннау департамента Итапуа, что находится в 350 километрах к югу от Асунсьона, в доме некого Альбана Круга. 15 февраля 1959 года он умер от рака желудка в доме Вернера Юнга, генерального консула Парагвая в ФРГ, и два дня спустя был похоронен на кладбище посёлка Ита в 35 километрах от столицы. Впрочем, как и Тартаковский, Морейра не приводит ни каких доказательств, кроме копии рапорта Прокопчука.

В 1996 году на страницах аргентинской газеты «Маньяна дель сур», издаваемой в городке Барилоче, появилось сообщение о том, что Борман на самом деле умер в Аргентине от банального гепатита. В качестве доказательства в газете была опубликована фотокопия паспорта на имя гражданина Уругвая Рикардо Бауэра, под которым, оказывается, и жил всё это время Борман. Этот документ, как пояснили журналисты газеты, принёс в редакцию «человек немецкого происхождения, проживающий в Чили». Он будто бы купил в Чили дом у того самого Бауэра, а потом на ферме нашёл и паспорт, выданный в 1948 году консульством Уругвая в Генуе. При этом «человек немецкого происхождения», пожелавший остаться неизвестным, уверенно заявил, что Борман — Бауэр прожил в Чили более 25 лет, а перед самой смертью перебрался в Аргентину.

Устав от подобных сенсаций, семья Бормана, проживающая в Мюнхене, решила раз и навсегда положить этому конец. В апреле 1998 года они обратились в прокуратуру Франкфурта-на-Майне, которая является юридическим владельцем останков, найденных в 1972 году, с просьбой провести генетическую экспертизу и установить, действительно ли они принадлежат Мартину Борману. Прокуратура дала согласие. Экспертиза включала и так называемый ДНК-анализ. В результате в начале мая 1998 года авторитетными специалистами было точно установлено, что найденные в 1972 году в Берлине останки действительно принадлежат Мартину Борману, погибшему 2 мая 1945 года. Его смерть наступила в результате отравления цианистым калием, который он, вероятно, принял, когда понял, что прорваться сквозь боевые порядки советских войск ему не удастся.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы