100 великих тайн Второй мировой

Николай Николаевич Непомнящий

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ВАЛЛЕНБЕРГ БЫЛ ДВОЙНЫМ АГЕНТОМ?

Участь Рауля Валленберга представляет собой одну из загадок XX века. Этот человек спасал евреев в Венгрии, занятой немецкими войсками, снимал прямо с поезда, отвозившего их в Освенцим, оформляя им шведские паспорта. Он спас от гонений нацистов около десяти тысяч несчастных, сумел уговорить генерала СС и предотвратить погром в будапештском гетто, где проживало 70 000 евреев. После вступления в Будапешт Красной армии в январе 1945 года Рауль Валленберг отправился к советским войскам. С тех пор его никто не видел.

По утверждению Кремля, Рауль Валленберг умер от сердечного приступа в лубянской тюрьме, там сейчас находятся его документы и вещи: паспорт, записная книжка, портсигар. Узники ГУЛАГа утверждают, что они встречали Валленберга в концентрационных лагерях, а также во владимирской тюрьме.

Бывший заместитель начальника советской внешней разведки Павел Судоплатов, не так давно ушедший из жизни, заявил в 1994 году, что Рауль Валленберг являлся агентом, работавшим одновременно на американскую, британскую и немецкую разведки, и когда он отказался сотрудничать ещё и с советской стороной, то был убит инъекцией яда.

Так был ли этот добрый самаритянин, избавивший огромное количество людей от ужасной участи, шпионом, если же был, то на кого именно он работал и, собственно, зачем? «Шпигель» попробовал отыскать ответ в архивах и документах того времени, а также с помощью интервью со свидетелями того времени. В России расследование проводили публицист Лев Безыменский и его коллега Лев Елин, а в США — историк Эксел Фрон.

«Он всегда возил с собой в машине много денег и золота, забота о таком множестве людей влекут за собой крупные расходы, — рассказывает Томас Верес, бывший в то время фотографом Рауля Валленберга. — Однажды мы поехали на шоколадную фабрику, и Валленберг скупил прямо на месте все продукты, имевшиеся на складе — сахар, муку, шоколад, и заплатил за всё сразу же наличными».

Рауль Валленберг, секретарь шведского посольства, разместил пятнадцать тысяч своих подопечных в тридцати одном доме Будапешта, в больнице, в детских домах и приютах для престарелых. Все эти маленькие нейтральные островки охранялись шведским флагом и поддерживались на средства специального фонда — WRB. Красный Крест, религиозные организации и прежде всего еврейский комитет помощи «Джойнт» жертвовали деньги, и к концу войны сумма пожертвований достигала уже 40 миллионов долларов. WRB переводила деньги в Швецию и Швейцарию, где на эти деньги покупалось главным образом продовольствие для евреев. В Швеции эти деньги направлялись в банк «Энскильда», принадлежавший двум дядьям Валленберга, Маркусу и Якобу.

Шведское посольство в Будапеште было завалено письмами с просьбой выдать шведский паспорт, поток приходящих просить тоже не оскудевал. Чтобы справиться с тысячами отчаявшихся людей, был назначен даже дополнительный чиновник.

Как следует из рассекреченных американских архивов, 25 мая 1944 года американский министр иностранных дел Корделл Халл в телеграмме за номером 1010 просит посла в Швеции Хершела Джонсона обратиться к шведскому правительству с настоятельной просьбой «в гуманитарных целях предпринять необходимые шаги для максимального расширения штата сотрудников шведского посольства и консульства». 21 июля Джонсон называет Государственному департаменту США имя Рауля Валленберга и уже 26-го числа этого месяца Валленберг прибывает в Будапешт. Этим же днём заместитель начальника отдела разведки американского Управления стратегических служб — предшественницы ЦРУ — делает пометку в блокноте, что тесный контакт с WRB якобы установлен.

Валленберг располагал средствами WRB в 150 тысяч долларов, которые были размещены в банке Валленбергов, ему было предоставлено право пользоваться каналами связи американской разведки, а также список контактных лиц американской и британской разведки, с помощью которых он мог легко общаться с венгерскими и немецкими властями.

Фирма Валленбергов придерживалась известного экономического принципа разделения труда: Маркус сотрудничал с союзниками, Якоб занимался торговлей с нацистской Германией, что было чрезвычайно выгодно, сулило немалый барыш и для немцев. Банк «Энскильда» продавал стратегически важный материал: шарикоподшипники, сталь — как немцам, так и их противникам — русским, скрывал немецкое участие в шведских предприятиях, продавал на международном рынке вместе с концерном Отто Вольфа ценные бумаги, награбленные нацистами в Европе.

Якоб Валленберг занимался также и закулисной дипломатией, как и его земляк Биргер Далерус, который в 1935-м, будучи маклером Германа Геринга, хотел предотвратить войну. С 1934 года Якоб поддерживал отношения с участником сопротивления Карлом Гёрделером и передавал важные сведения от немецкого сопротивления британскому премьеру Черчиллю. Осенью 1943 года Якоб встретился с Гёрделером в Берлине, а в 1944 году сам Гиммлер пытается вступить в контакт с банкиром. Гёрделер, арестованный после известных событий 20 июля 1944 года, передавал «авансы» Гиммлера западным державам.

Гиммлер начал свою абсурдную игру. Чтобы обеспечить себе возможность вести переговоры с союзниками о сепаратном мире в качестве равноправного партнёра, он предложил сперва обменять миллион евреев на 100 тысяч грузовиков. Англичане были против сделки и эмиссара Гиммлера Бранда арестовали. Было запрошено согласие Москвы, и Москва, в равной степени мало заинтересованная в спасении жизни евреям, ответила в лице заместителя министра иностранных дел Вышинского: «Любое сотрудничество с врагом неприемлемо».

В декабре 1944 года в УСС пришли к выводу, что «секретарь посольства Рауль Валленберг встал под защиту немецкого СС». 8 мая 1945 года, спустя два месяца после ареста Валленберга, американский генерал Ки телеграфирует из Казерты, американского штаба армии в Италии, в американский МИД: «У русских, вполне возможно, есть веские доказательства сотрудничества Валленберга с нацистами». Может быть, Ки имел в виду слухи, распространяемые русскими, что Валленберг подделал документы для нацистских военных преступников и помог им бежать из Венгрии.

«В Венгрии Рауль Валленберг занимался по просьбе американского правительства сбором важной информации о военной деятельности нацистов и о близящемся конце войны. Валленберг как сторонний наблюдатель и источник информации во вражеском тылу был жизненно важен для нашего национального интереса закончить войну как можно более быстро и без потерь».

Когда русские уже стояли около венгерской столицы, Рауль Валленберг поехал под обстрелом на гору Буда, откуда он наблюдал позиции Красной армии и немцев, и дал задание своему фотографу Томасу Вересу фотографировать и те и другие. Верес: «Это был в высшей степени интересный спектакль, единственный в своём роде, дым, огонь: закат богов». Он снимал больше немецкие позиции, так как русские, находившиеся на расстоянии нескольких километров, было снимать затруднительно.

Советская разведка была тоже осведомлена о деятельности Валленберга, у русских было много наблюдателей в Будапеште с прямой курьерской и радиосвязью с Москвой.

Британское министерство иностранных дел подозревало Якоба Валленберга в том, что тот планирует новый плацдарм для проворачивания сделок в послевоенной Восточной Европе и именно для этого послал племянника в Будапешт. Кремль находился тогда в хороших отношениях с банкирами Валленбергами: в войне 1939 года СССР с Финляндией они выступали посредниками, в феврале 1944 года, когда Хельсинки хотели заключить сепаратный мир, Валленберги вместе с Коллонтай устраивали все конфиденциальные встречи. В Будапеште молодой Валленберг приобретает первейшее значение для Москвы.

Провалившаяся сделка Гиммлера нашла своё продолжение в меморандуме госдепартамента США, в котором говорилось, что гуманитарную акцию выкупа евреев у СС нужно продолжить в Швейцарии, где не было официальных представителей СССР, к тому же руководитель местного представительства УСС Аллен Даллес был опытнее в делах такого рода, чем стамбульские резиденты.

На стороне немцев выступал не одиозный Эйхман, а мало кому известный, общительный и радушный оберштурмбаннфюрер Курт Бехер. После передачи 318 евреев из Берген-Бельзена в Швейцарию он приезжает на встречу 31 августа с Сали Майер, уполномоченным еврейской организации помощи «Джойнт».

Через три дня Гиммлер запрещает депортацию будапештских евреев, уже подготовленную венгерским правительством. Бехер даёт обещание прекратить массовые убийства и приезжает в ноябре в Цюрих на переговоры с представителем WRB Розвеллом Макклелландом. Тот показывает ему документы, из которых следует, что на эту акцию были выделены деньги величиной в 20 миллионов швейцарских франков.

Гиммлер держит своё обещание и приостанавливает работу газовых камер в Освенциме. «Я немедленно запрещаю всякое уничтожение евреев и приказываю заботиться о больных и старых лицах». Вальтер Шелленберг, руководитель внешней разведки, берёт за спиной Гитлера дело в свои руки с целью создать возможность для переговоров Гиммлера и других представителей Третьего рейха с США. Так, к концу войны между Западом и Востоком развернулась борьба за установление связи с СС, причём обе стороны действовали через Валленберга.

На самом же деле Гиммлер зондировал почву в обоих направлениях. В августе он шлёт своё доверенное лицо Лангбена в Стокгольм, чтобы послать запрос в Москву о согласии Сталина заключить сепаратный мир с Германией.

Как показывают новые источники, Валленберг не боялся русских. Как докладывал политрук 151-й стрелковой дивизии Дмитренков, Валленберг сам перешёл к ним. Хотя это и противоречит мнению агента венгерской тайной полиции Кароли Ремения, расследовавшего впоследствии дело Валленберга и считавшего, что русские сами его разыскивали. Как рассказывал подчинённый Дмитренкова Яков Баллах, Валленберг сам пришёл к русским, два офицера обязали всех свидетелей к молчанию и увезли Валленберга со связанными ремнём руками. Заместитель министра обороны Булганин прислал телеграмму, что Валленберга хотят видеть в Москве.

Согласно регистрационной карте Валленберг считался арестованным с 19 января, а 6 февраля его доставили в московскую центральную тюрьму. Первые три недели в одной камере с ним находился немец Густав Рихтер, который вспоминал, что Валленберг был в хорошем настроении. Только гораздо позже Валленберг пишет письмо протеста Сталину, в котором, ссылаясь на свой дипломатический статус, требовал освобождения.

У Сталина была привычка размещать своих гостей в лубянской камере, чтобы проверить их благонадёжность и перепроверить их связи. В сорок пятом он подверг такой проверке многих своих зарубежных агентов, много сделавших для СССР. Поэтому надежда, что Валленберг оставался другом СССР, не исчезала.

Валленберга поместили в камеру номер 151 главной тюрьмы страны — на Лубянке. Яков Шевчук, сотрудник первого отдела четвёртого отделения третьего главного управления военной разведки НКВД СССР, подвергает в ночь с 7 на 8 февраля Валленберга первому допросу.

28 апреля его допрашивает начальник отделения майор Кузмишин, согласно тюремной книге далее следуют допросы 17 июля и 30 августа 1946 года в знаменитой московской тюрьме Лефортово, офицер Даниил Копелянский, который допрашивал Валленберга, ещё жив, но утверждает, что не помнит этого заключённого. Ремений придерживается мнения, что Валленберга мог допрашивать сам Берия.

Начиная с октября 1946 года дело ведётся лично министром госбезопасности Виктором Абакумовым, о ведении дела Абакумов докладывает непосредственно Сталину. Заместитель Абакумова Евгений Питовранов рассказывает, что Сталин говорил Абакумову: «Погодите немного, держите его в готовности. Может статься, что он нам ещё пригодится».

По свидетельству Питовранова, Сталин распорядился создать для гостя в Лубянке, куда его снова переводят, тепличные условия: высокие потолки, меблированные комнаты, еда из столовой для охранников, врачебный надзор, полный покой.

11 марта 1947 года Кузмишин в последний раз вызывает Валленберга на допрос. Лев Безыменский разыскал переводчика этого допроса, бывшего офицера КГБ. Нынешний пенсионер не хотел раскрывать своего имени. «Рауль Валленберг? Я видел его где-то за два месяца до его расстрела».

Подтверждение такому концу жизни Валленберга представил Владимир Крючков, бывший начальник КГБ, он заявил в узком кругу лиц, имена которых известны редакции: «Валленберг был двойным агентом. Он работал на нас, потом вышел на американцев. Когда мы узнали о его контактах, мы убрали его».

В московских архивах КГБ был найден доклад начальника медсанчасти Лубянки А. Л. Смальцова Абакумову от 17 июля 1947 года: «Этим я докладываю, что Вам известный заключённый Рауль Валленберг внезапно скончался сегодня ночью в своей камере, предположительно от сердечного инфаркта».

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы