Введение спиритуализм и материализм
Полтергейсты

Введение СПИРИТУАЛИЗМ И МАТЕРИАЛИЗМ

Содержание



В номере от 15 декабря 1900 года "Нувель Ревю" на первой странице под большой, бросающейся в глаза шапкой был опубликован мой ответ Камилю Сен-Сансу.

В наши дни разногласия и даже вражда между теми, кто верит в безграничные возможности человеческой души и в неразгаданность тайн психики, и теми, кто начисто отрицает подобные явления, продолжаются, нисколько не утратив своей остроты, несмотря на значительный прогресс в данной области знаний и многочисленные эксперементы, давшие весьма положительные, значительные результаты. Вот почему я считаю, что страницы, написанные мной уже довольно давно, могут быть помещены в качестве введения к данной книге, так как в них приводятся и сравниваются аргументы обоих противостоящих лагерей.

Мой друг Камиль Сен-Санс опубликовал тогда статью, посвященную изучению возможностей человеческого мозга и направленную против последователей теории существования человеческой души. Если вы сравните это письмо с письмами, опубликованными в книге "Смерть и ее тайна", то увидите, что в конце XIX века .мы с Сен-Сансом были еще довольно далеки друг от друга и не перешли на дружеское "ты", а прибегали к церемонному "вы". Однако, несмотря на все наши расхождения во взглядах, мы с течением времени все более и более сближались, и наша нежная дружба продолжалась до дня его кончины, то есть до 16 декабря 1921 года. Я считаю, что люди, занятые поисками Истины, могут уважать и любить друг друга, даже если взгляды их диаметрально противоположны, ибо настоящим ученым и исследователям свойственна терпимость. Поэтому я счел возможным поставить в качестве дисловия к данной книге статью, написанную в последнем году века минувшего, ибо она здесь вполне уместна. Пред- ' ставляю ее на ваш суд.

"Дорогой друг, Ваша в высшей степени ученая и написанная с превеликим изяществом статья в "Нувель ревю" только что попалась мне на глаза. С сожалением вынужден признать, что произошло это событие с некоторым опозданием, но, как вам известно, я больше времени "живу на небесах", чем обитаю на земле, но читал я ее с интересом и наслаждением, то есть испытывал почти те же чувства, что испытываю, когда слушаю одну из тех потрясающих, берущих в плен симфоний, секретом создания коих вы владеете, симфоний, в коих точный расчет и, не побоюсь этого слова в данном контексте, наука соперничают с искусством ради того, чтобы произвести на наши души и чувства наибольшее влияние и добиться наибольшего эффекта.

В своей статье Вы, как Вам кажется, попытались лишь затронуть интересующую Вас тему, однако же, в действительности, Вы приоткрыли перед нами завесу тайны и показали нам все ее глубины.

Вы абсолютно правы, когда утверждаете, что слова "спиритуализм" и "материализм" сегодня являются всего лишь словами, ибо сущность вещей и явлений остается нам по-прежнему недоступной, неведомой. Вы также абсолютно правы, когда утверждаете, что последние научные открытия заставляют нас поверить в то, что основой мира видимых явлений является мир невидимый, своеобразный субстрат.

Я сердечно благодарю Вас за то, что Вы упомянули в Вашей статье мой скромный вклад в дело исследова-g ния "Неведомого", но я хотел бы испросить Вашегоразрешения позволить мне уточнить кое-какие моменты, ибо я не во всем согласен с Вашим толкованием моих мыслей. Вам кажется, что на ход моих рассуждений оказала большое влияние этимология слова "психика". По Вашему мнению, факты, изложенные в моей книге, не позволяют признать существование человеческой души. Эти факты, чью подлинность и достоверность Вы, кстати, полностью признаете, по Вашему мнению, могут лишь привести к следующему выводу: -"Неведомая сила, рождающая мысли, может при определенных обстоятельствах вырываться за пределы бренного тела; человеческий мозг в некоторых случаях может оказывать определенное влияние на мозг другого человека; но из всего вышесказанного отнюдь не следует, что сила эта по природе своей духовна, бестелесна, нематериальна и не зависит от деятельности мозга".

Вот эту-то аргументацию я и хотел бы рассмотреть подробно, исследовать и препарировать. Возьмем какой-либо отдельный факт, если вы позволите, и внимательно его проанализируем.

Однажды в мой парижский кабинет вошла некая молодая дама и передала мне письменное описание событий, имевших место в ее жизни. Я приведу здесь ее рассказ, опустив все имена.

"В день, когда я познакомилась с мужчиной, которого впоследствии полюбила, мне было двадцать лет, ему - 32 года. Наша связь длилась около семи лет, и мы нежно любили друг друга. Но вот однажды мой возлюбленный не без боли и горечи сообщил мне, что плачевное состояние его финансов, вернее бедность и т.д. и т.п., принуждают его вступить в брак по расчету. Из путаных объяснений, произнесенных смущенным тоном, я поняла, нет, не поняла, а скорее почувствовала, что он хотел бы, чтобы наши отношения не прерывались.

Я быстро и решительно прекратила этот мучительный разговор и, несмотря на всю безмерность своего горя, не пожелала больше видеть неверного друга, ибо не хотела, да и не могла, делить с другой женщиной, да еще и по доброй воле, мужчину, которого я так сильно любила.

Позже я, как говорится, стороной или от третьих лиц узнала, что он женился и стал отцом. Спустя несколько net после того, как мой бывший возлюбленный вступил в брак, в апреле 1893 года, я както раз ночью явственно увидела, что в мою комнату проникла какая-то загадочная фигура. Это был человек, мужчина, довольно высокий, закутанный в белое покрывало, скрывавшее практически все тело и лицо. Я с ужасом наблюдала за тем, как таинственный чина приблизился к моей постели и склонился надо мной, а затем я ощутила, что его губы коснулись моих губ. О, что это были за губы! Никогда, никогда в жизни я не забуду чувство, которое испытала в тот момент! Я не ощущала ни движения, ни дыхания, ни плоти, ни тепла! Ничего! Только леденящий холод! Холод губ мертвеца! Но несмотря ни на что, все то время, пока длился этот долгий поцелуй, я испытывала неизъяснимое облегчение, даже блаженство... Во сне (или в бреду) в моем мозгу не всплыло имя моего давнего любовника, я не вспомнила его лицо... После пробуждения я почти не думала о странном сне. Вернее, я совсем забыла о нем, но вот около полудня, просматривая газету, я наткнулась на следующие строки: "Как нам сообщили из города X., там вчера состоялись похороны господина У." Далее шло перечисление всех мыслимых и немыслимых достоинств покойного, а заканчивалась заметка утверждением, что смерть наступила в результате брюшного тифа и общего ослабления организма от переутомления, вызванного излишним усердием, с коим покойный относился к своим обязанностям. И вот тогда я подумала: "Мой дорогой, мой незабвенный друг! Освободившись от земных уз и избавившись от светских условностей, ты пришел ко мне, чтобы сказать, что меня ты любил и продолжаешь любить после смерти. Я благодарю тебя и по-прежнему тебя люблю".

Мадемуазель Z.

Вот вам факт! Он таков, какой есть. Старая и очень удобная гипотеза о простой галлюцинации нас сегодня уже не удовлетворяет. Нам нужно найти какое-то объяснение тому, что появление загадочной фигуры в комнате молодой дамы по времени совпало со смертью ее бывшего возлюбленного.

Кстати, явления подобного рода столь многочисленны, что их нельзя объяснить случайными совпадениями, ибо между событиями четко прослеживаются причинно-следственные связи. Как люди, свободные от всяческих предрассудков и предубеждения, мы с вами можем допустить и каем, что мадемуазель Z. видела своего друга, ощущала его присутствие как раз в тот критический момент, когда он покидал этот мир и переходил в мир иной.

Можно привести десятки и сотни подобных примеров. Но мы с вами по-разному объясняем сие явление, ибо Вы видите в нем лишь проявление деятельности мозга умирающего, я же вижу деяние его души, своего рода психический, душевный акт.

Кстати, после того, как я выслушал рассказ дамы, нанесшей мне визит, я задал себе вопрос, не проглядывала ли она случайно газету накануне той памятной ночи, когда ей приснился столь знаменательный сон? Я спращивал себя, не могла ли она прочесть заметку и не обратить на нее особого внимания, а уже потом, во сне, оказаться во власти навеянных ею воспоминаний, мыслей и чувств, которые воплотились в видении, но молодая дама уверяла меня и в конце концов заставила поверить в то, что она прочла газету только утром, уже после того, как ей приснился вещий сон.

Итак, эту гипотезу следует отмести, и нам остается лишь признать, что в данном случае осуществилась связь двух человеческих существ.

Несомненно, определить, какое явление принадлежит сфере духа, души, мысли, а какое - сфере деятельности мозга, невероятно сложно, и мы в наших суждениях и оценках руководствуемся своими личными ощущениями и убеждениями, возникающими у нас в ходе исследований различных феноменов природы, а также в результате дискуссий по поводу этих феноменов. Однако не являются ли наши ощущения и убеждения главнейшими проявлениями движений наших душ и нашего разума? Но вернемся к рассматриваемому случаю с молодой дамой. Здесь мы можем выдвинуть две гипотезы: либо мужчина был уже мертв и осуществил контакт с возлюбленной из загробного мира, либо он, будучи еще живым, как раз в ту секунду, когда жизнь покидала его бренное тело, вдруг подумал о подруге своей грешной молодости. Быть может, его охватило раскаяние из-за того, .что он столь дурно поступил с той, которая его любила; быть может, он испытывал угрызения совести, а может быть, он даже питал надежду на дующую встречу там, за порогом смерти... Но его бывшая возлюбленная, находившаяся во власти дневных забот и хлопот, ничего в тот момент не почувствовала, и акт телепатической связи по этим причинам осуществился позже, в часы отдохновения и сна... Разумеется, мы не станем утверждать, что призрак умершего совершил путешествие из одного города в другой; нет, имела место передача мыслей на расстоянии, вещь вполне возможная в чисто физическом плане, ибо волны беспроволочного телеграфа - явление того же порядка. Расстояние между двумя пунктами, как сказала моя собеседница, составляло 100 километров, а для подобных явлений такое расстояние не преграда, его даже можно вообще не брать в расчет.

Контакт между двумя людьми, передача мыслей на расстоянии произошли в форме, описанной рассказчицей. Подобные случаи происходят довольно часто, и по мере того, как я изучал сии феноменальные явления, я постепенно приходил к выводу, что данная форма является наиболее распространенной и показательной. Рассмотрим, к примеру, еще один случай. Вот какое письмо я получил из России: "Проходя курс наук в Киевском университете, я, будучи уже женатым, отправился с женой на лето в деревню к моей сестре, жившей в имении неподалеку от Пскова. Когда мы возвращались в Киев через Москву, моя горячо любимая жена заболела инфлюэнцей и, несмотря на молодость, быстро теряла силы. Она таяла на глазах; затем у бедняжки остановилось сердце... Горе оглушило меня, тем более что произошло все столь стремительно и неожиданно, словно гром грянул с ясного неба... Я не буду даже пытаться вам описать, сколь глубоко было мое горе и сколь велико отчаяние. Но я хотел бы представить на ваше рассмотрение весьма удивительные факты, ибо испытываю, признаюсь, теперь, по прошествии времени, живейшее любопытство и желал бы найти объяснение тревожащей меня загадке.

Итак, факты таковы: мой отец в то время жил в Полтаве и не подозревал о болезни своей очаровательной и любимой невестки. Он знал только, что она находится вместе со мной в Москве. Каково же было его удивление, когда он, выходя из дому, вдруг шенно явственно увидел, что она идет бок о бок с ним. Видение было хотя и мимолетным, но настолько реальным, что отец мой, охваченный невыразимой тревогой, тотчас же отправил нам телеграмму, чтобы справиться о здоровье моей дорогой жены. Случилось это загадочное происшествие как раз в день ее кончины...

Я буду вам крайне признателен, если вы соблаговолите найти какое-то объяснение сему поразительному факту и сообщите его мне.

Венециан Билиловский, студент-медик, проживающий в доме N 21 по улице Никольской в Киеве".

Обратите внимание, дорогой друг, на то, что и в данном случае факт связи между двумя людьми имел место либо в момент смерти одного из них, либо даже после смерти. Не кажется ли Вам, что и здесь мы столкнулись с явлением, природа которого нематериальна и лежит в сфере духа и мысли? Само это явление не только подтверждает наличие у человека еще не изученных определенных качеств и способностей, но свидетельствует также о существовании какого-то неведомого науке бестелесного, бесплотного "существа" внутри человека, способного совершать некие действия. Как хотите, а я не могу видеть в подобных фактах только проявления анатомии, физиологии или органической химии.

Рассмотрим, с Вашего позволения, еще один случай, несколько отличный от двух предыдущих, но который также имеет отношение к телепатии.

Выслушаем внимательно рассказ героя, с коим приключилась весьма загадочная история: "В начале ноября 1869 года я покинул Перпиньян, город, в котором родился и вырос, чтобы продолжить изучение фармацевтики в Монпелье.

Семья наша состояла из пяти женщин: моей матушки и четырех сестер. Все они пребывали в полнейшем здравии и благополучии.

В конце ноября, 22 числа, моя сестра Элен, крепкая и жизнерадостная девица 18 лет от роду, самая младшая в семье и бывшая всеобщей любимицей, сила в гости своих подруг. Какое-то время они провели в нашем доме, а после обеда, часов около трех, в сопровождении матушки направились на прогулку в платановую аллею, излюбленное место отдыха жителей Перпиньяна. Погода стояла просто чудесная. Примерно через полчаса после того, как веселая компания покинула наш дом, моя сестра внезапно ощутила сильнейшее недомогание. "Матушка, меня бьет озноб, мне очень холодно и у меня страшно болит горло. Вернемся домой, потому что чувствую я себя очень плохо".

А ночью, вернее в 5 часов утра, моя дорогая сестрица испустила последний вздох на руках у матушки. Бедняжку буквально задушил дифтерит, с коим два врача не смогли справиться.

С первых часов болезни сестры матушка посылала мне телеграмму за телеграммой в Монлелье, извещая об обрушившемся на нас горе, а затем и о постигшей нас утрате, дабы я как единственный мужчина в семье смог присутствовать на похоронах. По роковому стечению обстоятельств, ни одно из этих печальных уведомлений не было мне вручено вовремя, о чем я скорблю до сих пор. Могу сказать только, что в ночь с 23 на 24 ноября я оказался во власти сильнейшей галлюцинации. Вернулся я в ту ночь домой поздно. У меня не было никаких дурных предчувствий, напротив, я пребывал в состоянии блаженства, ибо 22 и 23 числа я провел необыкновенно приятно на природе в обществе друзей. Я лег в постель совершенно довольным, в прекрасном расположении духа. Через пять минут я уже спал глубоким сном. И вот около 4 часов утра я то ли во сне, то ли наяву увидел, что передо мной возникло бледное, безжизненное, окровавленное лицо моей сестры Элен, и тишину ночи прорезал пронзительный жалобный крик, поразивший меня в самое сердце: "Что ты делаешь, мой дорогой Луи? Приди ко мне скорей! Приезжай!" Я спал тревожным, беспокойным сном, я и сам не знал, сплю я или брежу.

Во сне я будто бы вскочил в карету и принялся понукать скакунов, но, несмотря на нечеловеческие усилия, так и не сумел заставить их сдвинуться с места. И я продолжал видеть бледное, безжизненное, окровавленное лицо моей сестры, а в ушах у меня постоянно звучали ее слова, многократно повторяемые жалобным голосом: "Что ты делаешь, Луи? Приходи же ко мне, приходи!" Внезапно я очнулся ото сна: голова моя горела, словно огонь пожирал меня изнутри, лицо побагровело, в горле пересохло, дыхание было тяжелым и прерывистым, лоб покрыт испариной, а по спине и груди ручьями струился пот...

Я вскочил с постели и попытался взять себя в руки. Примерно через час, немного успокоившись и придя в себя, я вновь прилег, но так и не смог вновь обрести Х покой и безмятежность.

В II часов утра я пришел в дом, где столовался вместе с некоторыми моими однокурсниками. Друзья тотчас же заметили, что я нахожусь во власти какихто печальных, тяжких дум, и засыпали меня вопросами. Я рассказал им без утайки обо всем, ничего не выдумывая и не преувеличивая, то есть просто изложил факты. Друзья мне, разумеется, не поверили и принялись подшучивать надо мной. В два часа пополудни я отправился на факультет в надежде найти забвение в учебе.

По окончании занятий, в 4 часа, я вышел из здания и увидел, что мне навстречу идет дама в глубоком трауре. Она подняла черную вуаль, скрывавшую лицо, и я тотчас же узнал свою старшую сестру, которая прибыла в Монлелье разузнать, что со мной приключилось и почему я не ответил на телеграммы матушки. Она сообщила мне о кончине Элен. Должен заметить, что ничто не предвещало подобной беды, и у меня не было никаких дурных предчувствий, ибо в тот день, когда сестре стало плохо, то есть 22 ноября, я как раз получил из дому письмо, содержавшее одни хорошие новости.

Я представляю на ваш суд мой рассказ и клянусь честью, что все в нем - истинная правда. Я не имею никакого определенного мнения по поводу произошедшего со мной и ограничиваюсь изложением лишь голых фактов.

С тех пор прошло уже. двадцать лет, но впечатления и воспоминания о пережитом по-прежнему остры и болезненны, и хотя черты лица моей дорогой Элен уже не проступают столь явственно, как прежде, все столь же отчетливо раздается над самым моим ухом жалобный голосок, отчаянно зовущий меня: "Что ты делаешь, Луи? Приезжай ко мне! Приходи!" Остаюсь преданный Вам Луи Ноэль, аптекарь из Сета".

Таковы факты, изложенные самим участником событий, явно связанных с феноменом психических явлений. Если Вы, друг мой, не чувствуете и не понимаете, что причиной испытанных студентом-фармацевтом ощущений стало тело девушки, скончавшейся почти за сутки до того, как с моим корреспондентом произошла данная история, то это означает лишь, что Вы, человек творческий, просто не составили себе труда и времени осмыслить всю глубину проблемы. Если Вы не считаете, что в этом наблюдалось проявление чего-то иного, чем простой материальный организм, что мы здесь имеем дело с явлением, относящимся к сфере духа и души, той самой души, что существует в действительности и не является результатом, функцией или секрецией головного мозга, то, повторяю еще раз, это означает, что Вы недостаточно долго размышляли над этой проблемой.

Предположений о сути и сущности самих явлений можно строить множество: возможно, душа господина Нозля во время сна перенеслась к его умершей сестре; возможно также, что душа несчастной девушки сама вступила в телепатическую связь с братом...

Что Вы хотите, чтобы мозг этой юной девушки делал после ее смерти? Всякая так называемая "материальная гипотеза" в данном случае оказывается невероятной и неправдоподобной. Конечно, можно предположить, что бедняжка звала брата перед смертью и что он воспринял ее призыв душой, но не разумом, не мозгом, и только ночная тишина позволила наконец и его мозгу различить и зарегистрировать это обращение. Можно также предположить, что душа воззвала к душе уже после смерти... Все эти вещи еще предстоит изучать и изучать...

Самое простое было бы, конечно, все отрицать, то есть объявить, что студента иногда по ночам мучили кошмары и что по случайному совпадению именно в ночь, когда умерла его сестра, он оказался во власти одного из этих дурных снов. Да, так было бы проще всего. Но удовлетворило ли бы Вас подобное решение проблемы? В особенности если учесть, что в Вашем распоряжении имеются еще сотни примеров контактов такого рода! Удовлетворитесь ли Вы таким объяснением, если рассказчик, повествующий о случае, произошедшем с ним лично, будет утверждать, что сам видел (то есть, разумеется, не видел на самом деле, а только говорит, что видел), как где-то довольно далеко от него, то есть вне пределов видимости, умирал человек или совершал самоубийство, или происходил несчастный случай) разгорался пожар и т. п.? Уверен, что, не удовлетворит.

У Вас, мой друг, слишком научный склад ума, слишком рационалистичный и слишком требовательный для того, чтобы довольствоваться старой, как мир, гипотезой о случайных совпадениях, и Вам прекрасно известно, что теория вероятности отрицает ее.

И что же остается делать? Остается лишь без всяких колебаний, умолчаний и уверток признать, что вопрос о существовании души как был, так и остался открытым.

Я не возлагаю на себя бремя доказательства ее существования и не возьму на себя труд объяснить сущность данного явления. Наука сегодня еще не достигла таких высот. Но ведь Вам известно, что признание какого-либо предположения и объяснение какого-либо явления - это два неразрывно связанных между собой процесса, вернее, даже единый процесс. Мы вынуждены признавать те или иные факты и в тех случаях, когда мы их не объясняем или не можем объяснить. Например, человек проходит по улице, и вдруг ему на голову падает цветочный горшок; случайный прохожий вынужден просто констатировать сей прискорбный для него факт, но он, разумеется, не может тотчас же угадать, почему это произошло и по какой причине горизонталь и вертикаль пересеклись именно у него над головой.

Нет, дорогой друг, в самом деле, того, что мы называем материей, вовсе не достаточно, чтобы объяснить различные факты, потому что они имеют отношение к иному уровню и порядку вещей, к сфере, которую с полным на то основанием можно определить как сферу духовности, психики, что приводит нас к возможности и необходимости признания существования человеческих душ и духов людей, то есть каких-то "вещей", способных мыслить и обладающих разумом, но в то же время не являющихся продуктами и функциями мозга.

И разве о наличии души и духов не свидетельствуют примеры передачи мыслей на расстоянии, способности видеть и наблюдать события, происходящие на большом удалении от наблюдателя, то есть там, где органы зрения помочь не могут, а также проявление дара предвидения? В существовании такого явления, как передача мыслей на расстоянии, сомневаться не приходится. Взять хотя бы гипнотизера и человека, над коим он производит свои опыты... Я мог бы назвать Вам тысячи примеров подобного рода, но ограничусь одним, достаточно характерным, приведенным доктором Бертраном, одним из наиболее сведущих экспериментаторов и экспертов по данному вопросу.

Итак, некий гипнотизер, находившийся во властьразличных мистических учений, был знаком с сомнамбулом, то есть страдавшим лунатизмом. Сей лунатик во время сна обычно видел только ангелов и различных духов, и эти ночные видения все более и более укрепляли гипнотизера в его религиозных верованиях. Он постоянно приводил сновидения лунатика в качестве доказательств, подтверждающих правильность его собственных представлений об устройстве мира. И вот однажды другой гипнотизер, его собрат по роду деятельности и хороший знакомый, вознамерился вывести героя нашего повествования из заблуждения, доказав ему, что у лунатика на самом деле не было никаких сновидений и что он всего лишь пересказывал гипнотизеру мысли, которые тот ему внушал или передавал на расстоянии. Он предложил фанатично верующему гипнотизеру в подтверждение справедливости своей теории внушить лунатику мысль о том, что он видит, как ангелы сидят за столом и едят индейку. Он усыпил лунатика и через какое-то время спросил, не видит ли тот во сне чего-либо необычного. Испытуемый ответил, что он наблюдает за собранием множества ангелов. "И что же они делают?" - спросил гипнотизер. "Сидят за столом и что-то едят", - последовал ответ.

Однако лунатик, как ни старался, так и не смог сообщить, какие блюда стояли на столе перед ангелами.

Вот Вам пример мысленного внушения, и Вы сами знаете множество подобных случаев. Воля гипнотизера действует на испытуемого так, что слова здесь не нужны. Без сомнения, мы можем сказать, что в данном случае имело место влияние одного мозга на другой, но не кажется ли Вам, дорогой друг, что мозг является всего лишь своего рода инструментом, проводником воли? Я не стал бы поздравлять мозг с тем, что он умеет мыслить, ибо такова его функция, как я не стал бы поздравлять телескоп с тем, что через него очень хорошо виден Сатурн, так как в этом и заключается его функция. Не кажется ли Вам, что мозг есть орган мышления, точно так же, как глаз есть орган зрения? А что вы скажете о способности некоторых людей видеть вещи или события на расстоянии или во сне? Не свидетельствует ли это о наличии бестелесного, духовного начала, наделенного особыми качествами? Один моряк, к примеру, прислал мне письмо следующего содержания: "В период с 1870 по 1874 год мой брат работал в военном порту в фучжоу в Китае в качестве механика-сборщика. Один из его друзей, уроженец Бреста, работавший вместе с ним в Фучжоу, однажды явился к нему на квартиру печальный и рассказал, что ночью ему приснился страшный сон: его маленький сын, первенец, умер от крупа. Приятель моего брата еще добавил, что он явственно видел, как его ребенок умирал, лежа на красной перине. Мой брат посмеялся над впечатлительностью друга и над его легковерием, сказал, что, очевидно, во сне его мучил кошмар, а затем, чтобы как-то помочь приятелю развеяться, пригласил его пообедать. Но ничто не могло отвлечь беднягу от мрачных мыслей, ибо он был абсолютно уверен, что его ребенка уже нет в живых.

В первом же письме, полученном приятелем брата из Франции после этого разговора, жена несчастного ^^стила его о том, что их сын умер, и умер именно ^ крупа, что умирал он тяжело, в страшных мучениях, на красной перине...

Странное совпадение: смерть настигла малыша именно в ту ночь, когда его отцу приснился вещий сон? Получив сие послание, бедняга весь в слезах поспешил показать его моему брату, от коего я и узнал эту историю".

Не свидетельствуют ли подобные факты, кстати, очень многочисленные, о том, что у человека есть еще что-то, кроме его тела? А что, интересно, Вы сможете сказать по поводу видения, о котором сообщил мне некий Жан Дрейль из Парижа? Вот его история: "У моего отца был старинный друг, друг детства, генерал Шарпантье де Коссиньи, всегда выказывавший ко мне самое большое расположение. Он страдал какой-то мудреной нервной болезнью, вследствие которой его поведение бывало иногда довольно странным, ибо генерал отличался частой сменой настроения, так что мы привыкли к тому, что старый вояка наносил нам порой 3-4 визита подряд, причем бывал у нас чуть ли не ежедневно, а затем не показывался в течение нескольких месяцев.

Повторяю, мы свыклись с причудами старика и ничему не удивлялись. В ноябре 1892 года у меня вдруг разыгралась жестокая мигрень, и я очень рано лег спать. Надо сказать, что к тому времени мы не видели генерала уже месяца три и не имели от него известий. Итак, я начал было засыпать, как вдруг услышал, как кто-то сначала шепотом, а потом несколько громче произнес мое имя. Я прислушался, ибо подумал, что это отец зовет меня, но тотчас же понял, что ошибся, так как различал спокойное дыхание спавшего в соседней комнате отца. Судя по столь ровному дыханию, он уснул уже давно. Я вновь смежил веки и задремал. И мне приснился очень странный сон: я увидел лестницу в доме, где жил генерал (в городке Вано), увидел я и самого генерала, который стоял, облокотившись на перила лестничной площадки второго этажа. Генерал спустился вниз, подошел ко мне и поцеловал в лоб. Губы его были так холодны, что от их прикосновения я проснулся. И вот тогда я отчетливо увидел прямо посреди моей комнаты, освещенной призрачным светом газового фонаря с улицы, высокую и худую фигуру, удалявшуюся от меня. То был генерал! Уверяю Вас, я не спал в тот момент, ибо услышал, как часы в лицее Генриха IV пробили II часов, и я еще сосчитал удары. Заснуть я больше так и не смог... В течение всей ночи я ощущал на своем лбу ледяное прикосновение губ старого друга отца. Утром я прежде всего сказал матушке: "Сегодня мы получим известия от генерала де Коссиньи, я видел его этой ночью".

И что Вы думаете? Несколько минут спустя отец, раскрыв ежедневную газету, прочел в ней сообщение о смерти своего старинного друга, пришедшее из Вано накануне вечером. В заметке говорилось, что смерть наступила в результате несчастного случая, а именно падения с лестницы. Уверяю Вас, сударь, что никто из нас не читал эту газету вечером, ибо получили мы ее утром.

Жан Дрейль, проживающий в доме N 36 по улице Буланже в Париже".

Как и в предыдущих случаях, впрочем, как и во многих других, прочитав этот рассказ, трудно не согласиться с утверждением (или предположением), что душа обладает способностью видеть на расстоянии.

Именно душа, а не глаз, не сетчатка, не глазной нерв, не мозг. Вы должны были обратить внимание на историю, произошедшую с маршалом Серрано и рассказанную его вдовой. Вот ее письмо: "В течение долгих двенадцати месяцев тяжелая болезнь подтачивала силы моего мужа. От этой болезни ему вскоре предстояло умереть, и, почувствовав, что конец близок, племянник мужа, генерал Лопес Домингес, обратился к председателю Совета Министров, синьору Коновасу с просьбой заранее принять решение о том, что маршал Серрано после кончины будет погребен, как и положено- маршалу, в церкви.

Но король, находившийся в то время в загородном Дворце, отклонил просьбу генерала. Однако он добавил, что продлит свое пребывание в загородной резиденции, с тем чтобы его присутствие в Мадриде не помешало воздать маршалу все военные почести, положенные по бго чину и по месту, которое он занимал в армии.

Страдания маршала усугублялись не только с каждым днем, но и с каждым часом; он даже не мог больше находиться в лежачем положении и целые дни проводил, сидя в кресле.

Но однажды утром мой муж, пребывавший обычно в крайне подавленном состоянии духа из-за постоянного приема морфина, а также бывший в течение долгого времени практически парализованным и не имевший возможности пошевелиться без посторонней помощи, вдруг сам встал на ноги, выпрямился, гордый и решительный, и прокричал зычным голосом, какого у него никогда прежде не было: "Скорей! Скорей! Пусть мой адъютант садится на коня и скачет к королю! Король умер!" И мой муж, обессилев, вновь упал в кресло. Мы все подумали, что у больного началась горячка и что он бредит, а потому поспешили дать ему успокоительное. Он, казалось, заснул, но через несколько минут вновь поднялся и потребовал слабеющим,' чуть ли не замогильным голосом: "Принесите мой мундир и шпагу! Говорю вам, король умер!" Это был последний проблеск жизни, который я наблюдала у мужа. Получив вместе с последним причастием благословение Папы Римского, он отошел в мир иной. Как мы узнали позднее, Альфонсо XII умер без исповеди и без причастия, то есть не получив отпущения грехов и последней благодати, как положено истинному католику.

Оказалось, что у моего умирающего мужа было видение и что он был абсолютно прав, когда сказал, что король умер. На следующий день весь Мадрид с ужасом узнал о том, что король скончался в загородном дворце, где он жил практически в полном одиночестве.

Тело почившего монарха было доставлено в Мадрид, и вследствие этого маршал Серрано не был удостоен положенных ему и обещанных почестей, так как всем известно, что если король (живой или мертвый) находится в королевском дворце в Мадриде, почести можно и должно воздавать только ему и никому другому до тех пор, пока он не покинет дворец.

Но меня мучает вопрос: каким образом мой муж узнал о смерти короля в тот момент, когда трагическая весть еще не разнеслась по Мадриду? Неужто ему явился сам умерший монарх? Вот Вам повод для глубоких раздумий.

Графиня Серрано, герцогиня де Ла-Торре".

Итак, что мы имеем? Находящийся при смерти человек, измученный болью и оглушенный морфином, вдруг объявляет о смерти другого человека, причем об этой смерти еще никто ничего не знает, ибо настигла она свою жертву совершенно внезапно. И как в этом случае отвергнуть сам собой напрашивающийся вывод, что душа умирающего каким-то образом узнала страшную весть, быть может, от души умершего? Способность видеть и наблюдать какие-либо события и явления на большом расстоянии, в особенности в состоянии сомнамбулического сна или просто во сне подтверждается столь значительным количеством примеров, что отрицать и подвергать это сомнению абсолютно невозможно. И я не вижу в данном явлении доказательства, подтверждающего так называемые материалистические гипотезы; напротив, я нахожу, что это достаточно сильный аргумент, свидетельствующий в пользу существования души, наделенной особыми способностями.

А что Вы скажете о предчувствиях, о вещих снах, о даре предвидения, о тех случаях, когда дух человеческий предугадывает события, которые еще не произошли, но непременно произойдут? Я считаю, что будет вполне уместно увенчать мой ответ на Вашу статью именно этим вопросом.

Прочитайте, пожалуйста, отчет о сие, кстати, весьма банальном и в коем нет ничего особенного и предР^Щ-"агающего к развитию теорий трансцендентной философии. .

"Я учился в коллеже и был экстерном, то есть приходящим учеником, а потому каждый день ходил на занятия и возвращался домой. И вот однажды мне при^Щ-^ь. что я иду по площади Республики, как обычно, с портфелем под мышкой. Я отчетливо видел и себя, и людей на улице. Как раз когда я проходил мимо магазина "Повр Жак" ("Бедный Жак"), мимо меня пробежала бездомная собака, которую преследовала стайка уличных мальчишек, швырявших в бедное животное камнями и улюлюкавших. Я даже успел пересчитать этих сорванцов, их было восемь. Торговцы раскладывали товары на лотках, прошла зеленщица, толкавшая впереди себя тележку, тяжело нагруженную овощами, фруктами и цветами.

Представьте же себе мое удивление, когда на следующее утро, по дороге в коллеж, я увидел на том самом месте тех же самых людей и ту же самую сценку, что я видел во сне. Мимо магазина бежала бродячая собака, за ней гнались мальчишки, их было ровно восемь, вверх по улице, к бульвару Вольтера, толкала свою тележку зеленщица, и торговцы из магазина "Повр Жак" раскладывали ткани на лотках около входа в магазин.

Д. Ганне, проживающий в доме N 10 по авеню Лагаш в Вилемомбле, в департаменте Сена".

Если мозг, орган физический, телесный, материальный, при помощи всех известных и неизвестных секреций способен увидеть в деталях и подробностях событие или явление, еще не имевшее места, тогда, я считаю, нужно исключить из состава Французской Академии Академию гуманитарных наук или закрыть ее за ненадобностью и заменить ее Академией медицины, а еще лучше и проще - какой-нибудь клиникой.

Предвидеть будущее?! Возможно ли это? Однако случаи предвидения широко известны... Так не кажется ли Вам, что в подобных случаях мы вторгаемся в область духа, в область психики? Заметьте, друг мой, что так называемые вещие сны или сны-предвидения не такая уж редкость. В моих трудах я не раз приводил примеры подобных снов, и мне известно огромное количество таких случаев. Не припоминаете ли Вы историю, рассказанную мне отцом очаровательной актрисы из труппы "Комеди Франсез"? Приведу ее здесь в том виде, в каком передал ее мне сам герой: "В 1869 году, как раз когда проходил плебисцит, мне приснился один странный и страшный сон, нет, скорее то был не сон, а кошмар. Так вот, в этом марном сне я увидел себя солдатом. Шла война, и я испытывал все тяготы армейской жизни: бесконечные утомительные переходы, марши, броски, голод, жажду... Я слышал слова команд, звуки перестрелки и канонады; я видел, как вокруг меня падали убитые и раненые, я слышал их предсмертные крики.

Внезапно я оказался в какой-то деревне, где нам предстояло отразить натиск врага. Противниками же нашими были пруссаки, баварцы и баденские драгуны. Обратите внимание, сударь, на тот факт, что никогда прежде я не видел мундиров представителей этих германских земель, а также и на то, что во время, когда мне приснился сей сон, вопрос о войне еще не стоял. Во сне я увидел, как один из наших офицеров поднялся на колокольню и, вооружившись биноклем, обозрел позиции неприятеля, понаблюдал за передвижением его частей. Затем он спустился вниз и отдал приказ атаковать батарею пруссаков.

Во сне я увидел, что мы добрались до батареи неприятеля и между нами и артиллеристами-пруссаками завязался рукопашный бой. Один из них высоко поднял саблю и обрушил мне ее на голову с такой силой, что раскроил мне череп пополам. И вот тут-то я и проснулся, потому что свалился с постели. Я почувствовал, что у меня довольно сильно болит голова, а все оттого, что, свалившись с постели, я ударился о небольшую печку.

Я и думать забыл про этот сон, но, странная вещь, он почти в точности сбылся 6 октября 1870 года. Наяву все было, как во сне: деревня, школа, мэрия, церковь, наш командир залез на колокольню, чтобы осмотреть позиции противника, спустился и приказал дать сигнал к атаке и бросил нас на батарею пруссаков. Началась жестокая схватка; во сне именно в эту минуту мне раскроили череп ударом сабли, но сейчас, наяву, я уже был готов к этому и ждал удара. Однако получил я лишь удар банником (возможно, им-то меня и хотели ударить по голове), но я уклонился, так что удар пришелся по правой ноге.

Ренье, бывший главный сержант роты вольных стрелков из Нейи-сюр-Сен, проживающий ныне в доме N 23 по улице Жан-Ашетт в Гавре".

Вместе с Альфредом Мори мы могли бы предположить, что какое-либо потрясение породило сам сон, но сия гипотеза ни в коей мере не может объяснить тот факт, что во сне человек видел события, которые потом имели место в реальности.

Некоторые исследователи и вообще люди, не склонные верить в подобного рода явления, отмечают, что такие сны, вернее, представления о таких снах или рассказы о них, часто претерпевают определенные изменения после того, как с рассказчиком произошло нечто, слегка напоминавшее то, что случилось во сне, причем рассказчик изменяет свой сон, подгоняя его к реальным событиям, и делает он это неосознанно и вполне Хискренне, не желая никого обмануть. Без сомнения, память человеческая - вещь очень ненадежная, ибо в ней события могут претерпевать весьма значительные изменения. Но в данном случае подобное замечание оказывается полностью несостоятельным, так как у рассказчика в момент реального события возникает ощущение того, что он все это уже когда-то видел во сне, и именно это ощущение и поражает его больше всего. К тому же сны эти порой бывают столь просты, столь незамысловаты, столь обыденны, что никакие изменения в них просто невозможны. Вот какое письмо я получил из Витрака: "Однажды мне приснился сон, будто бы я еду на велосипеде и какая-то собака выскакивает прямо перед моим носом на дорогу, в результате чего я падаю и ломаю педаль велосипеда.

Утром я пересказал сон моей матушке. Ей давно было известно, что многие мои сны довольно точно сбываются, а потому она посоветовала мне остаться дома. Я и в самом деле решил последовать ее совету, но часов около II, как раз когда мы садились за стол, почтальон принес письмо, в котором сообщалось, что моя сестра, жившая километрах в восьми от нас, заболела. Я начисто позабыл про свой сон и, охваченный беспокойством за сестру, наскоро позавтракал и вскочил на велосипед.

Мое путешествие происходило без всяких помех, но только до того места, которое я видел во сне. Оказавшись в том самом месте, я мгновенно вспомнил ночной кошмар и чуть притормозил. Вдруг из-за ды фермы на дорогу выскочила огромная собака и бросилась ко мне с явным намерением вцепиться в ногу. Времени на размышление не было, и я уже собирался дать ей хорошего пинка, но именно в эту минуту потерял равновесие и свалился с велосипеда, сломав при этом педаль, так что мой вещий сон сбылся с точностью до мельчайших деталей. Заметьте, сударь, что сей путь я проделывал, наверное, в сотый, если не в тысячный. раз, и со мной еще никогда ничего дурного не случалось.

Амеде Боссе, нотариус из Витрака (департамент Шаранта)".

А вот еще одна любопытная история: "В 1868 году мне было 17 лет и я служил в лавке у моего дяди, бакалейщика, располагавшейся в доме N 32 по улице Сен-Рош. Однажды утром дядюшка, находившийся под большим впечатлением от виденного ночью сна, пересказал мне его. Во сне он, оказывается, видел, что стоит на пороге своей лавки, смотрит в сторону улицы Нев-де-Пти-Шан и наблюдает за тем, как из-за угла выворачивает омнибус, принадлежащий Компании Северных железных дорог. Омнибус проехал по улице Сен-Рош, остановился прямо у входа в дядюшкину лавку, и из него вышла дядюшкина матушка, а омнибус поехал дальше, увозя некую даму в трауре, державшую, как отчетливо видел дядя во сне, на коленях большую корзину.

Мы оба посмеялись над этим странным сном, имевшим так мало общего с действительностью, ибо никогда моя бабушка не решалась и, как мы знаем, не решилась бы пуститься в одиночку в столь опасное путешествие, каким ей представлялся путь от Северного вокзала до улицы Сен-Рош. Жила она неподалеку от Бове, и если ей вдруг приходила фантазия приехать в Париж и пожить какое-то время у кого-либо из ее детей, то она обычно заранее извещала о своих намерениях моего дядюшку, причем извещала письменно о дне и часе приезда, и он отправлялся на вокзал встречать ее, а затем доставлял домой в фиакре, причем неизменно именно в фиакре.

Однако в тот знаменательный день после полудня дядюшка стоял на пороге лавки и смотрел, как снуют по улице прохожие. Он чисто механически повернул голову и взглянул в сторону улицы Нев-де-Пти-Шан. Он увидел, что из-за угла вывернул омнибус Компании Северных железных дорог, проехал по нашей улице и остановился прямо напротив дверей лавки.

Представьте себе изумление дядюшки, когда он увидел, что в омнибусе находятся две дамы, одна из которых оказалась его матерью, собиравшейся спуститься по ступенькам, а второй была дама в черном, державшая на коленях корзину. Бабушка сошла с омнибуса, а дама в трауре продолжила свой путь.

Можете вообразить, каково было всеобщее изумление после того, как бабушка рассказала нам, что ей вдруг захотелось сделать нам сюрприз и приехать без предупреждения, а дядюшка пересказал ей свой вещий сон! Поль Леру из Небура (департамент Эр)".

Я ограничусь этими тремя примерами, ибо подобных случаев превеликое множество, и стоит только захотеть их найти, так тут же найдешь, сколько душе угодно. Так вот, изучив феномены телепатии, имея перед глазами примеры способности людей видеть события на больших расстояниях без участия органов зрения, а также .признавая наличие еще более таинственного и непонятного явления, каковым я считаю способность некоторых людей предвидеть будущее, видеть предстоящие события каким-то внутренним взором, я смею утверждать, что в нашем мире многие вещи происходят так, а не иначе, потому что внутри человеческого тела есть живая душа, наделенная особыми, еще не изученными способностями восприятия. Эта душа воспринимает события и явления через мозг, она и действует при посредстве мозга, однако она не является материальным воплощением функции материального органа. Вот таковы, как мне кажется, логические выводы, следующие из применения самой строгой научной методики, практически безупречной и неоспоримой.

Я считаю, что они стоят гораздо большего, чем всяческие отрицания, так же как и все утверждения, лишенные каких-либо оснований и базирующиеся на одной слепой вере.

Сама по себе вера в так называемые чудеса и даже случаи мученической смерти ради этой веры никогда ничего не доказывали, ибо они служили самым различным интересам, религиозным и политическим, порой полностью противоречившим друг другу, а порой и совершенно абсурдным. Только Наука, именно Наука с большой буквы может действительно служить делу просвещения человечества.

Камилъ Фламмарион".

Вот такое послание я опубликовал в последнем году уходившего века, тому уже 25 лет назад. Как я уже говорил, мой друг Камиль Сен-Санс не обиделся на меня и не затаил злобу за то, что я открыто высказал мое несогласие с его теорией и системой взглядов, напротив, наши отношения стали гораздо более близкими, а наша дружба - более крепкой. Однако он не изменил своим взглядам, хотя ему были известны примеры существования психических феноменов, о чем свидетельствует, например, следующее письмо от июля 1921 года: "Перечитывая Бог весть в который раз Ваш труд, я вспомнил про один довольно интересный случай, произошедший лично со мной, и я не хочу откладывать на завтра рассказ о нем.

Случилось это в январе 1871 года, в последний день войны. Я находился на передовой, на аванпосту в Аркей-Кашан. Мы только что славно поужинали жарким из конины с салатом из одуванчиков, собранных вокруг окопов, и еда нам так понравилась, что мы в этот вечер были веселы и чувствовали себя счастливыми настолько, насколько это было возможно в подобных обстоятельствах. И вот совершенно внезапно у меня внутри, в мозгу, зазвучала жалобная и горестная мелодия, которой я впоследствии начал мой "Реквием". У меня появилось тяжелое, дурное предчувствие, что произошло какое-то несчастье, которое станет для меня личным горем. Мной овладела глубокая тоска...

Как я позднее узнал, именно в этот момент был убит Анри Рено, с коим меня связывали узы нежной дружбы. Весть о его гибели причинила мне такие страдания, что я заболел и был вынужден три дня провести в постели.

Таким образом, я на собственном опыте познал, что такое телепатия еще до того, как было придумано слово, обозначающее сие явление. Как же Вы правы, друг мой, когда утверждаешь, что классическая наука еще очень мало знает о человеке и что нам еще только предстоит многое, очень многое изучить! Камиль Сен-Санс".

Я могу здесь только повторить то, что я написал в ответ моему прославленному другу: "Вы - самый могущественный, самый талантливый из всех музыкантов, Вы составляете славу и гордость Академии, Вы - один из самых глубоких мыслителей нашего времени, но Вы страдаете отсутствием логики".

И я тем более находил Сен-Санса нелогичным, непоследовательным в своих суждениях, поскольку он сам сообщил мне о своих наблюдениях, весьма, кстати, характерных, которые я привел во 2 томе моего труда "Смерть и ее тайна".

Но ведь совершенно ясно, что в явлениях, отмеченных Сен-Сансом, главную роль явно играла его душа. Как можно увидеть в них проявления свойств материи? Моим читателям известно, что подобные факты, связанные со сферой духа, слишком часто повторяются, чтобы их можно было приписать случайным совпадениям. Теория вероятностей математически доказывает их реальность.

Мне показалось, что будет весьма уместно в качестве введения к нашему исследованию напомнить об обмене мнениями между двумя независимыми исследователями неведомого, имевшем место довольно давно. Хочу только добавить ко всему вышесказанному, что Сен-Санс сам может служить хорошим примером для доказательства независимости души от тела. Как известно, он скончался 16 декабря 1921 года в возрасте 86 лет. За год до смерти, 16 декабря 1920 года, он обедал у меня, в моей обсерватории в Жювизи, и все сидевшие за столом были очарованы его искусством вести беседу. Разум его был столь же остр и оживлен, как и в молодости, однако Сен-Санс жаловался на то, что его тело одряхлело. Он действительно был очень слаб физически и даже не смог подняться к телескопу, чтобы понаблюдать за Венерой и за звездой Арктур в созвездии Волопаса, хотя наши коллеги из Астрономического общества Франции, в том числе принц Наполеон Бонапарт, граф де Лабом-Плювинель, генерал Феррье и другие, настоятельно просили его сделать усилие и принять участие в обозрении звездного неба. Но у СенСанса очень болели ноги, и он был вынужден отказаться. 21 октября "Менестрель" опубликовал на своих страницах очень живую и остроумную статью Сен-Санса, посвященную творчеству Берлиоза. Эта статья вся так и лучилась неистощимым весельем и юношеским задором. Таким образом, душа Сен-Санса оставалась молодой, в то время как тело его увядало и высыхало. И подобные различия между физическим состоянием человеческого тела и состоянием духа встречаются не столь уж редко.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы