Доказательства бессмертия души, основанные на опытах
Полтергейсты

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА БЕССМЕРТИЯ ДУШИ, ОСНОВАННЫЕ НА ОПЫТАХ

Содержание



Серьезным и компетентным читателям, коим хорошо известна та проблема, что является предметом нашего исследования, и достигнутые результаты, может показаться, что я понапрасну трачу время и бумагу, посвятив первую главу моего труда ответам на возражения, в сущности малозначительные, но многочисленные, которые адресованы мне и моим собратьям теми непримиримыми, бескомпромиссными и принци-. пиальными противниками нашей теории о существовании души, что ни в какую не желают признать сам. факт существования различных метафизических явлений. Однако я полагаю, что точный и обоснованный ответ на все эти возражения вовсе не является чем-то лишним, напротив, он необходим, ибо человеческое сообщество знает мало или почти ничего не знает об этих феноменах, а потому предрасположено отрицать их существование вопреки очевидным фактам. И если мне удастся убедить хотя бы одного из десяти читателей в том, что те, кто склонен отрицать эти явления, по сути своей абсолютно слепы, то я буду считать, что внес существенный вклад в дело просвещения человечества.

Если мы желаем иметь собственное мнение, причем мнение твердое и неуязвимое со всех точек зрения, по вопросам реальности, природы и сущности феноменов психики, надо прежде всего узнать и понять, что органы зрения, слуха и осязания могут легко обмануть нас, что те же органы могут создать, увидеть, услышать или ощутить то, чего нет в реальности, и причиной этих явлений могут послужить тысячи самых различных и неожиданных факторов. И мы прежде всего должны опасаться и избегать всевозможных ошибок. Вообще-то обычно люди довольно ненаблюдательны, не пытаются проникнуть в суть явлений, а удовлетворяются лишь приблизительными замечаниями и толкованиями. Но в изучаемой нами области, более чем в какой-либо другой, требуются строго научный подход и научная методика.

Мы можем разделять мнение Эмиля Буарака, согласно которому предубеждения против науки о психике и душе, встречающиеся у некоторых наших современников, недоверие к ней возникли из-за тех форм, в коих первоначально развивалась эта наука и от коих она еще недостаточно освободилась. И в самом деле, наука эта в самом начале своего развития называлась оккультной наукой или, по крайней мере, составляла часть хаотичного собрания эмпирических наблюдений, легенд, обычаев, гипотез и фантазий, носившего это название и тесно смыкавшегося с астрологией, алхимией, хиромантией, магией и другими областями знаний, находившихся в эпоху античности, средневековья и Возрождения в зачаточном состоянии.

Прошло всего-навсего 200 лет, как наука о психических явлениях выделилась из этого сонма наук, поэтому вполне возможно, что кое-кто из ученых, занимающихся ею, несет на себе отпечаток мистического вдохновения прежних адептов оккультного знания, но именно по этой причине мы должны постараться внедрять в эту науку со все более возрастающим пылом и с большей твердостью дух истинно современной науки и ее методов исследования. Точно так же, как астрономия окончательно отделилась от астрологии, а химия - от алхимии, причем ни одна из этих наук не несет следов порока так называемого "первородного греха", так и наука о психике и душе, колыбелью которой в некотором роде были колдовство и магия, уже сейчас заслуживает, а в будущем будет заслуживать в еще большей степени наименование науки позитивной, оперирующей точными данными благодаря упорному и строгому применению методики проведения опытов.

В данной работе мы изучаем одну из самых главных, самых важных проблем, стоящих перед человечеством. Вполне возможно, что эта проблема является даже важнейшей из всех... Познание человеческой души, исследование тайн ее судьбы - занятие чрезвычайно увлекательное. Один из моих биографов как-то заметил, что если бы я после изучения тайн мира звезд занялся только поисками доказательств существования человеческой души и более ничем, то и тогда бы моя жизнь была весьма полезной для дела прогресса человечества. Смею надеяться, что это так и есть.

Должен признать, что я сделал поразительное открытие: наше вполне законное и естественное желание познать природу и сущность человеческой души, узнать, существует ли она отдельно от тела и действительно ли она живет после того, как земная оболочка человека разрушена, это невинное желание дает нам врагов, противников, которые затрачивают неимоверные усилия для того, чтобы возвести на пути свободного и независимого исследователя тысячи и тысячи препятствий, дабы остановить его любой ценой и положить конец поискам истины! В наличие столь мощного и систематического противодействия трудно, почти невозможно поверить, и тем не менее оно существует.

Сейчас как раз наступил благоприятный момент для того, чтобы рассмотреть интересующую нас проблему со всех сторон с особым пристрастием, применив к ней научную методику исследований, базирующихся исключительно на фактах и опыте. И прежде всего обратим внимание на причины, породившие самую ожесточенную дискуссию.

Итак, 16 июня 1922 года "Журналь" оказал мне честь, опубликовав на первой странице статью под названием "Явление духов умерших после смерти".

Я приведу ее здесь целиком, чтобы не затруднять читателя поисками старого номера газеты.

"Исследования природы и сущности человеческой души, а также возможности ее существования после смерти человека должны проводиться по тому же методу и по той же системе, что и всякие иные научные исследования, то есть без предубеждений, без предвзятости, без учета влияний каких-либо чувств или религиозных верований.

Могут ли духи умерших являться живым? Вот в чем вопрос! И я заявляю, что могут и являются! Так как "Журналь" привлек всеобщее внимание к данному вопросу, волновавшему лучшие умы на протяжении столетий, то я спешу предложить одну историю, которая для меня самого послужила наилучшим доказательством бессмертия души. Я хотел бы предостеречь самого скептически настроенного из моих оппонентов от попыток объяснить сей случай с каких-либо материалистических позиций, то есть отрицая факт явления и действия духа умершего.

Но перейдем к изложению фактов... Произошла эта история с инженером, владельцем двух заводов, один из которых находился в Глазго, а второй - в Лондоне. У него на службе в Шотландии состоял молодой человек по имени Роберт Маккензи, испытывавший к хозяину чувство глубокой признательности за то, что тот принял участие в его судьбе. Следует заметить, что патрон обычно жил в Лондоне, а в Глазго бывал лишь наездами по делам.

Однажды в пятницу вечером у рабочих Глазго состоялся ежегодный праздник с обильным угощением, музыкой и танцами. Роберт Маккензи, не питавший никакого пристрастия к танцам, попросил разрешения помогать за стойкой и подавать еду и напитки. Все прошло очень хорошо, праздник продолжался и на следующий день, в субботу. А во вторник, около восьми часов утра, владельцу заводов, находившемуся в тот момент в своем доме в Кемден-Хилл в Лондоне, явился дух Роберта Маккензи, как стало ясно позднее. Сам инженер рассказывал об этом так: "Мне приснилось, что я сидел за столом и беседовал с каким-то незнакомым джентльменом. Вдруг появился Роберт Маккензи и направился прямо ко мне. Я был раздосадован тем, что он помешал нашей беседе, и довольно резко сказал ему, что занят. Роберт отошел, но было видно, что он чем-то крайне огорчен.

Однако через несколько минут он вновь приблизился к нам, словно желал немедленно переговорить со мной о каком-то важном деле. Я еще более резко, чем в первый раз, упрекнул Роберта в отсутствии такта и в неумении себя вести. Между тем джентльмен, с которым я вел переговоры, откланялся, и Маккензи опять приблизился ко мне.

- Что все это значит, Роберт? - вскричал я, рассердившись не на шутку.

- Почему Вы вели себя столь бесцеремонно? Неужели Вы не видели, что я занят? - Да, сэр, видел, - ответил он, - но я должен немедленно поговорить с Вами. - О чем? К чему такая спешка? - Я хочу Вам сообщить, сэр, что меня обвиняют в преступлении, которого я не совершал. Для меня очень важно, чтобы Вы это знали и чтобы Вы простили меня, ибо я невиновен.

Затем он повторил еще раз: - Я не делал того, в чем меня обвиняют. - Но в чем вас обвиняют? - настаивал я. В ответ он опять повторил, что невиновен. - Но как я могу простить Вас, если Вы не хотите мне сказать, в чем вас обвиняют? Мне никогда не забыть, сколь печально и с каким пафосом произнес он на шотландском диалекте слова: "Скоро вы обо всем узнаете".

Я повторил вопрос дважды, и он дважды произносил в ответ одно и то же самым напыщенным, самым выспренним тоном. Тут я проснулся, и после этого странного сна у меня осталось чувство какой-то смутной' тревоги.

Я спрашивал себя, означает ли сей сон чтонибудь, когда в комнату поспешно вошла моя жена, чрезвычайно взволнованная, с распечатанным письмом в руке. Она с порога закричала: - О, Джеймс! Какое ужасное несчастье случилось во время ежегодного праздника рабочих! Робер Маккензи покончил с собой! Вот тогда мне и стало ясно, что означало видение, пригрезившееся во сне. Я произнес с полной уверенностью в своей правоте: - Нет, он не покончил с собой. - Но как Вы можете это утверждать? Откуда Вам знать? - Он сам мне только что об этом сказал. Замечу, что я, не желая прерывать мой рассказ, опустил кое-какие существенные детали... Так вот, когда Роберт явился мне во сне, я был поражен его внешним видом: лицо у него было мертвенно-бледное, даже синеватое, а на лбу выступил обильный пот и виднелись какие-то темные пятна.

Через некоторое время мы узнали, что произошло с бедным Робертом на самом деле. После окончания праздника, в субботу вечером, Маккензи прихватил с собой домой бутылку с неочищенной азотной кислотой, приняв ее по ошибке за бутылку виски. Он пришел домой, налил себе стаканчик и залпом выпил его содержимое. В воскресенье он умер в страшных мучениях. Все подумали, что он таким образом свел счеты с жизнью. Вот почему его дух явился ко мне и принялся уверять в том, что несчастный не был виновен в преступлении, в коем его обвиняли. Я потом специально проверил, какие симптомы бывают при отравлении азотной кислотой, и обнаружил, что они совпадают с теми признаками, которые я отметил на лице Роберта Маккензи. Подчеркиваю, что я прежде ничего не знал об этом, так что выдумать не мог.

Вскоре и власти в Глазго признали, что ошибочно приписали сметь бедняги Маккензи самоубийству, о чем меня и известил на следующий день письмом мой представитель в Шотландии.

Явился же мне его дух, очевидно, потому, что Маккензи испытывал ко мне чувство глубокой признательности за то, что я вытащил его из нищеты.

Бедняга, видимо, хотел, чтобы мое доброе отношение к нему осталось неизменным.

Что можно сказать об отчете, предоставленном в мое распоряжение промышленником из Глазго? Не служит ли явление духа умершего рабочего доказательством бессмертия души? Кстати, надо отметить, что в Англии самоубийство считалось преступлением.

В случае, о котором только что шла речь, молодой человек, отравившийся по ошибке в ночь с субботы на воскресенье в Глазго, явился во вторник к своему патрону в Лондоне, ничего не знавшему о его смети, для того, чтобы объявить о том, что он не совершал самоубийства. Но к тому времени он уже был мертв, и не час, не два, а целых двое суток! В данном случае нельзя предположить наличие случайного совпадения...

Камиль Фламмарион".

Вот такую статью опубликовал "Журналы". Статья произвела должный эффект, и реакция не заставила себя ждать. Уже на следующий день наш ученый собрат, господин Клеман Вотель, отличавшийся особым скептицизмом в данном вопросе, ответил мне статьей, в которой он полностью отрицал все факты и отвергал все доводы. Итак, вот эта статья: ^ "Перескажу вам случай, приведенный в качестве примера господином Фламмарионом.

В 1861 году однажды вечером господин Гарри Кауэр сидел в столовой своего дома в Сиднее (в Австралии). Он находился в дурном расположении духа, аппетита у него не было, и ему никак не удавалось отвлечься от грустных мыслей. Внезапно он услышал какой-то странный тихий звук, нечто вроде потрескивания. Он обернулся и увидел, что зеркало над камином треснуло.

- Как странно! - изумился Гарри Кауэр. - С чего бы это? И чтовы думаете? Через несколько недель он узнал, что именно в тот момент, когда треснуло зеркало, его престарелая тетушка, миссис Доротея-Элизабет Макклур, внезапно скончалась в своем доме в Миннеаполисе (штат Миннесота).

Далее господин Фламмарион вопрошает, не служит ли сей факт доказательством, причем неопровержимым доказательством, реальности явления духов умерших из загробного мира? Затем господин Фламмарион приводит рассказ некоего господина Арчибальда Блэкберна из Чикаго, которому в 1874 году в Вудстоуне (штат Огайо) явился дух его друга, господина Джона-Уильяма 0'Салливана, проживавшего в городке Нью-Типперери в штате Массачусетс. По словам Арчибальда Блэкберна, он вдруг увидел своего приятеля в весьма странном виде: лицо у него было какое-то сморщенное, перекошенное, он тяжело дышал, хватал ртом воздух и нелепо размахивал руками.

- Что с Вами? - спросил Блэкберн.

- На помощь! Я тону! - прохрипел 0'Салливан и тотчас же исчез.

Очень встревоженный, Блэкберн вернулся домоп А через неделю он узнал, что его друг утонул, купаясь в реке Миссури, и произошло это как раз в тот самый день и час, когда его дух звал на помощь.

Господин Фламмарион говорит нам, что тот, кто осмеливается отрицать эти красноречивые факты, либо невежда, либо человек, напрочь лишенный логики, либо, что еще хуже, просто злоумышленник. Так вот, я их отрицаю! Я отрицаю их все, разом, отрицаю самым решительным образом, отрицаю категорически! Мне доводилось читать в книгах господина Фламмариона, посвященных проблемам психики и души, а также в книгах других так называемых "исследователей тайн сферы духа" о бесчисленных случаях, до странности похожих на истории, приключившиеся с Гарри Кауэром и Арчибальдом Блэкберном. Я считаю все эти истории досужими выдумками, ибо они начисто лишены каких-либо документальных подтверждений. Все подобные случаи почему-то всегда происходят черт знает где или, как еще говорят, у черта на рогах (хотя дьявол тут как раз и не при чем), к тому же очень давно, чуть ли не в незапамятные времена, так что проверить ничего нельзя. И вообще, господа, если уж многие из нас бывают неспособны точно и внятно описать автокатастрофу, произошедшую прямо у нас на глазах на улице Парижа, то я считаю чистым безумием основывать и строить целую философию, целую систему взглядов или религию на каких-то стародавних историях, поведанных нам какими-то болтунами, о которых нам доподлинно ничего не известно.

Кстати, герои историй, связанных с явлениями духов из загробного мира, почему-то слишком уж часто говорят по-английски. Духи, призраки, привидения и тому подобные "создания" по какой-то неведомой причине никогда не являются уроженцами какого-нибудь французского городишки типа Понтарлье (департамент Ду) или Роморантена в Солони! Нет, все подобные истории происходят обычно в Англии либо в .Америке. Неужто загробный мир тоже является англо-саксонской колонией? Почему, скажите на милость, дух покойного господина Бессарабо не является председателю суда присяжных или судье, чтобы рассказать, при каких обстоятельствах он избрал себе в качестве "жилища" чемодан, где был обнаружен его труп? Пожалуй, подобные разоблачения могли бы в гораздо большей степени поколебать наш скептицизм, чем богатое собрание анекдотов и случаев, о которых но сообщают в газетах в рубриках "Происшествия", заботливо собранных милым и задумчивым господином Камилем Фламмарионом.

Клеман Вотелъ".

И при помощи таких шуточек, такой незамысловатой игры слов, таких каламбуров наш собрат по перу надеется объяснить тайну посмертного явления Роберта Маккензи своему патрону?! Смею заметить, что подобное "решение" проблемы не имеет ничего общего с самой проблемой, стоящей перед нами. Оно сводится в конце концов к очень простым словам: "Там ничего нет".

Но произнести эту фразу и на сем успокоиться совершенно невозможно, учитывая тот факт, что мы располагаем множеством свидетельств, подтверждающих реальность и неоспоримость подобных явлений.

Так как господин Клеман Вотель утверждал, что все истории такого рода происходят черт знает где, случились очень давно и лишены каких-либо документальных подтверждений, то я ткнул его носом в отчет об истории, произошедшей во Франции.

Поведал мне эту историю господин Фредерик Уингфилд из городка Бель-Иль-ан-Тер, что в департаменте Кот-дю-Нор. Вот что он написал: "В ночь на 25 марта 1880 года мне приснилось, что мой брат Ричард сидит на стуле напротив меня. Я ему что-то говорю, а он лишь кивает головой, затем встает и выходит из комнаты. Тут я проснулся и обнаружил, что не лежу, а стою в довольно странной позе: одной ногой на полу, а другой - на постели. К тому же я пытаюсь говорить и произнести имя брата. Ощущение, что он действительно только что был в моей комнате, было столь сильным, а сама сцена запомнилась столь точно и живо, что я тотчас же покинул спальню и отправился на поиски брата.

Я зашел в гостиную, но там никого не было. Внезапно у меня возникло предчувствие, что вот-вот должно произойти како' ю ужасное и неотвратимое несчастье. Я сделал запи(:. в моем дневнике о том, что у меня было видение, .. о том, что у меня появилось дурное предчувствия.

В заключение я написал: "Не допусти сего, Господи!" Однако это не помогло... Три дня спустя я получил известие, что мой брат умер 24 марта в половине девятого вечера вследствие травм, полученных при падении с лошади на охоте. Итак, смерть наступила несколькими часами ранее, чем у меня было видение".

Наш остроумный, хитрый, ловкий, изворотливый парижанин, отрицающий все и вся, уведомил меня о получении моего послания весьма любезным письмом, из коего я приведу здесь лишь несколько строк: "Да, согласен, история сия произошла во Франции, в департаменте Кот-дю-Нор, но ваши герои все равно почему-то англо-саксы, ведь Ричард Уингфилд никак не может сойти за француза. Короче говоря, я не признаю истинности этой истории, как и всех прочих. Я утверждаю, что все это иллюзии, ложь, шутки, розыгрыш".

Выходит, что изложение результатов наблюдений, причем изложение, выдержанное в спокойном, рассудительном тоне, ничего не значит и ничего не стоит только потому, что рассказчик - не француз! Увы, даже если бы он и был французом, результат был бы тот же, господин Вотель и тогда бы утверждал, что все это либо вымысел, либо шутка. По его мнению, во всех подобных историях одни сплошные шутки, а смерть, страдания, горе, траур, отчаяние не в счет, и мы должны лишь весело смеяться над рассказчиками. Да, подобный способ объяснений самых необъяснимых феноменов действительно очень прост! Заметим, однако, что такое отношение к тайнам природы весьма распространено, ибо люди со всеми науками при их зарождении обходились столь же непочтительно.

Кстати, для меня события, имевшие место в Лондоне или Риме, столь же важны и значимы, как и события, случившиеся в Париже; духи умерших являются людям во всем мире, так что ни Англия ни Франция не обладают монополией на сие явление.

Через несколько дней я получил письмо из городка Булонь-сюр-Мер, в коем содержался рассказ о случае, произошедшем во Франции, и героями его были истинные французы. Вот это послание: "Я прочитала Вашу статью, а затем ознакомилась и с ответом на нее, написанным этим смешным господином Клеманом Вотелем, который отрицает истинность всех приведенных Вами в качестве примеров фактов на том основании, вернее под тем предлогом, что они имели место в дальних краях. Так вот, я расскажу Вам о случае, произошедшем в Париже в 1911 году, и вы можете ознакомить с моими показаниями господина Вотеля.

Мой отец умер в результате неудачной операции в феврале 1906 года в больнице. Наша семья была столь бедна, что у моей матери не нашлось денег на достойные похороны, а потому хлопоты и расходы по погребению взяла на себя больница, вследствие чего мой отец был похоронен в общей могиле на кладбище Бане.

Случай, о котором я хочу рассказать, произошел спустя 5 лет после кончины отца, когда я жила в Париже на улице Этекс. Итак, однажды утром я находилась дома. Я пошла на кухню, чтобы там позавтракать (было 7 часов утра), и вдруг увидела стоявшего прямо'' посреди кухни отца, одной рукой опиравшегося на раковину. Это был он, я его узнала! И выглядел он таким же спокойным и умиротворенным, каким обычно бывал при жизни.

Прошло несколько месяцев. Я никому не рассказывала о том, что мне явился дух отца, так как боялась насмешек. Но вот однажды, оказавшись в гостях у сестры, я поделилась с ней моей тайной. Она выслушала меня очень внимательно, призадумалась, а потом с неподдельным изумлением воскликнула: - Ну надо же! Ведь это произошло как раз в тот день, когда перезахоранивали прах отца! Теперь пришел черед удивляться мне. Я ничего не знала о том, что отца перезахоронили, и спросила, почему меня не предупредили и не позвали.

- Да мы подумали, что ты у нас соня и не сможешь прийти на кладбище в столь ранний час, - ответила сестра.

- А в котором часу вы были на кладбище? - В 7 часов утра.

Почему дух отца явился мне? Быть может, он хотел упрекнуть меня за то, что я не присутствовала в тот момент на кладбище? Но ведь я не виновата, меня не предупредили...

В то время я не верила в Бога, я вообще ни во что не верила, ибо была воспитана вне всякой религии, но с того самого дня, когда я увидела призрак отца, я, клянусь, уверовала в Бога и в существование бессмертной души.

Соблаговолите принять мои уверения в полнейшей истинности всего рассказанного мною.

Мадемуазель N.N. (прошу сохранить мое имя в тайне от всех)".

Конечно, и в данном случае можно выдвинуть старую, как мир, гипотезу о том, что рассказчица без всякой причины вдруг стала жертвой галлюцинации. Но как не подвергнуть эту гипотезу осмеянию из-за странного совпадения по времени двух событий: самого видения и эксгумации тела отца моей корреспондентки? Вот в чем проблема! Можно ли рассматривать эту историю как дурную шутку или низкий обман?! Что вы об этом думаете? Не лучше ли признать, что мы еще мало или почти ничего не понимаем в этом вопросе? Не честнее ли признать, что за всем этим кроется таинственное нечто и что наш долг состоит в том, чтобы признать и изучить имеющиеся факты? Приведу еще один пример явления духа умершего, причем в данном случае гипотезу об иллюзии или обмане даже выдвигать недопустимо, ибо имеются два независимых свидетеля. Письмо пришло из Страсбурга и было написано 17 июня 1922 года: "Мой брат Юбер Блан был духовником обитателей монастыря в Сен-Поль-Труа-Шато в департаменте Дром. Один из братьев-монахов был уже давно столь плох, что не вставал с постели. Все знали, что он при смерти. Мой брат почти каждый день приходил к умирающему, чтобы провести .у его изголовья несколько минут. Однажды во время неторопливой беседы больной, знавший, что дни его сочтены, сказал: - Знаете, отец мой, я не отойду в мир иной, не простившись с Вами.

Если Вас не будет поблизости, я сам приду с Вами попрощаться.

- Очень на это надеюсь, - ответил мой брат шутливым тоном.

Дня два или три спустя мой брат и моя мать, часов в десять вечера отправившиеся спать, одновременно услышали, как кто-то поворачивает ключ в замке входной двери, а затем различили чьи-то шаги в коридоре.

Следует заметить, что их спальни располагались довольно далеко друг от друга. Моя матушка, напуганная непонятным ночным визитом, закричала, призывая на помощь моего брата: - Юбер, кто-то забрался к нам в дом! Мой брат, услышавший таинственные звуки и вопли матушки, вскочил с постели, обошел весь дом, осмотрел входную дверь и убедился, что она заперта. В доме не было никого, кроме них двоих. Однако как только брат закончил осмотр дома и собирался было вновь лечь в постель, раздался телефонный звонок.

- Алло! Святой отец, брат такой-то умирает и желает с Вами проститься.

Приходите скорей! Брат, разумеется, поспешил в монастырь и поспел как раз в тот момент, когда монах испустил последний вздох.

Брат тотчас же рассказал эту историю настоятелю^ монастыря, и она произвела на братию большое впечатление, ведь подвергать сомнению свидетельство брата и матушки, людей добропорядочных, честных и верующих, у них оснований не было.

Брат с матушкой частенько вспоминают про тот случай, и я прошу Вас, если Вы сочтете нужным и уместным, довести его до сведения Ваших читателей.

Мой брат умер и похоронен в Гриньяне (департамент Дром), где он служил Господу и людям в качестве кюре кантона.

Мариус Блан, технический руководитель бисквитной фабрики "Аист" в Страсбурге".

Разумеется, все эти таинственные звуки, этот ключ, как бы сам собой поворачивающийся в замке, эти шаги невидимого гостя, раздающиеся в коридоре, - все это явления необъяснимые, непонятные, но отрицать их невозможно. И примеров подобного рода тысячи! Не могли же все свидетели выдумать все эти случаи! А ведь я получил более пяти с половиной тысяч посланий, содержащих свидетельские показания людей, коим духи умерших являлись после смерти...

Из других источников мне известны также многочисленные истории, имевшие место в различных странах, практически во всех уголках мира. И утверждать, что все очевидцы - шутники, просто непозволительно.

Я хотел бы привести здесь еще одно письмо, полученное после опубликования вышеназванной статьи.

"Дампьер, 16 июня 1922 года. Многоуважаемый и прославленный Учитель! Я прошу Вас простить меня за мою нескромность и навязчивость, но я не могу не написать Вам. Прочитав сегодня Вашу блистательную статью в "Журналь", я тотчас же вспомнил одну историю, причем за достоверность всех фактов я отвечаю полностью, вот почему я позволил себе отвлечь Вас от Ваших ученых трудов, ибо полагаю, что она для Вас представляет определенный интерес.

Мой дед, уже покинувший этот мир, был при жизни дорожным инженером округа. Он состарился и вышел на пенсию. Однажды утром он вышел из своей спальни, спустился вниз и сказал: "Сегодня ночью мне приснился странный сон: будто бы передо мной появился мой кузен и сказал, что он только что скончался. Затем он вроде как попросил меня пойти с ним к нотариусу, где он ознакомит меня со своим завещанием".

В этот момент рассказ деда был прерван появлением почтальона, принесшего телеграмму; в ней нас извещали о кончине дедушкиного двоюродного брата. Все мы были потрясены как самим известием (тем более что еще недавно наш родственник пребывал в добром здравии), так и совпадением событий, увиденных во сне и произошедших в реальности.

Но на этом история не закончилась! Все дело в том, что, когда нотариус вскрыл и прочел завещание, все члены семьи покойного были изумлены до крайности, потому что он оставил все свое состояние не кому-то из тех, кого он любил -при жизни, а человеку, которого он презирал и почти ненавидел. Впоследствии наследника даже обвиняли в том, что он каким-то образом подменил завещание... Вполне возможно, что так оно и было. Вероятно, дух умершего и явился моему деду для того, чтобы привлечь внимание к странностям, содержащимся в завещании.

Если Вы, многоуважаемый мэтр, соблаговолите прочесть эти строки, Вы, вероятно, сможете прийти к какому-либо выводу.

Прошу принять мои нижайшие заверения в совершеннейшем моем почтении и глубочайшем восхищении.

Поль Брюстъе, сборщик налогов из Дампьера (департамент Сена и Уаза)".

Конечно, можно постараться объяснить подобные явления наличием телепатической связи или связи на уровне подсознания, но отрицать их просто абсурдно.

Прежде чем признавать, что на человека оказывает воздействие чужой разум, надо рассмотреть все возможные гипотезы, как те, в коих речь идет о неосознанной работе человеческого мозга, так и те, в коих предполагается особая роль человеческой памяти, мимо которой ничто не проходит бесследно. И условие этр нужно соблюдать неукоснительно, ибо это совершенно необходимо! Однако вернемся к истории с Робертом Маккензи; внимательно рассмотрим все факты и исследуем их.

Итак, мы ищем доказательства бессмертия души. Проблема эта столь важна, что все замечания и все возражения должны быть тщательно рассмотрены и взвешены. А в случае с Робертом Маккензи возникают многочисленные недоуменные вопросы и не менее мно- ' гочисленные замечания.

Следует заметить, что этот пример я взял из моей книги "После смерти" и немного сократил текст в соответствии с требованиями газетной статьи. В книге я обратил внимание читателей на тот факт, что здесь могло иметь место внушение мысли на расстоянии, произошедшее, однако, с большой задержкой. Можно предположить, что находившийся при смерти Роберт Маккензи думал перед кончиной о своем патроне и сгорал от желания известить того о своей невиновности; можно также предположить, что мозг владельца заводов, которого мы назовем получателем известия, или адресатом, воспринял сообщение в какой-то скрытой форме, а ясным оно стало для адресата только во время ночного сна, то есть по достижении состояния покоя.

Кстати, по поводу истории с Робертом Маккензи один из моих читателей прислал мне очень обстоятельное письмо со своими комментариями, в котором и была высказана эта гипотеза, а также гипотеза об имевшем место факте передачи мысли на расстоянии при помощи письма. Вот что написал мой уважаемый корреспондент: "Вполне возможно, что Роберт Маккензи во время своей долгой и мучительной агонии уловил мысли людей, его окружавших, или расслышал их слова. Все вокруг говорили о самоубийстве, что в его стране считалось преступлением. Честный, порядочный и очень совестливый юноша оказался перед кончиной во власти навязчивой идеи каким-то образом оправдаться в глазах патрона, обелить себя, сообщив ему правду о несчастном случае. Но мысль его не могла быть передана посредством слов, ибо у бедняги была сожжена гортань, а потому он искал и, быть может, нашел другой способ связи. Вы ведь признаете существование телепатии? Возможно, в данном случае и имела место телепатическая связь между двумя людьми... Но всегда ли сообщение, преодолев пространство, тотчас же достигает мозга предполагаемого получателя информации, если он не предупрежден заранее и не готов воспринять сообщение? Стоит обратить внимание на то обстоятельство, что патрон Роберта Маккензи, чрезвычайно увлеченный бизнесом, что доказывает и его сон (вспомните переговоры с неизвестным джентльменом), ко всему прочему человек довольно упрямый и целеустремленный. Возможно, его мозг улавливал передаваемое сообщение, но отталкивал его как вещь в данный момент ненужную и даже мешающую ведению дел. Однако ночью, когда треволнения дня отступили и забылись, когда стихли другие шумы и голоса, его мозг стал более восприимчив и смог расслышать безгласный призыв, многократно повторявшийся, а потому и вступил в контакт с призраком. Остальное Вам известно. Что же касается самого призрака, то по каким приметам Вы определили, что он является существом из загробного мира, а не воплощением мысли человека, бывшего еще живым в момент, когда он передавал свое сообщение? Примеры задержек в телепатических зях известны, и Вы сами допускаете, что такое возможно. Насколько мне известно, Вы сами в некоторых случаях признавали, что телепатический контакт осуществился с некоторым опозданием, так почему же Вы отрицаете такую возможность в данном случае? К тому же можно выдвинуть и еще одну гипотезу, которая сама собой напрашивается, когда читаешь описание случая с Робертом Маккензи.

Итак, мы знаем, что из Глазго после смерти юноши было отправлено письмо, извещавшее владельца заводов о несчастье, но он, разумеется, об этом не знал. В письме содержались детали трагической кончины работника. Так нельзя ли предположить, что автор этого послания вступил в телепатический контакт с адресатом и внушил ему на расстоянии мысль о случившемся, а уж воображение, гораздо более деятельное в состоянии сна, чем при свете дня, подготовило владельца заводов к "явлению" духа, обставленному, надо признать, весьма драматически? Разве Вам не кажется, что слова "Вы скоро обо всем узнаете", несколько раз повторенные "духом", являются прямым намеком на то, что письмо непременно придет. Я считаю, что то было явное внушение мысли на расстоянии.

Таким образом, мы вновь вернулись к феноменам, уже признанным и вызывающим мало дискуссий, то есть к телепатии, способности видеть события на большом расстоянии и т. д. И явления эти для тех, кто признает их существование, вовсе не являются неоспоримым доказательством бессмертия души, единственного предмета нашего ученого спора.

Однако должен признать, дорогой мэтр, что мои гипотезы и толкования вовсе не лишают права на существование Вашу гипотезу, ибо они могут существовать, так сказать, параллельно. Но ведь и Ваша гипотеза оставляет место для существования других гипотез, а раз так, то она перестает быть окончательной.

Жорж Изсцлбар, Нейи-сюр-Сен (департамент Сена)".

Письмо это очень серьезное и деловое, в отличие от статьи Клемана Вотеля, ибо автор выдвигает целых две гипотезы, служащих объяснением ным фактам. Рассмотрим сначала первую из них, так как я специально изучал данную проблему в течение длительного времени. ' С того времени, как я начал вести исследовательские работы, посвященные проблеме существования и бессмертия души, то есть с 1899 года, я получил более пяти с половиной тысяч писем, и в каждом содержался рассказ об интересовавших меня явлениях. Группы исследователей, работавшие во Франции, Англии, Италии, Германии и других странах, также регистрировали различные случаи психических явлений, и примерно такое же количество (то есть около 5 тысяч) этих примеров было доведено до моего сведения, так что я лично изучил около II тысяч случаев. Но должен заметить, что среди всего этого довольно значительного количества примеров нет ни одного, который мог бы сравниться по чистоте и полноте явления со случаем с Робертом Маккензи. Пожалуй, наиболее близок к нему как пример замедленной мозговой реакции на телепатический контакт случай, уже приведенный мной в этой книге. Я имею в виду случай с Луи Ноэлем, когда дух его сестры, крепкой, здоровой, жизнерадостной восемнадцатилетней девицы, почувствовавшей себя плохо во время прогулки по Перпиньяну и скончавшейся в ужасных мучениях от дифтерита, явился брату, учившемуся в Монпелье. Правда, я отнес сей случай (факт абсолютно достоверный) в разряд примеров осуществления телепатической связи между живыми людьми, а не в разряд явлений духов умерших, хотя и оставил право на существование и для этой гипотезы. Поступил я именно так, а не иначе по той причине, что мы прежде всего должны искать объяснения какому-либо феномену в мозговой деятельности живых людей. Фредерик Майерз, создатель теории об ощущениях, которые могут возникать со значительной задержкой во времени, столь тщательно изучивший это явление, допускает, что задержка может составлять несколько часов, максимум 12 часов. Он утверждает, что сие явление объясняется тем, что человеческий мозг слишком загружен днем, что не позволяет определенному ощущению возникнуть в то время, когда на самом деле происходит телепатический контакт, а потому "тайное становится явным" только в часы, когда мозг отдыхает и может уловить чужую мысль.

Вернемся к рассмотрению случая с Луи Ноэлем. В тот знаменательный день юноша был на пикнике. Болезнь сразила его сестру 22 ноября после полудня, а наутро она скончалась. Ни о чем не ведавший Луи вернулся домой в ночь с 23 на 24 ноября, примерно в 2 часа после полуночи, улегся спать в прекрасном расположении духа, заснул, а в 4 часа утра увидел во сне смертельно бледную сестру, призывавшую его к себе.

Вполне логично было бы предположить, что мы имеем дело с фактом так сказать "отложенного" телепатического контакта, то есть контакта, осуществлявшегося с задержкой по времени. Можно выдвинуть гипотезу, что связь не осуществилась раньше, ибо молодой человек был просто не в состоянии воспринять призыв сестры. С большой натяжкой, но мы все же соглашаемся признать, что в данном случае имела место телепатическая связь между двумя живыми людьми, хотя задержка и составила 23 часа, если учтем, что девушка до последнего вздоха продолжала звать брата...

Как мне кажется, учитывая состояние, в коем пребывал адресат телепатического контакта, то есть Луи Ноэль, мы все же можем допустить, что имела место задержка по времени, хотя, повторяю, обычно она не превышает нескольких часов, а тут мы имеем почти целые сутки...

Но допустимо ли опираться и ссылаться на сей пример при попытке объяснить случай с Робертом Маккензи? Ни в коем случае! Делать этого категорически нельзя, так как подобные объяснения никак не согласуются с реальностью! Я сказал, что из II тысяч известных мне случаев только случай с Луи Ноэлем может быть сравним с историей Роберта Маккензи. И однако, какая между ними разница! Сравним и проанализируем, господа.

Итак, у Луи Ноэля возникли определенные ощущения в тот момент, когда он стал способен воспринять призыв сестры, то есть в первую же ночь после того, как она взывала к нему, и телепатический контакт осуществился через два часа после того, как благословенный сон освободил мозг юноши от впечатлений и восторгов бурного дня.

Патрон же Роберта Маккензи увидел свой знаменитый сон спустя двое суток, то есть через 48 часов ле смерти несчастного парня. Чтобы применить к данному случаю гипотезу о задержке телепатического контакта во времени, нам пришлось бы предположить, что владелец заводов не спал всю предыдущую ночь, что весьма маловероятно. Мы должны будем также предположить, что его мозг и в течение всей второй ночи был не в состоянии воспринять безгласный призыв и стал достаточно чуток лишь ко времени пробуждения. Вследствие всего вышесказанного мне кажется, что мы должны, вернее, вынуждены, отбросить все объяснения подобного рода как несостоятельные, ибо существует предел возможной задержки по времени между передачей и восприятием телепатического сообщения. Итак, наиболее вероятной и реальной в данном случае становится гипотеза о явлении духа умершего.

Что же касается гипотезы о том, что мысль о смерти Роберта могла быть внушена его патрону отправителем письма, то она еще менее приемлема и допустима, потому что в письме сообщалось о самоубийстве, а не о смерти в результате несчастного случая. Если принять все же эту гипотезу, то тогда мы будем вынуждены предположить, что жена промышленника не поверила тому, что в нем было написано, и сама предположила, что произошла чудовищная ошибка, иначе у нас не сойдутся концы с концами. Но согласитесь, все это настолько маловероятно... Да нет, это просто невозможно! Можно, конечно, еще предположить, что во сне инженер каким-то образом при помощи телепатии прочел адресованное ему послание и в его мозгу полученная информация претерпела определенные изменения... Гипотеза на гипотезе, но, в конце концов, нельзя же строить одно предположение за другим до бесконечности! Среди многочисленных писем, полученных мной, было немало таких, где авторы пытались найти объяснение всему случившемуся и чаще всего строили предположения, согласно которым передача мыслей на рас-.

стоянии могла произойти при помощи письма, полученного супругой промышленника. Но, как мы уже видели, гипотеза эта несостоятельна.

Упомянул же я о ее существовании лишь для того, чтобы еще раз показать, что прежде всего нам нужна полная ясность.

Добавлю также, что внешний вид Роберта Маккензи, явившегося патрону во сне (наличие особых пятен, являющихся верными признаками отравления, и мертвенная бледность), гораздо лучше, чем всякие другие аргументы, служит доказательством того, что промышленнику явился дух уже умершего юноши.

Нашим первым и естественным желанием бывает приписать все случаи явлений духов умерших феномену телепатической связи между живыми людьми. Но в некоторых случаях такое решение проблемы не представляется возможным. Приведу в качестве подобного примера историю, приключившуюся с некой миссис Меннсер. Эта дама однажды ночью во сне дважды видела своего брата, и в каком жутком виде! Бедняга якобы появлялся в ногах ее постели, он был обезглавлен, а его голова лежала на кресле, стоявшем рядом. Есть от чего прийти в ужас...

Кстати, миссис Меннсер не знала, где в тот момент находился ее брат, мистер Веллингтон, ей было только известно, что он где-то за границей, путешествует. В действительности сей господин находился вместе с сэром Джеймсом Бруком в Сараваке, небольшом султанате на северо-западе острова Борнео, где он и был убит во время восстания китайцев. К несчастью, бунтовщики почему-то приняли его за сына раджи, вот почему беднягу убили, отсекли у трупа голову, насадили на пику и носили как символ победы, а тело его сожгли вместе с домом раджи. По времени сей вещий сон довольно точно совпал с моментом убийства. Можно почти с полной уверенностью утверждать, что голову несчастному отсекли уже после смерти, потому что восставшие китайцы были простыми работягами, а не солдатами, и они не могли, располагая теми средствами, что у них оказались под руками, орудовать как солдаты саблями или палачи - топорами. У них просто не было такого оружия, при помощи коего они могли бы одним ударом отрубить европейцу голову...

Из всего вышесказанного мы должны сделать вы- j вод, что дух брата вступил в контакт с сестрой и передал ей сообщение о несчастье уже после того, как ему отсекли голову, то есть после смерти.

Приведу еще один очень убедительный пример того, что имело место явление духа умершего, а не телепатический контакт двух живых людей.

Итак, некой миссис Стори из Эдинбурга, проживавшей в городке Хобарт-Таун в Тасмании, однажды приснился странный, путаный и страшный сон, состоявший из череды смутных видений, вроде бы даже не связанных друг с другом. Сначала она увидела своего брата-близнеца, сидевшего под открытым небом на каком-то возвышении. Он воздел руки к черному ночному небу и произнес: "Поезд! Поезд!" Затем раздался глухой удар, как будто какое-то крупное тело налетело на этого человека, он упал на землю бездыханным,- а мимо со свистом пронеслось нечто огромное и черное. Затем миссис Стори увидела во сне купе железнодорожного вагона, и в этом купе сидел пастор Джонстон, которого она тотчас узнала. Затем она вновь увидела своего брата, поднесшего руку ко лбу, как если бы у него очень сильно болела голова и он очень страдал, а следом за этим чей-то незнакомый голос ей объявил, что ее брат только что скончался.

Как стало известно позже, брат миссис Стори погиб в ту ночь под колесами поезда, так как присел на насыпь отдохнуть.

Следует заметить, что все детали сна в точности соответствовали реальности; например, достопочтенный пастор Джонстон действительно ехал в поезде, под колесами которого погиб брат миссис Стори. Так как сей факт не мог стать известен несчастной жертве этой трагедии при жизни, то остается признать, что именно дух умершего узнал об этом обстоятельстве и, показывая ход событий госпоже Стори, сообщил ей и эту деталь.

Обычно, подчиняясь законам логики, человек должен искать объяснения каких-либо феноменов в способностях, присущих людям живым, однако еще не известных науке. Что касается меня, то я склонен поступать именно так, потому что в астрономии мы имеем дело со звездами, более не существующими. Однако свет этих давно погасших светил доходит к нам сейчас, хотя и был излучен миллион лет назад. Звезды мертвы, но они говорят с нами на своем языке.

Совершенно естественно, что многие сомневаются в том, что духи умерших являются живым. Наша задача состоит в том, чтобы подвергать сомнению все подобные факты, но только до тех пор, пока не будут представлены неопровержимые доказательства реальности факта. Существует тенденция подозревать всякого, кто рассказывает о явлении духа умершего, во лжи, и на это нас подталкивают как кажущаяся на первый взгляд явной неправдоподобность самого события, так и тот факт, что доказательства его истинности очевидец может представить в очень редких случаях. Увы, прежде всего мы сомневаемся именно в правдивости рассказчи-' ка, так как слишком часто встречаются неумные шутники и обманщики. Но если даже человек рассказывает; абсолютно честно о том, что он видел своими глазами^ его может подвести память, ибо тут возможны и пре-Д увеличения, и невольная подгонка, скажем, сновиденияД к каким-то действительно реальным событиям. И нако-Д нец, приходится признать, что сама проблема, стоящаяД перед нами, настолько важна, что мы не можем и HI должны принимать в расчет свидетельства, если мы а уверены в их абсолютной правдивости, достоверности i наличии соответствующих доказательств. К тому жб1 крайне важно уметь правильно использовать любо^Д случай, ибо прежде всего нужно убедиться в том, чт(Д он не может быть объяснен с точки зрения проявлени] каких-либо способностей живого человека, и только уя после этого можно будет признать, что имело мест' действие, произведенное духом умершего. Стоит такж заметить, что судить о явлениях такого порядка имее право только человек, обладающий определенной сум мой знаний по данному вопросу.

Отмечу, кстати, что очень часто в общественно сознании возникает некая путаница, некое смещения понятий, даже замешательство по поводу исследова ний метафизических явлений и процессов. Чтобы и быть голословным, приведу пример из недавнего про шлого: опыты, проведенные тремя профессорами Сорбонны в 1922 году по получению видимого свечени} тела медиума, не дали положительных результатов или, чтобы быть более точным, не внесли полной ясности в данный вопрос. И вот на основании этой неуда' чи (а в науке неудача при проведении опытов - вепр вполне нормальная и заурядная) многие пришли к вы, воду) что никакие духи умерших живым никогда являются и что подобного явления вообще не существует! Рассказы, содержащиеся в письмах, адресованных мне незнакомыми людьми, практически ничем не отличались от рассказов о случаях явлений духов умерших, услышанных мной от людей, которых я знал давным-давно и которым доверял как самому себе. И если я знал, что рассказы моих знакомых совершенно правдивы, то у меня не было никаких оснований не верить и моим незнакомым корреспондентам. Шутники и врали редко встречаются среди тех, кто повествует о видениях умерших родственников. Смерть отца, матери, жены или ребенка причиняет столь сильную боль, что ни у кого не возникает охоты смеяться над подобными вещами и устраивать глупые розыгрыши. К тому же очень часто по самому тону рассказчика можно понять, говорит он правду или лжет. Как говаривал Бюффон, знаменитый естествоиспытатель XVIII века, стиль речи красноречивее всего определяет человека.

Без сомнения, это так. Но доверяя корреспондентам, я оставляю за собой право подвергнуть все данные суровой проверке.

И почти всегда мои расследования заканчивались полным подтверждением полученных мной сведений.

Точно так же поступали, со своей стороны, и члены "Общества психических исследований" Лондона. Несмотря на то что в рассказах очевидцев порой встречались незначительные расхождения, несмотря на то что некоторым из рассказчиков порой изменяла память, практически всегда приходилось констатировать, что сам факт явления духа умершего в действительности имел место, а не был выдуман.

Однако если мошенники и лжецы среди людей, повествующих о контактах с мертвецами, встречаются довольно редко, зато довольно часты случаи, когда человек становится жертвой галлюцинаций. Имя им - легион. Вы даже не можете представить себе, насколько легковерны представители рода человеческого! И все же следует помнить, что существование фальшивой монеты нисколько не мешает существованию подлинных денег...

Самое трудное, как это ни странно, для человека, вероятно, быть независимым в своих суждениях, рить то, что думаешь и знаешь, нимало не заботясь о том, какое впечатление произведешь на окружающих и что о тебе скажут. "Vitam impendere vero!", что означает "Посвятить жизнь истине!", - благородный девиз Ювенала и Жан-Жака Руссо...

И вот что любопытно более всего: свободный поиск истины почему-то раздражает всех и вся. Скорее всего, вольнолюбивый правдоискатель неугоден всем потому, что каждый руководствуется в жизни засевшими в мозгу предрассудками, с коими ни за что не желает расставаться.

И все же под градом упреков, насмешек и прочих метательных снарядов я смею утверждать следующее: сущность человека, его природа и способности еще неведомы до конца ни физиологам, ни естествоиспытателям, ни философам.

Случается, что человек, умерший в Марселе, в ту же самую минуту может появиться в Париже, Алжире, в Америке или в Китае, хотя тело его будет по-; прежнему оставаться в Марселе.

Бывает и такое: молоденькая девушка, танцующая; вальс с женихом, которого она любит без памяти, вдруг видит, как в танцевальный зал входит ее мертвая мать; и тогда объятая ужасом невеста кричит, что в эту ми-^ нуту ее мать умирает за тысячу километров от тоге места, где находится ее дочь.

Некий господин, проходивший по улице под окнам" дома своей возлюбленной, может вдруг появиться в е( комнате, не переставая при этом шагать по тротуару Ваша мысль может повлиять на мысль другого че-Д ловека, но ни вы, ни он этого не ощутите.

Можно увидеть во сне страну, где вы никогда н( были, можно увидеть себя в этой стране таким, какш вы станете и каким вы посетите ее лет через десять.

Будущее можно ощутить и воспринять точно та] же, как и прошлое. Только настоящее не существуе' ввиду того, что оно, если проанализировать с научно] точки зрения, занимает мгновение, частицу времен] менее одной сотой секунды.

Мы и в самом деле еще ничего не знаем точно. ^ нас нет никаких конкретных, абсолютных данных, и нзя окружают какие-то неведомые существа, неведомьи силы... И пусть никто из нас не будет столь заносчив самоуверен, дерзок и нагл, чтобы заявлять: "Это невозможно, а это возможно". У нас есть лишь одно-единственное право: право быть скромными, в особенности в тех вопросах, что касается таких понятий, как жизнь и смерть. Всегда следует помнить, что мы живем в неведомом мире и в мире неведомого. Но нам никто не запрещал исследовать этот мир, это можно и нужно делать...

Пьер-Симон Лаплас, наш выдающийся астроном, математик и физик, рассуждал примерно так же, когда писал в своем труде "Аналитическая теория вероятностей" следующее: "Мы так далеки от познания всех сил природы и их способов действия, что с нашей стороны было бы неразумно отрицать любые феномены природы только потому, что они необъяснимы с точки зрения тех знаний, коими мы располагаем на сегодняшний день. Только мы должны исследовать эти феномены с величайшим тщанием именно потому, что нам трудно допустить сам факт их существования. И в этом деле нам совершенно необходимо рассчитывать вероятность случайных совпадений, чтобы определить, сколько нужно провести опытов для достижения определенных результатов, свидетельствующих в пользу существования этих феноменов в такой степени, чтобы они перевесили доводы, препятствующие допущению их существования".

Сии аргументы обессмертившего свое имя французского астронома вполне точно совпадают с центральной линией нашей работы над метафизическими проблемами.

Мы, господа, оказались в очень хорошей компании с самим Лапласом! Некоторые замечания, возражения, требования и утверждения оппонентов в конце концов начинают раздражать. К разряду таковых я отношу утверждение, что результаты наблюдений могут быть признаны истинно научными только в тех случаях, если их можно воспроизвести по-желанию и когда угодно. Но ведь это равнозначно тому, что какой-нибудь сумасброд примется утверждать, что молнии и раскатов грома не было только на том основании, что их невозможно воспроизвести! Люди, выдвигающие подобные требования по отношению к результатам наблюдений, путают вещи абсолютно различные по своей природе: наблюдение какого-либо явления и опыт. Человек наблюдает какое-либо явление, происходящее внезапно, а опыт подготавливается специально. Должен ли такой феномен, как явление духов умерших, быть признан как факт, научно доказанный при помощи достаточного количества наблюдений? Вот в чем вопрос, и не стоит его осложнять посторонними рассуждениями, ибо он сам по себе достаточно сложен.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы