АРХЕОЛОГИЯ УРАЛА

Уральская Историческая Энциклопедия

Содержание

АРХЕОЛОГИЯ УРАЛА

наука, изучающая следы и остатки жизнедеятельности конкретно-ист. об-в края древних эпох. Эти следы сохранились в земле, на ее поверхности, на скалах, в виде культ. слоев археол. пам.: стоянок, пос., городищ, мест древних произв., курганных и грунтовых могильников, святилищ, наскальных изображений, кладов. В ходе полевых и камеральных археол. иссл. пам. и материалов с них накапливаются археол. источники. Они позволяют выделить археол. культуры (АК), типы пам. (ТП), культ.-ист. общности (КИО), ист.-культ. зоны (ИКЗ).

В АК выделяются комплексы пам. конкретной тер. и определенного ист. периода, имеющие общие черты в форме, технологии и наборе орудий; форме, технологии и орнаментации посуды и украшений; способах погребального обряда; образном строе иконографии рисунков и пластики. Они позволяют воссоздать модель культуры конкретной ист. общности. Если для выделения АК недостаточна источниковая база, но на пам. определенной тер. встречается серия специфических находок, чаще всего керамики, там речь идет о выделении типа пам. КИО, или просто общность характеризует совокупность АК на больших тер. (лесное Зауралье, степи Юж. У. и т.п.). Общие черты в мат. и духовной культуре КИО могут иметь разл. интерпретацию: единая генетическая основа; результат длительных хоз. и культ. связей разноэтнических групп в контактной зоне; результат миграции и процесса взаимоассимиляции культур и др. Ист.-культ. зону составляет ряд КИО одной эпохи на большой тер. (Евразия) с определенным ландшафтом. Им присущ одинаковый образ жизни, способы ведения х-ва и близкие формы мировидения.

Анализ взаимосвязей АК, КИО, ИКЗ конкретной эпохи (мезолита, энеолита, бронзы, раннего жел. в., позднего жел. в.), установление причин и направления изменения культур от одного периода к другому в пределах эпохи, а также от одной эпохи к другой, позволяет воссоздать модели ист. процессов на У. в древности.

В соответствии с накоплением источниковой базы, с изменением концептуальных схем и развития методических приемов история археол. иссл. на У. прошла ряд периодов.

Первый период - самые ранние упоминания об археол. пам. Ср. и Юж. У. относятся к концу XVII - нач. XVIII в., когда в связи с развитием горного дела на У. были обнаружены следы древних меднорудных разработок - "чудские копи". В 1705 Н.К.Витзен в соч. о Вост. и Сев. Татарии впервые опубл. сведения о наскальных изображениях У. и курганах на тер. близ Тобольска, Верхотурья и Тюмени. В XVIII в. в составе комплексных экспедиций проводили обследование археол. пам. У. Н.П.Рычков, П.С.Паллас (1770, 1809), И.И.Лепехин (1802). Они регистрировали и описывали курганы, городища, медные рудники, писаницы. Однако все эти сведения носили эпизодический характер. Пам. приписывались "чуди безглазой" или легендарной Биармии.

Второй период начался в 1850-60-х многолетними археол. изысканиями ур. краеведов П.В.Алабина, Н.А.Абрамова, А.Н.Зырянова, Р.Г.Игнатьева, Д.П.Шорина и др. С созданием Казанского об-ва археологии и этнографии при Казанском ун-те (1878) и археол. отд. при Уральском обществе любителей естествознания (1878) иссл. приобрели целенаправленный характер. В них помимо профессионалов (Д.Н.Анучин, П.А.Пономарев, И.Н.Смирнов, С.И.Руденко, В.В.Гольмстен) были вовлечены предст. естественных наук (О.Е. Клер), учителя (А.А.Спицын, И.Я. Словцов), писатель Д.Н.Мамин-Сибиряк, горный инженер Ю.Ф.Гебауэр. Произв. раскопки таких узловых пам. как Ананьинский могильник, Гляденовское костище в Приуралье, савроматские курганы на Юж. У., обследуется Шигирский торфяник и Палкинские стоянки Ср. Зауралья (Палкинское правобережное поселение). На основе накопленного археол. материала выходят первые обобщающие работы по археологии Прикамья (А.А.Спицын, 1901), Оренб. края (М.И.Ростовцев, 1918), горного У. (М.В.Малахов), лесного Зауралья (И.Я.Словцов). В них авторы обосновывают региональные периодизации пам. Обнаружились разл. точки зрения по вопросам этнической интерпретации археол. источников. А.А.Спицын и М.В.Малахов убедительно доказали несостоятельность соотнесения всех ур. археол. источников с "чудью". С проблемой установления прародины финно-угорских народов была связана дискуссия о создателях ур. очага металлургии. М.В.Малахов и А.Н.Тальгрен обосновывали местный характер первых металлургов. П.Р.Аспелин полагал, что они были пришельцами из Зап. Сибири.

Третий период характеризуется систематическими и шир. иссл. отд. р-нов У. в конце 1920-х - нач. 1950-х; начинаются раскопки пам. шир. пл. Несомненным достижением археологов было открытие палеолитических пам. (М.В.Талицкий, С.Н.Бибиков, К.В.Сальников). В Приуралье в конце 1940-х О.Н.Бадером были иссл. первые мезолитические стоянки. Проводятся раскопки неолитических пам. (А.В.Прокошев, А.В. Шмидт), Турбинский могильник эпохи бронзы (Н.А.Прокошев), кара-абызские (кара-абызская культура) и ананьинские (ананьинская культура) пам. раннего жел. в. (А.В. Шмидт, А.В.Збруева), изучались городища и могильники I - нач. II тыс. н.э. (А.П.Смирнов, М.В.Талицкий).

В Зауралье весьма эффектными были находки деревянных скульптурных изобр. на Горбуновском торфянике ( Д.Н.Эдинг), произв. иссл. пам. эпохи неолита и бронзы (П.А.Дмитриев) и курганов раннего жел. в. (П.А. Дмитриев). На Юж. У. шир. изучаются пам. андроновской (Б.И.Граков, О.А. Кривцова-Гракова - андроновская КИО) и абашевской (К.В.Сальников) культур эпохи бронзы, продолжаются раскопки курганов раннего жел. в. (К.В.Сальников).

Обобщающие работы начала 1930-х носили характер соц.-схематической интерпретации археол. материала (А.А.Берс, Н.Н.Бортвин). С конца 1930-х новая источниковая база и применение формационного подхода позволили археологам перейти к реконструкциям древней истории больших регионов края: Приуралья (А.В.Збруева, 1952; А.П. Смирнов, 1952), Зауралья (Е.М. Берс, 1951; П.А.Дмитриев, 1951, В.Н.Чернецов, 1953), Юж. У. (А.П. Смирнов, 1957, К.В.Сальников, 1967). В работах была обоснована периодизация пам., реконструированы черты х-ва, особенности орг-ции и духовной жизни древнего нас. края.

Четвертый период начинается с конца 1950-х. В археол. изучении У. происходят существенные изменения. Наряду с иссл. сотрудников акад. подразделений Москвы и Ленинграда (В.Н.Чернецов, В.И.Мошинская, К.Ф.Смирнов, Л.Я.Крижевская, Е.Е.Кузьмина, М.Г.Мошкова, Г.Н.Матюшин, Т.М.Потемкина, В.Ф.Старков) в работу по изучению края включились науч. акад. и вузовские коллективы Перми, Свердл., Уфы, Ижевска, Сыктывкара, Челяб. При Перм. ун-те талантливый орг-тор и ученый О.Н.Бадер создал науч. школу, ученики к-рой В.А.Оборин, В.Ф.Генинг, Г.И.Матвеева впоследствии возглавили науч. коллективы археологов Перми, Свердл., Куйбышева. Активно включились в археол. иссл. муз. У.: Нижнетагильский, Свердл. краеведческий. С 1950-х в р-нах крупных новостроек У. работают отряды Камской, а с 1960-х - Ур. археол. экспедиций. С образованием ун-тов в Челяб., Ижевске возникли новые и весьма инициативные группы исследователей, возглавляемые учениками В.Ф.Генинга - Р.Д.Голдиной и Г.Б.Здановичем. Координирующим ц. ур. А. с 1947 являются Ур. археол. совещания, проводимые в различных городах региона. Начиная с 1961 проблемы изучения истории У. освещаются в периодически выходящих сб. науч. ст. - Вопросы археологии У.>.

Большой отр. иссл. приступил к сплошному археол. изучению края. Новый фактический материал, применение комплексных методов иссл. (естественнонаучных, статистических, трасологического и экспериментального) позволили, с одной стороны, поставить ряд важнейших проблем древней истории У., с другой, привели к различным точкам зрения на их разрешение. Дискуссии не были особенностью ур. А. Они отражали состояние проблемной ситуации, свойственной отечественной археол. науке. Ур. ученые внесли свой вклад в осмысление кризиса и выработку новых концепций археол. иссл. (В.Ф.Генинг, 1970, 1975; В.Д.Викторова, 1989).

Изменяется направление иссл. От шир. хронологических и региональных обобщений ученые переходят к проблемным иссл. и углубленному изучению материала по эпохам, периодам, отдельным археол. культурам и ист.-культурным общностям.

Самым значительным событием 1950-80-х в изучении палеолита было открытие верхнепалеолитических святилищ с росписями в Каповой (О.Н.Бадер, В.Е.Щелинский) и Игнатиевской (В.Т.Петрин) пещерах. Открытие имело общемир. значение, т.к. до 1950-х на нашей планете было изв. лишь два р-на с остатками палеолитических фресок - на Ю.-З. Европы и в Австралии. Работы В.И.Канивца и Б.И.Гуслицера на Сев. У. (стоянка Бызовая, Медвежья пещера), П.Ю.Павлова и А.Ф.Мельничука в Ср. Приуралье (местонахождения Слудка, Сосновское II, Ельники II, Ганичата I и II, Гарчи I), Г.Н.Матюшина (стоянка Мысовая) и В.Н.Широкова (стоянка Богдановка) на Ю. края значительно увеличили число открытых палеолитических пам. Время заселения У. удревняется до 200 тыс. лет. Появились возможности изучения древней истории края по периодам раннего, ср. и верхнего палеолита.

Палеолитоведы иссл. условия и пути проникновения чел. на У. О.Н. Бадер обосновал наличие культ. связей ур. палеолита с пам. Поволжья, Ср. Азии и Сибири. В.И.Канивец и Б.И.Гуслицер реконструировали климатические условия, пути и границы расселения человека на Крайнем С. П.Ю.Павлов установил связь стоянок типа Гарчи I с пам. басс. Дона. Др. линию развития каменных индустрий верхнего палеолита на У. автор связывает с материалами пам. типа стоянки Талицкого (Талицкого стоянка).

В 1950-60-е пам. эпохи мезолита были выявлены по всему У.: на Ю. края (Г.Н.Матюшин), в Сев. Приуралье (В.И.Канивец, Г.М.Буров, В.Е. Лузгин, А.В.Волокитин), в Ср. Зауралье (Ю.Б.Сериков). Продолжались иссл. пам. в Прикамье (О.Н.Бадер, А.Ф.Мельничук). Раскопки Висского I и Кокшаровско-Юрьинского торфяников (Ю.Б.Сериков) дали уникальные коллекции деревянных и костяных изделий: луков, стрел, копий, фрагменты лыж, саней, весел, лодок и пр. На их основе возможно воссоздать способы ведения охоты и рыболовства древнего нас. Учеными выделен ряд мезолитических культур, отличающихся характером кремневой индустрии и имеющих неодинаковый генезис. Успехи в изучении палеолита У. привели большинство иссл. к выводу о его важной роли в сложении местных мезолитических культур: камской, среднезауральской (Ю.Б.Сериков), романовско-ильмурзинской Юж. Приуралья (Г.Н.Матюшин). Мезолит висского типа по мнению Г.М.Бурова генетически связан с Прибалтикой и Прионежьем. Г.Н.Матюшин видит истоки янгельской культуры Юж. Зауралья в культурах Вост. и Юж. Прикаспия.

В 1950-60-е в изучении пам. эпохи неолита наиб. распространение получила точка зрения о том, что ур. нас. этого периода составляло крупные ист.-культ. общности: камскую в Приуралье (О.Н.Бадер), юж.-ур. (Л.Я.Крижевская), а заур. составляла единое целое с зап.-сибирским нас. (А.П.Окладников, К.В.Сальников, В.Н.Чернецов). В 1970-80-е на основе анализа эталонных пам.: Хуторской стоянки (В.П.Денисов, А.Ф.Мельничук) в Приуралье, Евстюнихи I (А.И.Россадович),Ташково I (В.Т.Ковалева), Дуванского V (В.И.Стефанов), Исетского Правобережного I (В.Ф.Кернер) в Зауралье были пересмотрены периодизация и локализация неолитических культур края. В Приуралье выделена волго-камская культ. общность с двучленной периодизацией (О.Н.Бадер). В составе этой общности выявлены локальные варианты: среднекамский, нижнекамский, верхнекамский, волго-вятский (А.Х.Халиков). Историю заур. неолитического нас. В.Т.Ковалева представила в виде развития двух линий культур: автохтонной (козловская и полуденская) и мигрирующей с Ю. (кошкинская и боборыкинская культуры). Появилась источниковая и теоретическая база для анализа духовного мира неолитического нас. края (В.Т.Ковалева). В тесном контакте с палинологами и геологами изучаются формы хозяйствования неолитического нас. Зауралья (В.Ф.Кернер, Н.А.Алексашенко).

Заметными особенностями археол. иссл. по эпохе энеолита на У. в 1960 - нач. 90-х было расширение р-нов иссл., особенно в лесной и северотаежной зонах и выделение здесь новых археол. культур. В Поволжско-Приуральском регионе была выделена волосовско-гаринская КИО (А.Х.Халиков), вост. ч. к-рой явились АК лесного и лесо-степного Приуралья: гаринская, борская (О.Н.Бадер, А.Ф.Мельничук), новоильинская, юртиковская (Л.А.Наговицын), чойновтинская (В.С.Стоколос). В Ур.-Казахстанском регионе наметилось выделение КИО культур гребенчатого геометризма (А.Ф.Шорин), в состав к-рой входят пам. аятской (В.Ф.Старков), липчинской (В.Н.Чернецов), чужьяельской (В.С.Стоколос), суртандинской (Г.Н. Матюшин), ботайской (В.Ф.Зайберт) АК. За этими культ. образованиями иссл. усматривают ранние этапы этногенеза финно-угорских народов в период их активных контактов с индоевропейским миром. На основе иссл. энеолитических пам. появилась возможность поставить проблему становления производящего х-ва - скотоводства в Юж. Приуралье (Н.Я.Мерперт, Г.Н. Матюшин) и коневодства в Ур.-Ишимском междуречье (В.Ф.Зайберт).

Огромным успехом А. бронзового века было выделение комплекса пам. типа Синташта, Аркаим, Устье и пам. петровской культуры, в развитии к-рых ученые усматривают ранние этапы этногенеза народов индоиранской яз. группы на стадии их становления и нач. передвижения на новую родину (Передняя Азия, Индостан). Соц.-экономическая структура этих об-в была близка предгосударственной стадии развития (В.Ф. Генинг, Г.Б.Зданович, Е.Е.Кузьмина). Продолжались иссл. лесостепных приуральских пам. абашевской культуры. Было установлено, что в составе Волго-Урало-Донской КИО ур. пам. представляют самостоятельную АК (В.С.Горбунов, А.Д.Пряхин, А.Х. Халиков). В 1980-х В.Т.Ковалевой в результате иссл. пам. раннего бронз. в. в лесостепи была выделена ташковская культура.

Процесс становления и развития металлургии на У. получил технологическое обоснование в монографиях Е.Н.Черных. На основе трансконтинентального распространения предметов своеобразной формы и орнаментации, а также новой технологии, Ур. горно-мет. общность была очерчена как один из двух важнейших источников металлургии сейминско-турбинского феномена.

В андроновской проблематике степной бронзы Евразии наметилась тенденция оценки этого ист. образования как сложной системы, охватывающей обширные регионы Евразии от Волги до Енисея, где внутр. процессы протекали не однолинейно, а многопланово. Разработка андроновской проблематики приводит к выделению в зоне юж. тайги У. и Зап. Сибири андроноидных культур: коптяковской, черкаскульской (К.В.Сальников), сузгунской (В.И.Мошинская), еловской (В.И.Матющенко), пахомовской (О.Н. Корочкова). Из рамок андроновских древностей в зоне Ур.-Казахстанских степей были выделены пам. позднебронз. саргаринской культуры (С.Я.Зданович, Т.М.Потемкина). В лесной зоне Зауралья к этому же периоду относятся пам. межовской (К.В.Сальников, А.Ф.Шорин, М.Ф. Обыденнов), бархатовской (О.Н.Корочкова) культур.

В 1960-80-е значительно пополнилась источниковая база, характеризующая ранний железный век края. При изучении пам. первого периода (VII-III вв. до н.э.) расширены границы ананьинской культуры Прикамья (А.Х.Халиков); обоснован генезис и развитие гамаюнской АК Зауралья (В.А.Борзунов); выделены и изучены 7 гнезд иткульской металлоносной культуры, нас. к-рой снабжало металлом Приуралье и оружием савроматских кочевников (Г.В.Бельтикова). Иссл. А.Х.Пшеничнюка, Т.М.Потемкиной, А.Д.Таирова позволили обосновать более высокий уровень соц. орг-ции кочевников Юж. У. и обогатили представление о савроматском зверином стиле.

Второй этап раннего жел. в. (II в. до н.э. - II-V вв. н.э.) представлен В.Ф.Генингом для Приуралья как развитие гляденовской, осинской, чегандинской,кара-абызской, гафурийско-убаларской АК в составе пьяноборской общности. По мнению Р.Д.Голдиной, ананьинская финно-пермская общность в этот период преобразовалась в две провинции: юж. пьяноборскую (кара-абызская, чегандинская, худяковская АК) и сев. - гляденовскую с двумя локальными вариантами. Хронологические рамки бытования этих общностей расширены до V в. н.э.

Иссл. пам. лесного и лесостепного Зауралья выявили в лесной полосе автохтонную линию развития с кашинским типом памятников(В.Д. Викторова) и миграционные процессы групп нас. с синдейским типом памятников на юг. С IV в. до н.э. началось продвижение западносибирских саргатских племен в ур. лесостепь (Л.Н.Корякова).

Осн. проблемы, разрабатываемые в 1960-90-х археологами по материалам позднего жел. в., - место У. в Великом переселении народов и сложение этнических образований, существующих и в наше время.

Великое переселение народов - кочевников Ц. Монголии по ур. степям в Причерноморье и далее на Ю. Зап. Европы приходится на III-V вв. н.э. На У. процесс макро- и микромиграций растянулся до VI в., а в нек-рых р-нах до VIII-IX вв. Степи У. послужили коридором, по которому вслед за гуннами проследовали волны кочевников, различных по этно-яз. составу: угры, венгры, самодийцы, тюрки. Присоединившиеся к общему потоку группы полукочевых и даже оседлых народов, по мере продвижения потоков на З., поворачивали в ур. лесостепь и оседали там. В результате складываются кушнаренковская, турбаслинская, кара-якуповская АК (В.Ф.Генинг, В.А.Иванов).

В условиях разложения первобытно-общинных отношений, притока инородного нас. и передвижения местного происходило становление новых этнических образований. Пришлое, возможно, угорское, нас. продвинулось в VI-VII вв. в лесное Приуралье и было ассимилировано аборигенами. На местном финно-перм. (ананьинско-гляденовском) субстрате в верховьях Камы последовательно складываются ломоватовская (Р.Д.Голдина, 1985) и родановская (В.А.Оборин, 1989) культуры протокоми-пермяков. В формировании ванвиздинской, а затем вымской культур Перми Вычегодской наряду с местным финно-перм. приняло участие прибалтийско-финское нас. (Э.А.Савельева, 1991). Осн. этногенеза протоудмуртов также была финно-перм.: ананьинская - гляденовская - поломская -чепецкая АК для сев. р-на (М.И.Иванова); ананьинская - пьяноборская - верхнеутчанская - чумойтлинская АК - для юж. р-на (Р.Д.Голдина). Протомансийский этнос складывался на тер. лесной и горно-лесной полосы Зауралья. В потоке Великого переселения народов из лесостепи в этот р-н прошла волна угорских коневодов, составившая ведущий компонент сначала трех - молчановской, петрогромской и тынской АК, а в X-XIII вв. - единой юдинской культуры (В.Д.Викторова).

Археол. иссл. ранних рус. пос., анализ этнографических и письменных источников позволили В.А.Оборину представить историю аборигенов края накануне и в процессе присоединения ур. земель к Российскому гос-ву. Лит.: Бадер О.Н. Основные этапы этнокультурной истории и палеогеографии Урала // МИА, 1960. № 69; Буров Г.М. Крайний северо-восток Европы в эпоху мезолита, неолита и раннего металла. Новосибирск, 1986; Генинг В.Ф. Этническая история Западного Приуралья на рубеже нашей эры. (пьяноборская эпоха III в. до н.э. - II в. н.э.). М"., 1988; Генинг В.Ф., Зданович Г.Б., Генинг В.В. Синташта. Челябинск, 1991; Голдина Р.Д. Ломоватовская культура в Верхнем Прикамье. Иркутск, 1985; Збруева А.В. История населения Прикамья в ананьинскую эпоху // МИА, 1952. № 30; Канивец В.Я. Палеолит Крайнего северо-востока Европы: бассейн Печоры. М., 1976; Корякова Л.Н. Ранний железный век Зауралья и Западной Сибири. Свердловск, 1988; Оборин В.А. Заселение и освоение Урала в конце XI - начале XVII века. Иркутск, 1992; Петрин В.Т. Палеолитическое святилище в Игнатиевской пещере на Южном Урале. Новосибирск, 1992; Савельева Э.А. Пермь Вычегодская. К вопросу о происхождении народа коми. М., 1991; Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время: Археология СССР. М., 1989; Чернецов В.Н. Наскальные изображения Урала // САИ. Вып. 4-12. 1964,1971; Черных Е.Н. Древнейшая металлургия Урала и Поволжья // МИА, 1970. № 172; Эпоха бронзы лесной полосы СССР: Археология СССР. М., 1987.

Автор: Викторова В.Д., Волокитин А.В., Косинская Л.Л., Широков В.Н., Шорин А.Ф.

Обращение

Дамы и господа! Электронные книги представленные в библиотеке, предназначены только для ознакомления.Качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Меню

Меню

Меню

Книги о ремонте

Полезные советы